Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ (1863-1945 гг.)

15-7-2012 19:55| Разместил: admin| Просмотров: 8050| Комментарии: 0

 2. Политическая борьба в 1919-1945 гг.

В период между мировыми войнами политическое положение в Камбодже оставалось довольно стабильным и внешне страна производила впечатление вполне смирившейся со статусом французского протектората. Милтон Осборн называл это время «эпохой колониального покоя». В отличие от соседнего Вьетнама, где борьба за независимость способствовала появлению многочисленных легальных и полулегальных политических групп и организаций националистического и коммунистического толка, где происходили масштабные анти- французские акции типа Йенбайского восстания 1930 г., в Камбодже ничего подобного не наблюдалось. Однако сказать, что там в это время ничего не менялось, нельзя. Перемены в общественном сознании камбоджийцев, особенно образованных, наступали медленно, но неотвратимо: постепенно нарастали националистические тенденции и связанные с ними требования независимости.

Росту национализма камбоджийцев способствовали сами французы: исторические изыскания французских ученых в провинции Сиемреап подарили кхмерам великую историю, возможность гордиться блестящими достижениями своих предков Ангкорского периода. Французы не учли, что в сознании камбоджийцев сравнение их настоящего с великой империей Камбуджадеша, чьи границы простирались от перешейка Кра на Малаккском полуострове и до пределов современного северного Лаоса, — далеко не в пользу Франции. Слишком велик был контраст с тем прошлым и современным, что осталось от былого могущества Камбоджи к XIX-XX векам. Статус французского протектората, бессильные короли, неспособные принять ни одного решения без согласия иноземного верховного резидента, положение граждан «второго сорта» в собственной стране стали для кхмеров внешними признаками упадка и кризиса. Это противоречие между великим прошлым и униженным настоящим спровоцировало в 30-40-е годы XX века всплеск новой самоидентификации среди образованных кхмеров. Суверенитет, достижение полной независимости как залог возрождения страны и возвращения к былому величию — с этого периода все эти лозунги стали неотъемлемой частью любого камбоджийского политического движения от промонархического и до радикально коммунистического. Считалось, что раз люди, создавшие Ангкор, были кхмерами, то их потомки не могут не обладать такими же талантами. Французы вернули кхмерам их потерянную историю, и эта история превратилась в фактор реальной политики. Начиная с 1940-х годов изображение башен храмового комплекса Ангкор-Ват стало появляться почти на всех камбоджийских флагах, а история империи Камбуджадеша легла в основу системы национального образования и превратилась в ключевой элемент национальной мифологии.

С этого времени все будущие правители Камбоджи от короля Сианука и до коммуниста Хун Сена станут апеллировать к великой эпохе Ангкора как важнейшему элементу национального единства и величия. Нельзя исключать и того, что действия «красных кхмеров », взявшихся переустраивать устои страны, также могли быть отчасти вызваны идеей величия Ангкора, попыткой доказать, что кхмеры способны на такие же сверхусилия, как это было в Средние века — в период их доминирования в Юго-Восточной Азии. По крайней мере, известны сказанные в 1977 г. слова лидера этого движения Пол Пота: «Если наш народ был способен построить Ангкор-Ват, то мы сможем сделать все, что угодно».

Все эти перемены в самосознании кхмеров происходили постепенно и подспудно и долгое время слабо отражались в политической жизни Камбоджи, где почти не происходило заметных событий. В сельской местности, где сосредоточилась основная часть населения страны, людей больше занимали заботы о семье и пропитании, чем колониальная несправедливость. К тому же аграрная реформа и отмена рабства заметно улучшили ситуацию в деревне, обитатели которой хоть и оказались в долговой зависимости от китайских ростовщиков, все равно стали намного более свободными, чем раньше, поскольку избавились от массы феодальных повинностей. Это стало одной из причин того, что среди кхмерских крестьян не отмечалось особых волнений, несмотря на то, что французские налоги на душу населения в Камбодже оставались самыми высокими в Индокитае. В борьбе против этих налогов иногда случались серьезные эксцессы, вроде убийства 15 ноября 1925 г. французского губернатора провинции Кампонгчхнанг и «его прислужников», которые, как сказано было в одном из документов кхмерских коммунистов, «не давали нашему народу покоя». Но это нападение не вызвало больших волнений и осталось единичным актом протеста.

Если рассматривать ситуацию в целом, то, хотя в некоторых районах недоедание и неполная занятость стали в это время весьма ощутимы, простые камбоджийцы открыто не жаловались и не брались за оружие. Причина этого во многом заключалась в том, что у них всегда  была возможность либо уйти в город на поиски работы, либо отправиться в рамках программы переселения в другие провинции, где было много свободной земли, и получить там надел. Кроме того, в массе своей крестьяне были настроены крайне консервативно и монархически. Они воспринимали королевскую власть как некую данность, такую же, как смена времен года, точно так же воспринимали и установившуюся в деревне систему экономических отношений. Они скорее приспосабливались к ней, чем стремились ее сломать. Кое-кто из французских наблюдателей ошибочно принимал спокойствие камбоджийцев за преданность существующему режиму, а их учтивость — за проявление уважения. Другие французы были более осторожны и указывали на скрытую в психологии камбоджийцев склонность к насилию, ссылаясь на некоторые факты из сельской жизни. Действительно, в деревушках в это время получил широкое распространение бандитизм, а ограбления зачастую сопровождались изнасилованиями, поджогами и убийствами. Однако в целом Камбоджа оставалась одной из наиболее спокойных французских колоний.

В то же время нельзя сказать, что в стране вообще не существовало организованной оппозиции режиму французского протектората. Она существовала, но долгое время была слаба и малочисленна. В ее составе можно было выделить две основные группы: первые — адепты коммунистической идеологии, члены нелегальной кхмерской секции Компартии Индокитая, созданной при поддержке Коминтерна в 1930 г., вторые — националистически настроенные представители кхмерской интеллигенции, группировавшиеся вокруг высшей школы Пали и Буддийского института в Пномпене. Про Буддийский институт следует сказать особо, так как именно его учащиеся составили ядро первого организованного националистического движения. Основан был этот институт в 1930 г. при самом активном содействии французской администрации. Новое заведение должно было служить местом проверки и хранения камбоджийских религиозных и литературных текстов, а также центром встреч буддийской интеллигенции. Институт, кроме того, координировал высшие ступени монастырского образования. В издаваемом им журнале «Камбуджа Сурья» («Солнце Камбоджи») публиковались стихи, романы, поговорки, хроники, народные сказки и религиозные тексты. Вполне вероятно, что посредством этого учебного заведения французы рассчитывали контролировать и влиять на настроения кхмерского буддийского духовенства. Они полагали, что новый Институт станет центром его подготовки и обучения и сотням монахов уже не придется отправляться в независимый Таиланд за получением буддийского образования, где, как подозревали власти протектората, молодых людей настраивали против французской администрации, убеждали в необходимости борьбы за национальную независимость.

На практике получилось так, что расчеты французских властей не оправдались. Несмотря на открытие Института, кхмерские монахи продолжали поддерживать самые тесные связи с таиландскими буддистами — сторонниками независимости единоверных стран Юго- Восточной Азии. Более того, очень быстро Буддийский институт превратился в центр консолидации образованных и националистически настроенных людей, которые получили вполне легальную площадку для выражения своего мнения и возможность организации совместных обсуждений и дискуссий. Более того, монашеский статус позволял им свободно передвигаться по стране и вести под флагом буддийской проповеди антифранцузскую пропаганду. Буддийские монахи, особенно такие как Ачар Хем Чиеу (преподаватель пали), Ачар Панг Кат (преподаватель санскрита), Ачар Ук Чеа и многие другие, вели пропаганду среди кхмерских солдат, состоявших на французской службе, призывая их «любить свою страну и готовиться к борьбе». После каждой своей поездки по стране и многочисленных встреч с самыми разными людьми, монахи докладывали руководству Буддийского института о том, как простые крестьяне и особенно кхмерские солдаты и полицейские реагировали на их призывы, особенно отмечая тех, кто выражал непосредственную поддержку их действиям. Сон Нгок Тхань — будущий главный лидер кхмерских националистов, который тогда служил в Буддийском институте, отправлял к этим солдатам и полицейским своих наиболее доверенных людей, с тем чтобы включить их в антифранцузскую борьбу и ознакомить более подробно с планом предстоящих действий.

Из всего этого следует, что монахи Буддийского института под прикрытием буддийских проповедей вели не только пропаганду борьбы за независимость, но многие из них были еще и непосредственными участниками этой борьбы, занимаясь разведкой. Они собирали сведения о числе солдат и об оружии, хранившемся во французских военных казармах в Пномпене, о наиболее уязвимых для неожиданного удара местах в городе. Естественно, что именно они и люди, с ними связанные, сформировали ядро националистического движения, 31 и в июле 1942 г. вышли на первую антифранцузскую манифестацию в Пномпене.

Что касается коммунистической оппозиции, то ее истоки самым тесным образом были связаны с распространением коммунистических идей во Вьетнаме и деятельностью партии вьетнамских коммунистов. Как следует из источников, в 20-е годы никаких сторонников марксизма в Камбодже не было, хотя в соседнем Вьетнаме они уже играли заметную роль в антиколониальном движении. В октябре 1930 г. пленум ЦК Компартии Вьетнама принял решение о переименовании партии в Коммунистическую партию Индокитая (КПИК) и о созыве партийного съезда. Это означало, что вьетнамские коммунисты приняли принципиальное решение о расширении своих действий в Индокитае и о переносе активности партии не только на собственно вьетнамские районы, но и на территорию соседних Камбоджи и Лаоса.

На съезде были приняты Политические тезисы о расширении борьбы в Индокитае и распространении этой борьбы на Камбоджу и Лаос. В письме ЦК КПИК от 9 декабря 1930 г. говорилось: «В политическом отношении все три страны испытывают один и тот же гнет — гнет французского империализма и находятся под управлением империалистического правительства, единого для всего Индокитая. Революционное движение в одной стране без участия в нем двух других стран не может привести к свержению власти французских империалистов».

В связи с такими переменами в деятельности Компартии Вьетнама была изменена и структура коммунистического движения в Индокитае. Новая партия в отличие от старой КПВ состояла из трех секций — собственно вьетнамской, камбоджийской и лаосской, которые формально имели равные права на определение линии всей партии. На деле же и в это время и практически на всем протяжении истории КПИК 1930— 1950 гг. все властные рычаги в партии находились в руках вьетнамских коммунистов. В специальном письме, направленном в 1934 г. руководством КПИК «товарищам в Камбодже», указывалось без обиняков, что «вопрос об отдельной камбоджийской революции не может стоять на повестке дня, так как власть французов распространяется на весь Индокитай. Существует только одна индокитайская революция. В связи с тем что весь Индокитай находится под властью одного империалистического правительства, все революционные силы должны быть объединены в рамках одной партии — Компартии Индокитая ... у Камбоджи нет права иметь отдельную Компартию».

Нельзя не отметить, что это письмо есть первое свидетельство того, что в Камбодже появились коммунистические кадры, которые, вероятно, рассчитывали образовать собственную, отдельную от Вьетнама партийную организацию. Подтверждает это и официальная история кхмерских коммунистов. В ней указывается, что в начале 1930 г. в пномпеньском колледже Сисовата была создана первая коммунистическая группа, еще одна ячейка появилась среди вьетнамских плантационных рабочих на каучуковых плантациях в провинции Кампонгчам, а в конце 1931 г. в основных центрах сосредоточения вьетнамских рабочих и поселенцев в Камбодже — Пномпене, Кандале, Кампонгчаме, Кратие появились новые коммунистические ячейки. Ничего конкретного о борьбе этих первых коммунистических групп не известно. Скорее всего, почти все они, за исключением той, что появилась в лицее Сисовата, состояли из этнических вьетнамцев и ориентировались на борьбу за их специфические в условиях Камбоджи интересы. Деятельность коммунистов ограничилась в основном распространением листовок с призывом к борьбе против колониального гнета, за улучшение положения трудящихся. Характерно, что распространялись они в основном среди китайско-вьетнамского населения в приграничных с Южным Вьетнамом районах Камбоджи. Кхмерские крестьяне к призывам борьбы за социальное и национальное освобождение оставались глухи. Не имея серьезной социальной базы для разжигания классовой борьбы, коммунисты в Камбодже прилагали в это время усилия к созданию подпольных ячеек и расширению численности членов партии. В 1934 г. в стране был образован так называемый комитет уполномоченных КПИК, руководивший 7-8 ячейками с 30 членами партии и несколькими сотнями сочувствующих. Во главе этого комитета, по поручению КПИК, был поставлен Тхач Чхоен, как написано в официальной истории — рыбак с озера Тонлесап, тесно связанный с вьетнамскими коммунистами и вступивший в КПИК в 1932 г.

В отличие от Вьетнама, где активность коммунистов была в целом довольно заметна, в Лаосе и Камбодже коммунистам каких- либо серьезных социальных конфликтов организовать не удалось, хотя так же, как и во Вьетнаме, они стремились сочетать нелегальную и легальную работу. Легальная работа должна была проводиться как часть широкой кампании формирования Демократического фронта Индокитая и борьбы за проведение в Пномпене Индокитайского конгресса. На нем планировалось публично заявить о существовании партии и выступить с требованием широких демократических реформ.

В начале 1937 г в целях оказания поддержки движению за созыв Индокитайского конгресса был создан Комитет действия. Впервые в истории французского протектората в Камбодже — в Пномпене и других городах под прикрытием этого комитета стали распространяться легальные издания КПИК. Однако особого подъема среди кхмеров движение за создание Демократического фронта Индокитая не вызвало и охватило оно по большей части лишь вьетнамцев, работавших и живших в стране. В то же время легальная деятельность позволила коммунистам в Камбодже соорганизоваться и несколько расширить социальную базу своей борьбы, ибо появились первые связи коммунистов с кхмерскими буддийскими монахами, настроенными антифранцузски, а также с представителями кхмерской интеллигенции.

В марте 1937 г. состоялся расширенный пленум ЦК КПИК, который рассмотрел итоги революционного движения в Индокитае и принял решение все силы партии направить на создание Демократического фронта Индокитая. КПИК обратилась ко всем партиям и организациям Индокитая, ко всем демократическим и прогрессивным слоям общества с призывом войти в единый фронт под объединяющими всех демократическими лозунгами52. Естественно, что главной площадкой для деятельности этого фронта должен был стать Вьетнам, где коммунисты рассчитывали возглавить широкое народное движение. Камбоджа находилась на периферии этой борьбы, которая здесь также охватывала главным образом местных вьетнамцев. Свидетельством такого положения стал приезд в Пномпень делегации Народного фронта Франции во главе с Ж. Годаром. В городе ее встретила организованная коммунистами мирная демонстрация нескольких десятков вьетнамцев, среди которых было лишь несколько кхмеров. Манифестанты выдвигали те же самые требования, что и их собратья во Вьетнаме, призывали к расширению демократических свобод и выступали за создание Демократического фронта Индокитая. В подтверждение своего растущего влияния коммунисты в это же время организовали на каучуковых плантациях Кампонгчама забастовку. Ее участники — около 300 вьетнамских рабочих требовали повышения заработной платы, сокращения продолжительности рабочего дня и права на создание профсоюза.

Деятельность КПИК в период борьбы за создание Демократического фронта в Индокитае развивалась в тесной связи с политикой Народного фронта во Франции. На короткое время коммунисты получили возможность вести политическую борьбу вполне легальными средствами, однако падение правительства Народного фронта в Париже резко изменило ситуацию в Индокитае. Французские власти немедленно ужесточили свое отношение к местным организациям коммунистов и националистов. Их лидеры подверглись аресту, а члены этих организаций либо ушли в подполье, либо оказались в руках французской полиции. В дальнейшем репрессии против них продолжались, и в 1938 г. партийные организации в Камбодже были разгромлены, базы партии уничтожены.

Это событие не вызвало особого резонанса в стране, ибо и легальная и подпольная активность коммунистов в целом оказывала крайне незначительное влияние на политическую жизнь. КПИК рассматривалась большей частью кхмерского населения как партия вьетнамцев и для вьетнамцев. Вьетнамские рабочие, особенно на каучуковых плантациях, были чувствительны к ее пропаганде, подавляющее большинство кхмеров оказались глухи к коммунистическим лозунгам и почти ничего не знали о деятельности коммунистов. Только некоторые представители интеллигенции, увлекшиеся коммунистическими идеями, проявили интерес к партийной борьбе. Они сумели избежать репрессий и проявили себя в марте 1945 г., когда сразу после переворота, устроенного японскими военными, ворвались в королевский дворец и потребовали немедленной отставки Сианука и формирования независимого правительства. Из семи человек, которые совершили эту акцию, пятеро, по информации Бена Кьернана, оказались тесно связанными с вьетнамскими коммунистами, под началом которых они вели борьбу и впоследствии. Прорыв прокоммунистических интеллигентов во дворец не был заранее подготовленной акцией, это была стихийная реакция на события, происходившие в стране. Единичность такого протеста только подчеркивала слабость коммунистов в Камбодже. Накануне и даже в конце мировой войны мало что указывало на то, что Компартии предстоит сыграть столь важную роль в последующей кхмерской истории.

Политический вес националистической оппозиции был более заметным, чем коммунистической. Ее влияние ощущалось в среде буддийского духовенства, учащейся молодежи, образованных городских слоев, среди представителей властной верхушки, придерживавшихся националистических убеждений. Организационно националисты оформились в 1935 г., когда в Пномпене сложилась группа молодых националистически настроенных интеллигентов, тесно связанных с уже упоминавшимся Буддийским институтом, а также с другим центром религиозного образования — Высшей школой пали. В престижном колледже Сисовата среди преподавателей и студентов также было много их сторонников. Лидерами националистов стали преподаватель Высшей школы пали Сон Нгок Тхань и преподаватель Буддийского института Буор Хорнг, тесно связанные с так называемой старшей ветвью королевского дома Камбоджи, которую в 1904 году, когда по указанию французов королем был избран Сисоват, фактически отстранили от первенствующего положения в кхмерской властной иерархии.

Вначале сторонники Сон Нгок Тханя и Буор Хорнга выступили с радикальной идеей отмены монархии, обвинили короля и его приближенных в тесном сотрудничестве с властями протектората, а также потребовали немедленного расширения прав национальной администрации и даже политической автономии Камбоджи в рамках французского Индокитая. В 1936 г. по предложению Сон Нгок Тханя эта группа приступила к изданию общедоступной газеты на кхмерском языке «Нагараватта» («Анкорват»). Это была первая газета на родном для населения языке, и уже потому она привлекла к себе особое общественное внимание. Ее тираж превышал пять тысяч экземпляров, но еженедельная читательская аудитория, вероятнее всего, была гораздо больше, особенно среди буддийских монахов, передававших газету из рук в руки.

Несмотря на то что в этой газете Сон Нгок Тхань и примкнувший к нему молодой преподаватель Сим Вар, ставший в будущем одним из наиболее уважаемых и влиятельных камбоджийских политиков, выступили с умеренной критикой деятельности французских властей и не выдвигали радикальных призывов и требований к администрации протектората, они так и не сумели добиться королевского покровительства своей деятельности. Все их доводы о том, что издание «Нагараватты» будет служить исключительно просвещению народа, встретили резкие возражения старшего сына короля Монивонга принца Сисовата Монирета. Тот сказал им, что, на его взгляд, «образование лишь пустая трата времени, поскольку более образованными кхмерами будет трудно управлять». Он, по всей видимости, был прекрасно осведомлен об отрицательном отношении авторов «Нагараватты» к идее монархии вообще и к правам династии Сисоватов на камбоджийский трон в частности. Сон Нгок Тханя и Сим Вара поддержал тогда принц Нородом Суримарит, который согласился стать патроном их газеты.  

Получив поддержку влиятельного принца, издатели «Нагараватты» от умеренной критики французских властей постепенно перешли на более радикальные позиции. Они стали все активнее пропагандировать кхмерские и так называемые азиатские ценности в противовес «бездуховной европейской культуре», а позже предоставили свои страницы безудержному восхвалению Японии, которую стали рассматривать как единственную силу, способную принести Камбодже независимость. Из авторского и редакторского коллективов «Нагараватты» позже выросла Демократическая партия Камбоджи, бывшая ведущей политической организацией в стране во второй половине 40-х — начале 50-х годов.

Французы, внимательно следившие за требованиями националистов, постарались смягчить их непримиримость. Они содействовали тому, что королем после смерти Сисовата Монивонга стал не его старший сын принц Монирет, а шестнадцатилетний Нородом Сианук, представлявший одновременно старшую и младшую ветви кхмерского королевского дома. Его отец принц Нородом Суримарит находился с националистами в самых дружеских отношениях. Назначая Нородома Сианука на пост кхмерского короля, адмирал Деку — губернатор Французского Индокитая, полагал, что этим шагом сможет успокоить националистов из «Нагараватты», выступавших против власти младшей ветви королевского дома — королей Сисосвата (1904-1928) и Сисовата Монивонга (1928-1941), которые в отличие от представителей старшей ветви всегда пользовались наибольшим покровительством французов.

Избрание королем Нородома Сианука как компромиссного кандидата не остановило, однако, радикализации кхмерских националистов, тем более что поражение Франции в Европе в 1940 г. существенным образом повлияло на расстановку сил в ЮВА. Рассчитывая изменить в свою пользу границы с Камбоджей и Лаосом, Таиланд 30 ноября 1940 г. начал военные действия против французского Индокитайского Союза. Однако успеха они не имели. Тайский флот 17 января 1941 г. был разгромлен Францией в Сиамском заливе, на суше наступление тайских войск было также приостановлено. Используя, однако, поддержку Японии, Таиланду все же удалось 9 мая 1941 г. подписать с правительством Виши мирный договор, по которому часть камбоджийской территории, расположенной к северу от 15-й параллели, а именно территории провинций Сисопхон, Сиемреап, Кампонгтхом и Стынгтраенг отходили к Таиланду.  

С точки зрения кхмерских националистов в войне с Таиландом слабость Франции проявилась в полной мере. Несмотря на убедительные военные победы, французская администрация в лице режима Виши под давлением японцев оказалось неспособной отстоять территориальную целостность кхмерских земель. Националисты полагали, что, отдав кхмерские территории Таиланду, французы тем самым лишились легитимности своей власти в Камбодже. Их надежды на освобождение страны от власти Франции основывались еще и на том, что в это время в противовес администрации протектората в Индокитае все более усиливалось влияние Японии. Под давлением Токио 29 июля 1941 г. французский адмирал Дарлан подписал соглашение, по которому Япония получала право на размещение своих войск на территории Индокитая, а также на строительство дополнительных авиационных и морских баз. Через пять месяцев, 8 декабря 1941 г., адмирал Деку подписал с представителями японского командования новое еще более масштабное соглашение о совместной обороне стран Индокитайского полуострова.

Появление японских офицеров в Пномпене обнадежило националистов, и Сон Нгок Тхань немедленно вступил в контакты с японским штабом в Индокитае, рассчитывая, что выступление его сторонников в Камбодже, которое он готовил, получит японскую поддержку. Однако эти надежды не оправдались: в 1941-1942 гг. японцы продолжали рассчитывать на лояльность французской администрации Индокитая и не хотели нарушать достигнутые договоренности о невмешательстве в дела французских владений. Поэтому они ничего не предприняли даже тогда, когда французская полиция раскрыла заговор националистов и арестовала одного из его организаторов, известного буддийского проповедника — Хем Чиеу. Этот монах был известен как наиболее непримиримый и радикальный националист, он активно вел антифранцузскую пропаганду среди кхмеров, мобилизованных французами в территориальные войска. Один из кхмерских солдат выдал его, и он был арестован. Хем Чиеу был помещен в тюрьму 17 июля 1942 г. «за подстрекательство к мятежу», и это событие вынудило лидеров националистов выступить немедленно, нарушив все свои планы. 20 июля в Пномпене прошла демонстрация почти 2 тысяч буддийских монахов и нескольких тысяч их «светских» учеников. Окружив резиденцию французского верховного резидента, манифестанты потребовали немедленного освобождения Хем Чиеу. По всей видимости, организаторы демонстрации, связанные с японцами, ожидали, что те все-таки поддержат их выступление. Этого, однако, не произошло, и в результате французская полиция без каких-либо помех со стороны японского гарнизона разогнала собравшихся людей и взяла под стражу их лидеров. Арестованный ранее Хем Чиеу был приговорен к смерти, которую позже ему заменили пожизненной каторгой. В 1943 году он умер в тюрьме на острове Пуло-Кондор.

Другой активный лидер националистов — Сон Нгок Тхань сумел избежать полицейского ареста и укрылся в японском штабе. Японские покровители так и не передали его французской полиции, а тайно вывезли из Пномпеня и отправили в Японию, где позже зачислили в так называемую школу Великой Восточной Азии, которая была создана властями Токио для подготовки прояпонских политических лидеров для стран Восточной и Юго-Восточной Азии.

События июля 1942 г. подтолкнули администрацию протектората пойти на незначительные уступки кхмерским националистам: было, в частности, принято постановление впредь вместе с французским флагом выставлять и кхмерское королевское знамя. В то же время французы резко ужесточили административную вертикаль власти: по инструкции из Виши, все выборные органы Камбоджи подлежали роспуску. Палата представителей народа Камбоджи (учрежденная 10 июля 1940 г. вместо прежней местной консультативной ассамблеи) так и не приступила к работе.

Ситуация в стране изменилась в пользу националистов 9 марта 1945 г., когда японцы совершили в Индокитае государственный переворот и одним ударом уничтожили власть французской администрации не только в Камбодже, но и во Вьетнаме и Лаосе. Японские войска интернировали французские подразделения, отстранили от власти французских резидентов, сокрушили практически весь политический механизм, существовавший в Индокитае. Власть в стране перешла к японскому военному командованию, которое приказало немедленно выпустить из французских тюрем всех политических заключенных. Решительные действия Японии в Индокитае в самом конце мировой войны объяснялись тем, что во Франции режим Виши пал, а новая власть во главе с генералом де Голлем была целиком на стороне англо- американских союзников, воевавших против Японии. В Токио подозревали, что французские силы в Индокитае в преддверии высадки там союзных войск могут ударить «в спину» японским войскам. Кроме того, в поисках соратников в сопротивлении англо-американским силам, Япония наконец-то решила, что в Индокитае есть смысл 39 опереться на националистов. Наверстывая упущенное время, японцы действовали энергично, стремясь как можно быстрее сформировать в Камбодже национальную администрацию под своим контролем. В Пномпене они даже направили армейские грузовики к тюрьмам, где содержались участники выступления 1942 г., с тем чтобы быстрее ввести во власть бывших узников. В спешке уже 12 марта 1945 г. японские кураторы продиктовали молодому королю Камбоджи Нородому Сиануку два декрета, в которых тот объявил о расторжении всех соглашений, ранее подписанных с Францией. 9 августа 1945 г. прибывший из Токио Сон Нгок Тхань провозгласил себя премьер-министром, а 14 августа объявил о государственной независимости Камбоджи, и заявил о своей готовности «защищать независимость страны до конца». Действия Сон Нгок Тханя Сианук позже назвал государственным переворотом: Тхань и его группа, заверял он, «пытались листовками подстрекать наш народ к свержению меня с трона, но не нашлось ни одного гражданина, который бы последовал этому». Сианук явно преувеличивал свою тогдашнюю популярность и недооценивал Тханя, но, на его счастье, Япония — покровитель Сон Нгок Тханя капитулировала, а 23 сентября 1945 г. войска союзников освободили Сайгон. Чуть позже, 9 октября, французские воздушно-десантные подразделения без боя вошли в Пномпень и по приказу генерала Леклерка арестовали Сон Нгок Тханя и всех членов его правительства. Первого премьер- министра независимой Камбоджи французы обвинили в предательстве и судили. Суд состоялся в Сайгоне в 1946 г. Приговор был на удивление мягким — Сон Нгок Тхань был выслан во Францию без права возвращения в Индокитай.

После восстановления французской администрации ситуация в стране внешне оставалась спокойной. Сотрудничавшие с японцами националисты либо вновь оказались в тюрьме, либо эмигрировали в Таиланд. Затишье, однако, оказалось очень коротким. Это было затишье перед бурей.



Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 23-2-2020 23:24

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу