Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)

17-7-2012 16:36| Разместил: admin| Просмотров: 12542| Комментарии: 0

2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал  

Разгром заговора Сам Сари — Дап Чхуона оказал сильное влияние на последующую политику Сианука. Как ни парадоксально, но после этого события его страхи потерять личную власть не только не развеялись, а даже усилились. Глава Сангкума убедился, насколько он заблуждался относительно непререкаемости своего авторитета. Он неожиданно обнаружил, насколько широкой и влиятельной оказалась оппозиция его внутренней и внешней политике в правящей верхушке. По информации советских дипломатов, противостоявшая ему группировка во главе с Сам Сари «представляла собой верхушечную оппозицию, своеобразный клан, не имеющий четких границ, поскольку многие его члены предпочитали оставаться в тени и вести закулисную деятельность»72. Многие представители правящей верхушки симпатизировали заговорщикам, выступали за укрепление отношений с США, за сохранение демократической системы организации власти, за более активную и решительную борьбу с коммунистической угрозой. Все это шло вразрез с политическим курсом Сианука на укрепление личной власти, на нейтралитет и поддержание отношений как с США, так и с коммунистическим Северным Вьетнамом, а также с Москвой и Пекином.

Перед Сиануком возникла дилемма: пойти на поводу у проамерикански настроенной части политиков и тем самым гарантировать себя от появления новой группы заговорщиков или двинуться влево, искать поддержки у коммунистических и антиимпериалистических сил. Оказавшись перед трудным выбором, Сианук, чтобы сохранить свободу действий, выбирает неожиданное решение — действовать так, чтобы постоянно сталкивать правых и левых как по вопросам внешней политики, так и внутри страны и, балансируя между ними, сохранять свою единоличную власть. Тупиковость такой политики он, по-видимому, не вполне осознавал, рассчитывая, что таким путем сможет контролировать ситуацию бесконечно долго. Более того, модель такого своего поведения он посчитал универсально пригодной для успеха своей политики как внутри страны, так и вне ее, балансируя между коммунистическим лагерем во главе с СССР и Китаем и лагерем империализма во главе с США.
Для того чтобы реализовать новый курс внутри страны, ему необходимо было дать возможность левой прокоммунистической оппозиции существенно усилиться, поскольку в это время левые по всем статьям уступали правым и в Сангкуме и в Национальном собрании и в целом по стране. Согласно данным французского журналиста А. Тонга, они составляли только 10% всех членов Сангкума73. Поворот к левым представлялся вполне разумным шагом, при котором глава Сангкума практически ничего не уступал, так как с левыми у него были многочисленные точки соприкосновения: вместе с ним они гневно обличали американский империализм, усматривая в действиях США угрозу независимости Камбоджи, готовы были поддержать курс Нородома Сианука на утверждение нейтральной политики страны, сближение с коммунистическим Северным Вьетнамом, развитие связей с Пекином и Москвой.

Многократные заявления бывшего монарха относительно ужасов капиталистической эксплуатации также всецело одобрялись левыми, так же как и его ставка на развитие госсектора и вытеснение иностранного капитала из страны. Проблема состояла только в том, что на левом фланге политического спектра у него оказался соперник — группа «Прачеачун», которой в той или иной степени симпатизировали многие камбоджийцы. Следовало убрать это препятствие на пути консолидации с левыми в рамках Сангкума и под его покровительством.

Необходимость укрепления своей власти за счет опоры на левый политический фланг стала еще более очевидной, когда в начале апреля 1960 г. скончался отец Сианука король Нородом Суримарит. Облеченный «демократической властью» сын сразу же почувствовал уязвимость своего положения, ибо выбор нового короля стал для его противников демонстрацией силы и решимости ограничить его власть. Атака на Сианука развивалась с нескольких направлений. Одна часть правящей элиты с нескрываемым удовольствием обсуждала недостаточные права на престол Сианука и преимущественные у другого принца Сисовата Монирета, у которого, как они утверждали, «семья Сианука фактически “украла” трон в 1940 г.»74 Другие его враги выступили с идеей упразднения монархии как таковой и установления демократической республики во главе с Сон Нгок Тханем75. В Баттамбанге на западе страны были даже организованы демонстрации с призывом передать трон его матери-королеве Коссамак.

На бывшего монарха оказывалось столь сильное давление, что он вынужден был заявить о том, что и он сам и его дети отказываются от всяких претензий на престол. Этим он несколько сбавил накал борьбы, а главное — выиграл время, чтобы разработать свой план выхода из нараставшего политического кризиса, грозившего его правлению серьезными последствиями. Дело в том, что новый король в реальных условиях Камбоджи неизбежно стал бы и новым центром власти, точкой притяжения сил всех его противников. Поэтому Сианук вновь сделал неожиданный политический ход — предложил не избирать короля, а учредить должность главы государства. А ради сохранения в стране самого института монархии он предложил объявить свою мать королеву Коссамак символом трона76.

Для того чтобы осуществить такую сложную комбинацию и преодолеть скрытое сопротивление противников, Сианук должен был в очередной раз продемонстрировать оппонентам силу народной поддержки своего режима. Это он мог сделать только на референдуме. Для проведения плебисцита он выбрал фактически беспроигрышную тему: отношение к борьбе за нейтральную внешнюю политику против агрессивных планов США и ближайших соседей Южного Вьетнама и Таиланда, которые, будучи американскими союзниками, оказывали давление на Камбоджу с целью изменения ее внешней политики. Всенародный референдум по проблеме нейтралитета решал для Сианука еще одну задачу — продемонстрировать левым свою поддержку их политических устремлений и, в свою очередь, заручиться поддержкой с их стороны.

21 мая в журнале «Неактийетнийюм» Сианук опубликовал так называемое «Открытое письмо к империалистическим кругам». В этом послании он заявил, что США, нападая на Камбоджу и обвиняя ее в наступлении на демократию, пытаются отвлечь внимание общественности своей страны от промахов и неудач американской политики в Азии. Между тем «соседи Камбоджи используют американское оружие, чтобы угрожать нашей стране, чтобы захватывать нашу территорию, вооружать и обучать группы предателей, совершающих опустошительные рейды по нашим провинциям»77. Подготовка к референдуму проходила в условиях нагнетаемой в стране истерии по поводу якобы многочисленных угроз ее независимости и суверенитету. Утверждалось, что вокруг Камбоджи враги, а за их спиной главный враг — США и что единственный политик, способный защитить страну и народ, — это Сианук и все кхмеры обязаны поддержать его политический курс.

Само народное волеизъявление было организовано в кратчайшие сроки. Оно состоялось 5 июня 1960 г. и носило откровенно фарсовый и в некотором смысле театрализованный характер. Бюллетени с портретом Сианука означали одобрение нейтральной внешней политики Сангкума, с портретом Сон Нгок Тханя — поддержку движения «Кхмер Серей» и ориентации на политику США, красные бюллетени — одобрение взглядов коммунистов и ориентации страны на СССР и Китай. Примечательно, что в отличие от двух других бюллетеней бюллетень за коммунистов был обезличен, просто красного цвета без портрета какой-либо личности.

В голосовании, по официальным данным, приняло участие 91,8% избирателей, из них 99,98% проголосовали за Сангкум и Сианука. Численность приверженцев Сон Нгок Тханя не превысила 133 человек78. Столько же проголосовали и за «Прачеачун». Уже эти удивительные цифры (по 133 человека за левых и за правых) показывают истинную цену референдума. Его результаты были подтасованы, но даже если на самом деле за правых проголосовало процентов 15, а за левых 5-8, — все равно Сианук вышел бы победителем, так как продолжал пользоваться поддержкой подавляющего большинства кхмеров.

Свою победу на референдуме Сианук немедленно использовал для разрешения политического кризиса в связи с вопросом о престолонаследии: он перевел в практическое русло свою идею учреждения должности главы государства. При этом он заявил, что готов занять этот пост, если «его об этом попросит народ». Вслед за этим в столице и провинциях состоялись массовые и якобы «стихийные» демонстрации населения. На них люди требовали положить конец кризису и наделить Сианука полномочиями главы государства79. Под искусно организованным «давлением масс» Национальное собрание и Совет королевства приняли решение просить Сианука взять в свои руки верховную власть и стать главой государства80. В конституцию Камбоджи немедленно была внесена статья о том, что обе палаты парламента могут в соответствии с пожеланием народа вручить полномочия главы государства политическому деятелю, получившему поддержку народа в результате всеобщего голосования. Так как референдум по одобрению внешней политики Камбоджи приравняли к всеобщему голосованию, то никаких препятствий для вступления Сианука на высший в стране пост не осталось, и 20 июня 1960 г. бывший кхмерский монарх, принеся присягу Национальному собранию, вступил в должность главы государства81.

По справедливому замечанию Н. Н. Бектемировой, Сианук был наделен «по существу, диктаторскими полномочиями, лишь формально ограниченными конституцией»82. Казалось, что наконец-то бывший монарх добился окончательной легитимизации своей единоличной власти и волен свободно проводить предложенный им внутри- и внешнеполитический курс. Ведь несмотря на то что на референдум выносился только вопрос о курсе внешней политики, результаты народного волеизъявления автоматически трактовались как одобрение его политической линии в целом.

Однако на самом деле триумф Сианука, достигнутый в результате всех предпринятых ухищрений, был обманчив, — расстановка сил в правящей верхушке оставалась без изменений. Те, кто против его власти и раньше скрытно выступал в рядах Сангкума и вне их, сохраняли свои позиции и угроза постепенного усиления правых, проамериканских сил оставалась очень большой. Глава государства отдавал себе отчет в том, что, несмотря на разгром «Бангкокского заговора», его оппоненты на правом фланге сильны и только ждут возможности вновь посягнуть на его власть и влияние. Противостоять этому, сохранить свободу политического маневра он рассчитывал благодаря политике балансирования между правыми и левыми силами в стране и в Сангкуме. При проведении такой политической стратегии в жизнь он намеревался консолидировать и укрепить левый фланг камбоджийской политики, который, несмотря на популярность левых лозунгов и социалистических идей, сильно уступал во всех властных структурах правым. При этом «Прачеачун» как оппонент Сианука на левом фланге должен был исчезнуть, а собранные под покровительством Сианука левые уравновесили бы правых и в Сангкуме и в Национальном собрании.

Ощущая непрочность своих побед, глава государства немедленно начал разыгрывать новую политическую комбинацию. В желании сокрушить «Прачеачун» его не остановило даже то, что эта партия всячески демонстрировала ему свою лояльность и поддержку. В известном заявлении от 17 июня 1960 г. ее представители полностью поддержали все аспекты его политики, одобрили назначение главой государства и «решительно осудили маневры империалистических кругов, направленные на разжигание в стране внутриполитической борьбы»83. Более того, «Прачеачун» призвала камбоджийцев быть готовыми «отдать свою жизнь для отражения, под руководством Сианука, вражеской агрессии, в защиту нашего национального лидера и политики нейтралитета»84.

Сианук намеренно не замечал таких откровенно верноподданнических заявлений и постоянно упрекал коммунистов из «Прачеачун» в том, что они «клевещут на монархию, враждебно относятся к курсу независимости и нейтралитета», что они хотят «поднять на бунт бедных против богатых»85. В начале октября 1960 г. он даже заявил, что желает временно уйти с поста главы государства из-за «яростной кампании, развязанной против него коммунистами»86. Почувствовав угрозу разгрома партии, руководство «Прачеачун» обратилось с письмом к председателю Национального собрания, в котором выразило солидарность с курсом правительства, «направленным на укрепление союза всех слоев населения в борьбе против империалистических агрессоров, и их союзников внутри страны». Партия также заявила, что «в современных условиях в Камбодже только Сианук может выполнить роль общенационального лидера и осуществлять руководство государством»87. Казалось, что это заявление несколько разрядило ситуацию вокруг партии, и 17 октября Национальное собрание сообщило Сиануку, что «вся нация снова изъявила свое желание видеть его на посту главы государства»88.

Некоторое время после этих событий создавалось впечатление, что «Прачеачун» с ее верноподданническим курсом и полной поддержкой любых начинаний главы государства уже не грозит уготовленный ей разгром. Однако переиграть Сианука деятелям «Прачеачун» так и не удалось. Игра в «кошки-мышки» закончилась: в январе 1962 г. в Кампонгчаме были арестованы 14 активистов «Прачеачун» во главе с членом ЦК Нон Суоном, и Сианук обвинил партию в национальном предательстве. Их сразу же объявили государственными изменниками и агентами иностранного государства. Полиции якобы удалось обнаружить у них документы, доказывавшие их связи с иностранной разведкой, планы осуществления государственного переворота, а также листовки, содержавшие высказывания, противоречившие конституции и подстрекавшие народ к мятежу против правительства. Заявление руководства партии, в котором оно открещивалось от задержанных и вновь подтверждало, что поддерживает курс правительства на сохранение независимости и нейтралитета страны и мира в Индокитае и что нападки на прогрессивные силы страны являются частью плана американских империалистов и их сторонников с целью внести раскол и добиться потери Камбоджей нейтралитета89, никакой ощутимой разрядки теперь не дали.

Процесс над деятелями «Прачеачун» был поручен военному трибуналу, который обвинил руководство этой политической организации в заговоре против правительства с целью государственного переворота. 11 мая трибунал приговорил всех 14 обвиняемых к смертной казни, которая впоследствии была заменена пожизненным заключением90.

Арест Нон Суона и его товарищей фактически означал полный разгром «Прачеачун». Десятки людей, с ней связанных и сочувствующих, подверглись арестам и допросам, уничтожена была и молодежная организация партии, созданная в 1961 г.91 Репрессии и преследования со стороны властей коснулись, в первую очередь, учителей многих школ и лицеев, известных своими левыми настроениями. Сотни из них вынуждены были перейти на нелегальное положение. Среди них и скромный преподаватель одного из лицеев по имени Салотх Сар, который впоследствии станет больше известен миру как Пол Пот, опасаясь ареста, перешел на нелегальное положение и покинул Пномпень в 1963 г.92 Сианук показал левонастроенной интеллигенции, что участие в деятельности «Прачеачун» стало небезопасным и что спокойнее для нее будет переключить свои симпатии на поддержку левых сил в Сангкуме.

При оценке всех этих событий нельзя не отметить, что «Дело Нон Суона и его соратников» удивительно напоминает заговор Сам Сари и Дап Чхуона. Те же признательные показания арестованных участников, горы изъятых антиправительственных документов. Разница только в том, что Сам Сари обвинялся в связях с ЦРУ США, а Нон Суон — в служении интересам северовьетнамских коммунистов. По всей видимости, и здесь Сианук в борьбе со своими оппонентами прибегнул к тактике откровенных провокаций и фальсификаций. Нет никаких доказательств того, что «Прачеачун», будучи легальной частью, ушедшей в глубокое подполье Компартии, собиралась свергать Сианука. Кроме того, очевидно, что ни Северный Вьетнам, ни другие покровители кхмерских коммунистов совершенно не были в этом заинтересованы. Можно с большей определенностью сказать, что дело Нон Суона было чистой воды провокацией, которую устроил Сианук, чтобы уничтожить «Прачеачун».
Разгром легальной прокоммунистической организации и очищение левого политического фланга от влияния коммунистов Сианук совместил с поддержкой левых политиков в Сангкуме, которые, как он считал, находятся там под его контролем и покровительством. Он как бы показывал амбициозным и молодым левым политикам, где можно добиться успеха и на кого надо опираться в своей деятельности. Для участия в выборах в Национальное собрание, состоявшихся в июне 1962 г., он, как и раньше, лично подбирал будущих депутатов. Он снова позволил многим откровенно левым и прокоммунистическим политикам получить таким путем депутатский мандат. Ху Юн, Ху Ним, Кхиеу Самфан — будущие члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК Компартии прошли в парламент по спискам Сианука. Более того, в сформированном после выборов правительстве они получили важные должности государственных секретарей: Ху Юн — в министерстве планирования, Кхиеу Самфан — в министерстве торговли, еще один политик, близкий к ним по своим взглядам, Чао Сенг — в министерстве сельского хозяйства93.

Укрепив позиции левых в Сангкуме и правительстве, Сианук пришел к выводу, что настало время нанести удар по представителям правых, которых он рассматривал как своих главных противников и непосредственную угрозу своей власти. Этот удар он рассчитывал нанести с неожиданной стороны, пойдя на резкое обострение отношений с США, на которые у него были давние личные обиды. Он считал, что в США встретил пренебрежение во время своего «похода за независимость», да и после этого там часто изображали его этаким хитрым азиатским диктатором. Кроме того, он искренне верил, что именно Америка финансирует его злейшего врага Сон Нгок Тханя и отряды «Кхмер Серей» в Таиланде, готовые в любой момент бросить ему вызов, что именно по американскому наущению совершаются нападения на камбоджийскую территорию южновьетнамских войск на востоке и таиландских войск на западе. Он был убежден также, что и многие правые политики в Сангкуме, так же как и разоблаченные Сам Сари и Дап Чхуон, получают деньги от ЦРУ США.

Объявив США главным врагом Камбоджи, обвинив их в подрывной деятельности, направленной на свержение законной власти, глава государства рассчитывал подорвать авторитет тех, кто призывал к союзу с этим врагом. Он полагал, что в условиях противостояния с США многие его оппоненты справа в мгновение ока превратятся в национальных предателей и их политическая карьера и личная свобода окажутся в его руках.

Атака на США началась в ноябре 1962 г., когда глава государства в обращении к народу заявил, что империалисты и их марионетки в лице двух соседних государств (имелись в виду Южный Вьетнам и Таиланд), а также движение «Кхмер Серей» во главе с Сон Нгок Тханем и Сам Сари уже несколько лет постоянно угрожают Камбодже. Они, сказал он, «вынашивают планы раскола союза камбоджийского народа, уничтожения независимости страны, нейтралитета и мира, изменения государственного строя и развязывания гражданской войны»94. Глава государства потребовал от «Кхмер Серей» и их покровителей прекратить провокационную деятельность и клеветническую кампанию против кхмерского народа и лично против него. Он заявил, что в противном случае Камбоджа будет вынуждена отказаться от помощи Запада95.

Вслед за этим 10 ноября Нородом Сианук в своем выступлении перед военной и административной верхушкой страны сказал, что в условиях, когда не прекращается антикамбоджийская кампания, которую ведет «Кхмер Серей» при поддержке империалистов, с особой остротой встает вопрос о достижении страной экономической самостоятельности и вытеснении иностранного капитала из ее экономики. По словам Сианука, особенно глубокие корни этот капитал пустил в сферах внешней торговли и банковской системы. В случае продолжения подрывной деятельности «Кхмер Серей» он указал на возможность национализации этих отраслей экономики96.

Выступление Сианука вызвало бурную реакцию в политических и финансовых кругах Камбоджи. Состоялось экстренное заседание Национального собрания, на котором обсуждались предложения главы государства. Как Сианук и ожидал, в поддержку его заявлений выступило все левое крыло Сангкума. Особенно энергично осуждал политику США депутат Ху Юн (впоследствии один из виднейших деятелей Компартии Камбоджи). Он, в частности, заявил, что «Кхмер Серей» — организация, созданная американцами для осуществления их широкомасштабных планов уничтожения независимости, мира, территориальной целостности и суверенитета Камбоджи». Он также указал, что: «...военная помощь США не дает необходимых средств для защиты страны, ее территориальной целостности и престижа, экономическая и культурная помощь лишь отравляют камбоджийское общество. Экономическая помощь направлена на то, чтобы закрыть глаза на истинное положение дел в экономике, чтобы мы наслаждались легкой жизнью благодаря их “дарам”. Цели экономической помощи не соответствуют задачам достижения нами независимости и в корне противоречат идеям Сангкума.. .»97

Сианук мог быть доволен: левые были на его стороне, в Национальном собрании они помогли создать атмосферу антиамериканизма, которая позволила без особого сопротивления со стороны правых принять решение об отказе от американской помощи. Уже через два дня после его обращения Национальное собрание приняло специальное заявление, в котором вслед за главой государства указывало, что в случае продолжения провокационных акций со стороны «Кхмер Серей» депутаты дадут согласие на то, чтобы с января 1964 г правительство Камбоджи отказалось от помощи Запада. В экономическом разделе принятого документа содержалось одобрение проекта банковской реформы и реформы внешней торговли, предусматривавшей запрещение с 1 января 1964 г. деятельности всех внешнеторговых фирм, а с 1 июля 1964 г. — частных коммерческих банков98.

На поднятой им волне антиамериканизма Сианук созвал Чрезвычайный Национальный конгресс, на котором предложил принять решение о немедленном отказе от американской помощи. Для придания большей убедительности словам о происках США против Камбоджи делегатам конгресса был представлен один из пойманных камбоджийскими спецслужбами агентов «Кхмер Серей», который подтвердил, что ЦРУ финансирует и вооружает их организацию99. 20 ноября правительство США было официально уведомлено о том, что Камбоджа отказывается от американской военной, экономической, технической и культурной помощи100.

Сианук сделал все эти решительные антиамериканские шаги несмотря даже на то, что прекрасно понимал роль и значение американской помощи его стране. Еще в 1956 г. на встрече с представителями высшего руководства СССР он говорил: «[Американцы] скрепя сердцем предоставляют нам помощь». Сианук далее пояснил свою мысль: «Делая это, они стремятся укрепить линию обороны против коммунизма. Они знают, что не могут не оказывать помощь, так как если они перестанут, то Камбоджа полностью сблизится с социалистическим блоком и место американского влияния займет влияние СССР и это будет дурным примером для соседних государств. В то же время наша судьба в какой-то степени зависит от их помощи, так как мы нуждаемся в средствах для содержания армии»101. На самом деле Сианук в беседе с представителями советского руководства сильно лукавил, поскольку американская помощь шла не только на содержание армии. Ведь с 1955 по 1964 г. США предоставили Камбодже военную помощь на сумму 94 млн. долл., а экономическую на сумму в 309,7 млн. долл.102 Можно было бесконечно говорить об этой помощи как инструменте американской политики, направленной на создание частнокапиталистических предприятий и вербовку в Камбодже своих агентов103, но Факт состоял в том, что на средствах, предоставляемых США, во мно- гом зиждилось экономическое развитие страны. С помощью США строились ирригационные системы, финансировался мелкий частный бизнес, небольшие предприятия, занятые переработкой риса, древесины, ремонтом и производством промышленных изделий. Это был как раз тот частный бизнес, который тогда развивался особенно быстро и играл роль локомотива экономического роста.

Что касается армии, то она вообще почти полностью финансировалась на американские деньги. Отказываясь от них, глава государства, по-видимому, рассчитывал на соглашение, заключенное им в это время с Северным Вьетнамом. Условия этой сделки состояли в том, что Камбоджа предоставляла Северному Вьетнаму возможность использовать свою территорию для создания на ней тыловых баз на так называемой «тропе Хо Ши Мина», — сети дорог, соединявших Северный Вьетнам с Южным, которые проходили по пустынным восточным районам Лаоса и Камбоджи. Он также договорился о том, что Северный Вьетнам мог использовать камбоджийский порт Сиануквилль для переброски вооружения своим отрядам на Юг с условием безвозмездной передачи кхмерской стороне 10%104 всех военных грузов. Вьетнамцы быстро оценили выгоды такой сделки и вскоре сами стали контролировать поступление «своих» грузов. Они настолько освоились с обстановкой, что стали даже зондировать у советских представителей возможность перевозки направляемого во Вьетнам советского оружия и боеприпасов через порт Сиануквиль, считая, что «это можно осуществить с согласия камбоджийских властей или же в секрете от них»105.

Кроме открытия транспортных коридоров Сианук сделал еще несколько очень важных уступок вьетнамским коммунистам. Советские дипломаты в Пномпене сообщали, что «из бесед с вьетнамскими товарищами посольству известно, что камбоджийцы молчаливо разрешили НФОЮВ (Национальный Фронт освобождения Южного Вьетнама. — Д . М .) производить закупки у китайских коммерсантов в Камбодже значительных партий риса, не препятствуют деятельности в столице отдельных представителей НФОЮВ, разрешают вьетнамцам свободный переход границы в освобожденные районы (в Южном Вьетнаме. — Д. М .)106.

Так, всего за один месяц Сианук, в угоду своим политическим расчетам, фактически втянул Камбоджу в горнило разгоравшейся второй индокитайской войны, так как по «тропе Хо Ши Мина» в Южный Вьетнам непрерывным потоком двинулись северовьетнамские части, боевая техника, вооружение и боеприпасы. В пограничном районе провинции Ратанакири расположился вьетнамский штаб фронта В-3, «который руководил коммунистической кампанией в западных горных районах Южного Вьетнама»107. Другой крупный штаб стал действовать на камбоджийской территории в районе горы Нам Лир. В районе горы Чи Чам появилась еще одна военная база с тяжелыми орудиями, где, по американским данным, находились тысяча северовьетнамских и пятьсот вьетконговских горных стрелков»108. Как сообщал посол США в СССР Ллуэллин Томпсон министру иностранных дел СССР А. А. Громыко, «с октября 1964 г. целые подразделения — 11 из 21 полка и 5 из 28 батальонов, действовавших в Южном Вьетнаме, всего более 19 тысяч человек, проникли туда через территорию Камбоджи»109.

В связи с такими событиями многие приграничные с Вьетнамом районы Камбоджи подверглись непрерывным авиаударам американских самолетов и вскоре фактически выпали из-под кхмерской юрисдикции, оказавшись под контролем северовьетнамских сил (хотя Сианук и его окружение пытались отрицать этот факт). Характерный эпизод произошел на встрече заместителя председателя Совета министров Камбоджи Сон Санна с министром иностранных дел СССР А. А. Громыко, состоявшейся в сентябре 1965 г. Сон Санн вынужден был «подробно остановиться на провокационных утверждениях бангкокской прессы о том, что на территории Камбоджи якобы расположена 235-я дивизия Фронта национального освобождения Южного Вьетнама. Он заявил, что камбоджийские власти опровергли эту клевету, и попросил, чтобы члены МКК и дипкорпуса посетили упоминавшиеся бангкокской прессой районы, чтобы убедиться, что там находятся только беженцы из Южного Вьетнама»110.

Вскоре, однако, камбоджийские представители отказались от подобных маловразумительных опровержений и, хоть и с неохотой, стали признавать наличие сил НФОЮВ на своей территории. Под огнем критики со стороны политических оппонентов глава государства объяснял свои действия тем, что «кооперироваться с вьетнамцами он решил для того, чтобы поставить их в зависимое от Камбоджи положение и таким образом воспрепятствовать, чтобы они подняли руку на нащу страну и наш народ — своих благодетелей»111. Эти объяснения никого не убедили, поскольку до подписания соответствующих соглашений северных вьетнамцев в Камбодже не было, а получили они возможность легально проникать в страну и контролировать отдельные ее территории в результате поспешных и необдуманных шагов самого Сианука. Многие в Камбодже открыто критиковали его, рассуждали об его ошибочных действиях, но, думается, мало кто догадывался, что сближение с Северным Вьетнамом — это осуществление далекоидущей политической стратегии, цель которой — удержание власти и разгром правой оппозиции.

В своей антиамериканской игре глава Камбоджи вскоре пошел еще дальше и предложил созвать конференцию патриотических организаций народов Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. Задача такой конференции была очевидна — продемонстрировать свою политическую решимость, показать, что в борьбе с США и их агрессией в Индокитае Камбоджа выступает в одном ряду с вьетнамскими и лаосскими коммунистическими и прокоммунистическими силами. Эта затея Сиануку вполне удалась, и «конференция народов Индокитая» состоялась в марте 1965 г. в Пномпене. В ней приняли участие представители 39 патриотических организаций стран Индокитая, в том числе Отечественного фронта ДРВ, Национального фронта освобождения Южного Вьетнама, Патриотического фронта Лаоса, камбоджийского Сангкума, а также других более мелких организаций. Все они клеймили американский империализм и его марионеток в Индокитае, выражали единство взглядов в оценке агрессивной сущности американской политики в регионе. В общей резолюции, единогласно принятой 8 марта 1965 г., они «решительно осудили вмешательство США во внутренние дела стран Индокитая и признали необходимым укреплять фронт борьбы против империализма и колониализма»112.

Получив поддержку своих новых друзей из Ханоя, глава Камбоджи в первых числах мая 1965 г. объявил о разрыве дипломатических отношений Камбоджи с США. Этот шаг он мотивировал бомбардировками камбоджийской территории, которую совершали самолеты США, базировавшиеся в Южном Вьетнаме113. Вслед за этим Нородом Сианук выступил в Национальном собрании, где заявил, что «если народы повсеместно создадут антиимпериалистический барьер и решительно выступят за сокращение американского влияния, то американский империализм будет вырван с корнем, подобно дереву, которое, сколь бы велико ни было, падает, когда земля перестает его кормить»114.


Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 8-4-2020 05:28

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу