Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)

17-7-2012 16:36| Разместил: admin| Просмотров: 12543| Комментарии: 0

3. Последние попытки Сианука удержать власть  

Последней попыткой главы государства вернуть себе лидерские позиции и показать всем оппонентам, что у него остаются еще рычаги власти, стало создание нового внеконституционного органа — так называемого «контрправительства». К осуществлению этого плана он привлек представителей левых сил и своих сторонников. «Контрправительство» было задумано как постоянно действующий орган Сангкума, призванный выражать критические суждения в адрес правительства и парламента. Эти замечания членов контрправительства подлежали публикации в специальном бюллетене, а Национальное собрание и кабинет министров обязаны были отвечать на эту критику, а также предоставлять все материалы и сведения о своей деятельности, запрашиваемые «контрправительством»132.

Создание параллельной администрации изображалось как «новый этап расцвета сангкумовской демократии», как «маленькая революция внутри Сангкума»133. В беседе с журналистами глава государства так оценил плюсы образования нового органа: «Внутри Сангкума начала легально действовать оппозиция в лице “контрправительства”, которая повысит эффективность деятельности правительства, улучшит процесс оздоровления” кабинета министров и укрепит доверие народа к нему. Постоянный контроль со стороны учрежденного института создаст гарантию стабильности Сангкума, так как в том случае, если парламент сделал неправильный выбор министров, народ через “контрправительство” укажет на это»134. На самом деле, все эти мало что значившие слова были пропагандистским прикрытием настоящей цели появления «контрправительства», которая заключалась в стремлении главы государства перехватить инициативу у своих политических оппонентов, ограничить их возможности пересмотра его курса, а также восстановить нарушенный политический баланс власти. Советский посол в Камбодже приводил мнение вьетнамцев на этот счет: «В обстановке политического кризиса в стране он (Сианук. — Д . М .) счел выгодным для себя опереться на левые силы с целью противодействия правой группировке»135. Кроме того, под прикрытием этой структуры он рассчитывал объединить всех противников правого лагеря.

Правительство Лон Нола, почувствовав угрозу своей власти, немедленно обрушилось с критикой новой затеи главы государства. Заместитель премьер-министра Сим Вар заявил, что образование «контрправительства» — это подрыв авторитета законного правительства136. В ответ на обвинения в незаконности создания «контрправительства » Сианук немедленно попытался превратить его в законный и вполне легитимный орган. Для этого созванный им Национальный конгресс высказался в поддержку контрправительства и утвердил его в качестве постоянно действующего органа внутри Сангкума. Одновременно с этим Сианук нанес правым удар с другой стороны: по его заданию организована была волна демонстраций учащейся молодежи, главным образом лицеистов, которые несли лозунги отставки правительства Лон Нола и роспуска «правого» Национального собрания137.

Однако все эти попытки ограничить власть законного правительства и распустить «неправильное» Национальное собрание к успеху не привели. Реальной власти «контрправительство» так и не получило, и если бы не шумиха, поднятая вокруг него в контролируемой Сиануком прессе, то о его деятельности вообще мало что было бы известно. Попытки «членов» этого правительства ставить палки в колеса законному кабинету скорее компрометировали Сианука, чем помогали ему. Лон Нол и его министры твердо взяли курс на отказ от экономических экспериментов главы государства, все более открыто обвиняя его в неправильной экономической политике138.

В этот момент Сианук, осознав ограниченность своей власти и неспособность добиться поставленных целей, решил изменить тактику борьбы и сделать вид, что прекращает конфронтацию с правым правительством. Он объявил, что временно оставляет страну и отправляется на лечение во Францию. Бразды правления государством были вручены главе законного правительства генералу Лон Нолу. Он получил от Сианука огромные полномочия, став координатором деятельности министерства обороны, внутренних дел, национальной безопасности и иностранных дел. Все это должно было убедить его и оппозиционную политическую верхушку, что борьба главы государства с правым правительством закончилась, что Сианук полностью доверяет и кабинету и его председателю и рассчитывает на их лояльность. Вероятно, он надеялся еще и на личную преданность Лон Нола ему и королевской семье139.

Таким неожиданным политическим ходом глава государства как бы выходил из проигрышной ситуации и мог ожидать, что за время его отсутствия правые совершат грубые промахи, окажутся неспособными контролировать страну, дискредитируют себя, наживут новых врагов. Тогда он сможет триумфально вернуться как спаситель Камбоджи от нового кризиса, и все поймут, что без него спокойствия в государстве не будет и только его присутствие во власти удержит страну от гражданской войны и политического хаоса. Все его расчеты, казалось, были вполне обоснованны, однако он явно недооценил решимость правых удержаться у власти, а также их позиции и в обществе, и в армии, и в силах безопасности. В его отсутствие правое правительство вполне успешно управляло страной, устанавливая военный контроль над наиболее беспокойными и традиционно «левыми» районами. Особенно жестко армия обращалась с крестьянами провинции Баттамбанг, где ей было приказано обеспечить сбор и заготовку риса. Из этой провинции шли многочисленные жалобы на солдат, которые просто отбирали зерно у крестьян.

Из Франции Сианук вернулся в Камбоджу в начале марта 1967 г., но за четыре месяца его отсутствия политический расклад сил в стране кардинально не изменился. Правые продолжали доминировать и в Сангкуме, и в Национальном собрании, и в правительстве. Более того, их критика как экономической политики, так и единовластия Сианука становилась все более популярной, особенно в городах. Пытаясь противостоять этому и сохранить себя в роли «отца нации», который никому не дает отчет в своих действиях, глава государства вновь попытался «свалить» правое правительство. С этой целью через два дня после его возвращения была организована массовая демонстрация молодежи с требованиями отставки правительства Лон Нола и проведения новых выборов в Национальное собрание, а также вывода армейских подразделений из провинции Баттамбанг140.

Сианук получил повод созвать чрезвычайный Национальный конгресс, «чтобы вместе с народом обсудить все проблемы». На открытии конгресса он заявил: «Я решил созвать чрезвычайный конгресс ... чтобы найти выход из политического кризиса, охватившего страну с приходом к власти правительства Лон Нола, новый этап в развитии которого ознаменовала вчерашняя демонстрация»141. После такого вступления все участники Национального конгресса ожидали, что он обрушится на правых. Однако этого не произошло, — Сианук почувствовал, что, не имея в руках реальных рычагов смены власти, это бессмысленно. Поэтому неожиданно для всех, вместо жесткой критики правых, Сианук обрушился на левых и попытался представить антиправительственные волнения и в столице и в провинциях как бунт «кучки левых экстремистов», подстрекавших население к «подрыву национального союза и солидарности», к «уничтожению Сангкума». Он открыто встал на сторону правых, отказавшись выполнить требования манифестантов о роспуске правительства и Национального собрания. Любые действия против кабинета министров и парламента, заявил он, означают наступление на демократию142.

В своем выступлении Сианук взял под защиту и армию, отвергнув все обвинения в ее адрес. Депутаты из провинции Баттамбанг, отобранные и соответствующим образом подготовленные, выступили на конгрессе с опровержением утверждений о том, что армия плохо обращается с местным населением, а также выразили несогласие с требованиями манифестантов. Однако местное население Баттамбанга не простило им этого предательства — возвратившись домой, они нашли свои дома сожженными143.

По всей видимости, своими неожиданными ходами Сианук вновь рассчитывал вернуть себе роль национального арбитра и продолжить политику балансирования между правыми и левыми силами. Поддержав правых на Национальном конгрессе, он тут же сделал и важные шаги навстречу левым, объявив об амнистии всех участников антиправительственных манифестаций. Более того, на своей пресс-конференции, созванной 22 марта, он обвинил «некоторых представителей военной и гражданской бюрократии, тоскующих по американской помощи», в связях с ЦРУ и стремлении при содействии США положить конец эре Сианука144. Ни одного имени заговорщика названо, однако, не было. Он понимал, что не может просто обвинить кого-то конкретно в связях с ЦРУ, что для этого ему необходимы были очень весомые и убедительные аргументы и мощная поддержка как внутри страны, так и вне ее. Такой поддержки у него не было, поэтому его «выстрел» в сторону правых снова оказался холостым. Вместо масштабного процесса над «правыми предателями», которые «по указке ЦРУ» готовят заговор против главы государства, дело ограничилось лишь увольнением двух наиболее одиозных правых министров из правительства, обвиненных в коррупции. После этого все закончилось формальной церемонией демонстрации личной преданности, когда в Серебряной пагоде депутаты Национального собрания и члены правительства все вместе принесли ему присягу верности. Однако того, чего добивался Сианук, он не получил: уходить в отставку Лон Нол и его правительство категорически отказались и глава государства уже ничего не мог с этим поделать145. Между тем в разгар этой ожесточенной борьбы Сианук не забывал и о других сторонах своей многогранной деятельности. В анналах архива внешней политики России есть интересный документ, свидетельствующий о том, что в это время он, через камбоджийского посла в Москве, обратился к советским властям с необычной просьбой. Он предложил принять к показу на московском кинофестивале его фильм «Зачарованный лес», «который он поставил и где он и его супруга сыграли главные роли», причем камбоджийская сторона выразила заинтересованность в том, «чтобы фильм был отмечен какой-либо премией»146.

Фильм Сианука никакой премии не получил, но это поражение можно считать булавочным уколом по сравнению с тем, что произошло в стране весной 1967 г. В начале апреля началось спровоцированное коммунистами крестьянское восстание в Самлауте, которое стало прелюдией гражданской войны. С этого момента левые окончательно отвернулись от главы государства и перешли к тактике партизанских действий против существовавшего в стране режима. Консолидация левых в рамках Сангкума и использование их как контрбаланс в политической борьбе стали теперь невозможны, а поле политического маневра для главы государства резко сузилось. Почувствовав это, противники главы государства справа перешли в наступление, обвиняя его в том, что в начале 60-х годов он пошел на соглашения с северовьетнамскими коммунистами. Они говорили, что Сианук предал подлинные интересы Камбоджи, продал кхмерские земли вьетнамцам, потакал коммунистам. Американские бомбардировки камбоджийской территории, на которой находились северовьетнамские базы, давали дополнительный повод для раздражения против Сианука, нараставшего в политически активных слоях населения.

Обвинения США в агрессии против Камбоджи, с которыми регулярно выступал глава государства, выглядели в этой связи не совсем убедительно. Он приводил обычно массу цифр, касающихся американских вторжений на территорию и в воздушное пространство страны, сообщал о жертвах и страданиях кхмерского населения. Он любил указывать, что кхмеры — это народ героев, готовый умереть за свободу, народ, который не боится американской авиации, и «на него не произведет никакого впечатления, даже если американцы сбросят на Камбоджу атомную бомбу»147. Однако реальное наличие вьетнамских баз на камбоджийской территории нивелировало антиамериканский запал его выступлений. Американцы отвечали, что ведут войну с северовьетнамскими коммунистами, которые расположили свои базы на камбоджийской территории, и что бомбы падают не на гражданские, а на военные объекты.

В такой сложной политической ситуации у Сианука не оставалось другого выбора, кроме как хотя бы внешне солидаризоваться с правыми в борьбе против левых и прокоммунистических сил. Он сделал вид, что не замечает, как армия, провоцируя взаимное ожесточение, самым жестоким образом подавляет крестьянское восстание. В угоду правым Сианук заявлял, что восстание в Самлауте организовано «кучкой левых экстремистов», к которым он причислил и большинство левых депутатов в Национальном собрании. У арестованных повстанцев, по его словам, будто бы обнаружили документы, свидетельствовавшие об участии левых депутатов в организации этого выступления. Он потребовал, чтобы представители левой фракции в Сангкуме и Национальном собрании Ху Юн, Ху Ним и Кхиеу Самфан предстали перед военным трибуналом148.
Итогом поворота Сианука вправо стало то, что эти популярные и известные особенно в молодежной среде люди, которые оказали ему полную поддержку во время всех его политических кампаний против правых и проамериканских сил, опасаясь репрессий в свой адрес, тайно покинули столицу. Ху Юн и Кхиеу Самфан сделали это в апреле, а Ху Ним — через несколько дней после них, потом он вернулся в Пномпень и окончательно ушел к партизанам осенью 1967 г.149 Кроме них и многие другие левонастроенные интеллигенты присоединились в это время к политической организации и подпольной армии коммунистов.

Последний шанс перехватить у правых политическую инициативу появился у Сианука весной 1967 г., когда в стране стали известны жестокие методы, которыми армия и политики, с ней связанные, руководившие подавлением крестьянского восстания, действовали в провинции Баттамбанг. Сообщения об арестах, пытках и убийствах восставших крестьян подорвали престиж правого правительства и вызвали стихийные демонстрации протеста против произвола правых. В конце апреля 1967 г. почти 15 тыс. студентов и учащихся Пномпеня вышли на массовые митинги в лицеях и пагодах. Они выступили в поддержку левых депутатов, против США и правительства Лон Нола. Студенческие волнения, нападения кхмерских учащихся на преподавателей, попытки забаррикадироваться в своих учебных заведениях, требования реформ и ухода правого правительства приобрели такой масштаб, что у Сианука появились все основания обвинить, наконец, правительство правых в дискредитации власти и отправить его в отставку.
 
В то же время не вызывало сомнений, что эти волнения Сиануком не контролировались, что за спиной кхмерских учащихся стояли агитаторы и пропагандисты прокоммунистических сил, связанных с Китаем. Ху Ним, Пхук Чхай и другие лидеры молодежного движения стремились во всем повторять уроки китайской «культурной революции», распространяли пропагандистские материалы китайских коммунистов. Все это доказывало, что остававшиеся на легальном положении левые политики — члены Сангкума окончательно вышли из-под контроля главы государства. Сианук это прекрасно понял и обвинил их не только в связях с Китаем, но и в том, что ошибался в них, выдвигая на посты в госаппарате, что они так и не внесли «свежей струи» в процесс управления государством150.

Национальное собрание, пребывавшее в состоянии растерянности ввиду небывалых студенческих выступлений, предоставило главе государства всю полноту власти для разрешения кризиса, и 30 апреля появилось новое так называемое «чрезвычайное» правительство, подчинявшееся лично Сиануку. Основными его задачами стали разрешение политического кризиса и улучшение внутриэкономической ситуации. Глава государства снова попытался вести центристскую политику, найти новый компромисс между представителями правых и левых с добавлением в правительство своих сторонников. Однако ничего у него из этой затеи не вышло: представители левых уже либо ушли в подполье, либо собирались это сделать. Они, все более решительно переходили к тактике прямого давления на власть и лично на главу государства. 28 мая 1967 г. левонастроенная молодежь, под впечатлением действий хунвейбинов в Китае, устроила погром в редакции журнала «Кхмае аекоритеть» («Независимый кхмер»), где публиковались статьи антикитайского содержания. При этом устроители погрома ссылались на заявления Сианука о том, что Китай — это лучший друг Камбоджи. В ответ глава государства вынужден был принять самые решительные меры и показать, что его заявление советскому послу в ноябре 1966 г. о том, что «если китайцы думают навязать “культурную революцию” камбоджийцам, то мы отвергнем ее»151 — не было пустым обещанием. В сентябре, чтобы избежать нараставшего хаоса в молодежной среде, глава государства вынужден был распустить Общества дружбы — камбоджийско-китайской, камбоджийско- советской и камбоджийско-немецкой, которые, по словам Сианука, «превратились в орудие пропаганды и подрыва устоев режима»152.

Вслед за этим начались преследования левонастроенных студентов и преподавателей. Был запрещен Всеобщий национальный союз студентов, распущена Ассоциация кхмерских журналистов, закрыты все частные газеты. Последние легальные представители левых сил были изгнаны из чрезвычайного правительства, аресту подверглись ректор Пномпеньского университета и десятки преподавателей и студентов. Французский исследователь этого периода истории Камбоджи Ж. Бриссе отмечал, что «давление правых на все дела королевства и в том числе на действия чрезвычайного правительства во главе с Пен Нутом оказалось настолько сильным, что вынуждало левых и крайне левых уходить в изгнание к партизанам»153.

На практике получилось, что Сианук и его чрезвычайное правительство без участия левых проводили политику, которая мало чем отличалась от курса правых. Поэтому политический раскол не был преодолен, нового политического центра как опоры власти и влияния главы государства воссоздать так и не удалось. Экономическое положение не улучшалось, борьба с коррупцией и с контрабандой кхмерского риса в Южный Вьетнам никаких ощутимых результатов не дала. Более того, внутренняя стабильность становилась все более хрупкой, так как вылазки левых партизан стали охватывать все новые районы. Сианук не нашел ничего лучшего, как призвать расстреливать каждого, кого подозревали как «иностранного агента». Потом он распорядился, чтобы «не тратить патроны», «бить палками всех экстремистов», к которым отнес тех, кто выступал против существовавшего в стране режима154. Покоя не было не только внутри страны, но и вокруг нее. Напряженность на рубежах, особенно на границе с Южным Вьетнамом, где продолжались широкомасштабные боевые действия вьетнамских коммунистов и противостоявших им американо-сайгонских войск, в 1968 г. усилилась, боевые операции все чаще переносились и на камбоджийскую территорию.

В 1968 г. стало очевидно, что Сианук свой шанс вновь укрепиться у власти так и не смог использовать. Его авторитет в стране сильно пошатнулся, он оказался под огнем критики и правых и левых, а его поддержка в правящей верхушке ограничивалась многочисленными родственниками его жены, сформировавшими собственный влиятельный клан, и несколькими особенно преданными ему политиками. Этот семейный клан стал объектом обвинений в коррупции и беззакониях, рикошетом задевавших и главу государства. Раньше он мог кого угодно обвинить в коррупции, сегодня в коррупции стали обвинять самого Сианука. В прессе писали о баснословных доходах клана его жены — Моник, члены которого контролировали национальную таможню и почти открыто занимались контрабандным ввозом в страну различных товаров. Глава государства не сделал ничего, чтобы развеять эти слухи, более того, по совету своих родственников открыл в Пномпене казино. У людей, даже продолжавших его поддерживать, это вызвало возмущение, так как противоречило всем концепциям так называемого кхмерского, буддийского пути к социализму и всем принципам национального общежития, которые он пропагандировал ранее. Кхмерское общество, по словам Чандлера, устало «от бесконечных монологов Сианука, от его самолюбования и отталкивающего окружения»155.

Свидетельством падения авторитета Сианука и его пошатнувшейся власти стал состоявшийся летом 1969 г. Национальный конгресс, на котором все время звучала как завуалированная, так и вполне открытая критика его действий. Когда он поставил ключевой вопрос о доверии к себе как главе государства, то едва не потерпел крах: в результате развернувшихся дебатов была принята резолюция, хотя и выражавшая ему вотум доверия, но только при условии, что будет немедленно сформировано новое правительство, способное обеспечить преодоление возникших экономических и политических трудностей156.

Поражение главы государства стало очевидным, когда Национальный конгресс вернул на пост премьер-министра генерала Лон Нола. Это означало реальную «реинкарнацию» оппозиционного ему правительства правых и очень существенное ограничение его власти. Более того, его теперь обвинили во всех бедах, обрушившихся на страну. Новый премьер-министр сразу же заявил: «Сангкум не достиг ничего в области промышленности и торговли, более того, он терпел сплошные неудачи. Повсюду мы несем одни лишь убытки»157. Особенно острой критике подверглось состояние сформированного по инициативе Сианука государственного сектора экономики.

Внешняя политика также стала предметом неприятия и пересмотра. В начале июня новое правительство восстановило дипломатические отношения с США, тем самым подорвав всю внешнеполитическую стратегию Сианука. Началось быстрое сближение Камбоджи с США и, наоборот, резкое охлаждение отношений с ДРВ и с правительством Фронта национального освобождения Южного Вьетнама. Оказавшись под огнем жесткой критики, Сианук ради сохранения остатков власти попытался пойти рука об руку с правыми, забыв, как еще недавно заявлял: «Королевское правительство торжественно подтверждает, что на камбоджийской территории нет никаких военных баз» (имелись в виду базы северовьетнамских войск. — Д. М .)158. Теперь он «прозрел» и вместе с правыми политиками начал обвинять во всех бедах страны вьетнамских коммунистов, которые развязали гражданскую войну, оккупировали значительные приграничные области, пытаются втянуть Камбоджу в индокитайскую войну. В начале октября 1969 г. он признал, наконец, наличие 40 тыс. северовьетнамских войск в Камбодже159, а в конце декабря 1969 — начале января 1970 г. глава государства даже опубликовал в журнале «Ле Сангкум» серию статей откровенно антикоммунистического содержания. Он писал, что «присутствие американцев в нашем регионе позволит нам заставить европейский социалистический лагерь и даже азиатский ... по крайней мере, уважать нас»160. Он даже отдал в июле 1969 г. специальное указание представителям кхмерской прессы «избегать “чрезмерной” критики американской политики в Азии и американских бомбардировок приграничных районов Камбоджи»161. Это распоряжение означало полную капитуляцию главы государства перед правыми, — ведь еще недавно он гневно обличал американские бомбардировки. Ш. Мейер, занимавший пост его советника, отмечал: «...Коммунизм становится в глазах главы государства врагом Камбоджи. В этих условиях американский империализм объективно выступал в качестве союзника»162.

Однако все попытки объединиться с правыми и действовать с ними совместно к успеху не привели. Положение Сианука во власти сильно пошатнулось. Никто не забыл про его заигрывания и дружбу с левыми и с вьетнамскими коммунистами, его антиамериканские заявления и демарши. Влиятельные правые политики, деятели правого толка и особенно такой авторитетный политик, как Сим Вар, не доверяли Сиануку, критиковали его самого и его окружение, некоторые даже предлагали добиваться его отставки с поста главы государства. Почувствовав, что его власть под реальной угрозой, глава государства вновь попытался сменить курс, продемонстрировать противникам свою популярность и поддержку в простом народе.

Последний бой за сохранение своей власти Сианук дал в конце декабря 1969 г., всего за три месяца до переворота, лишившего его всех постов. Эмиссары принца отправились в сельские районы, расположенные в окрестностях столицы, чтобы мобилизовать население для участия в манифестациях в поддержку «отца нации». Однако по указанию министерства внутренних дел, провинциальные власти, которые всегда раньше были готовы выполнить любой приказ Сианука, на сей раз «не рекомендовали крестьянам принимать участие в манифестациях»163.

Не сумев организовать массы на антиправительственные выступления, столкнувшись с прямым противодействием правительства и местных органов власти, глава государства попытался использовать свой последний шанс переломить ситуацию и добиться отставки правящего кабинета. Он решил разыграть новую политическую комбинацию — созвать Национальный конгресс, а перед самым его открытием спровоцировать правительственный кризис путем дезорганизации работы кабинета: четверо лично преданных ему министров должны были подать в отставку.

План был реализован, отставка сторонников главы государства была принята, но падения правительства правых не последовало. Когда же три дня спустя, убедившись, что правительственный кризис так и не разразился, Сианук попросил вновь ввести четырех ушедших в отставку министров в состав правительства, — заменявший Лон Нола на посту премьера известный правый политик Сисоват Сирик Матак отказался это сделать. Фиаско главы государства было полным. В кабинете министров осталось теперь только два преданных ему лично человека — Ум Маннорин и Состен Фернандес — люди из его ближайшего окружения, входившие в клан его жены Моник Сианук. Один из них контролировал полицию, другой — провинциальную охрану. Этого было явно недостаточно, чтобы хоть как-то влиять на действия исполнительной власти.
Надежды на поддержку испытанного Национального конгресса также не сбылись. Сторонники принца обеспечили участие в его заседаниях примерно 1,5 тыс. «своих» делегатов, готовых поддержать главу государства. К их помощи в ходе работы конгресса он и рассчитывал прибегнуть. Однако накануне открытия он неожиданно узнал, что его противники решили бороться с ним на его же поле, мобилизовав в качестве делегатов около тысячи военных, одетых в штатское, преданных правительству Лон Нола. В результате правые заблокировали любые попытки принять на Конгрессе резолюцию об отставке правительства, на что так надеялся Сианук. Новый удар он получил, когда во время голосования депутатов Национального собрания о лояльности ему только 11 человек проголосовали «за», а 76 поддержали одного из главных правых политиков — Сим Вара164.

Такой результат голосования означал новое фиаско главы государства, и Сианук решил опять взять паузу и временно выйти из борьбы. Как и в 1967 г., он объявил, что отправляется на лечение во Францию и передает власть в руки премьер-министра. Как объяснял впоследствии свои действия глава государства, он «полагал, что в запасе у него еще есть время и после лечения во Франции ... собирался нанести политические визиты в Париж, Москву и Пекин и, получив экономическую, финансовую и военную помощь во время этих визитов, вернуться усиленным для новой попытки навести порядок собственными силами и с помощью настоящих друзей»165. Этот план так и не осуществился. Отъезд Сианука был воспринят правыми как бегство, как признание своего поражения. Правые почувствовали, что власть уже в их руках, и немедленно изгнали из правительства всех оставшихся преданных главе государства людей. Их удалили с громким скандалом как участников коррупционных схем и контрабанды. Сианук из Франции прислал письмо в их защиту, однако все было напрасно166.

Получив в руки все рычаги власти, убедившись в беспомощности главы государства им противостоять, лидеры правых взяли курс на отстранение Сианука с его поста. Охваченные эйфорией от успехов, они не почувствовали всех скрытых угроз такого шага. Глава правительства Лон Нол отправился в приграничные провинции, уделив особое внимание Ратанакири, где вьетнамское присутствие, а также присутствие кхмерских коммунистических сил было особенно заметным. В военных гарнизонах он заявил о необходимости готовиться к борьбе с «врагом №1 — вьетнамцами». Для нагнетания напряженности правые решили вызвать волну антивьетнамских и националистических настроений и получить поддержку населения. Они полагали, что обвинения главы государства в предательстве национальных интересов, в желании отдать земли Камбоджи Вьетнаму, в коррупции и забвении интересов народа будет вполне достаточно, чтобы кхмеры согласились с переменой власти.
Для нагнетания страстей стали распространяться слухи, что вьетнамцы вновь хотят подчинить себе Камбоджу, что они уже захватили часть ее территории, что они разжигают гражданскую войну Правительство в этой связи организовало массовые народные выступления, задействовав, как всегда, безотказный и верно служивший Сиануку механизм — устройства массовых манифестаций и движений протеста с помощью глав местных администраций. Эти чиновники имели большой опыт не только организации митингов на местах, но и направления людей в столицу
Завершающий этап отстранения Сианука от власти начался 8 марта 1970 г., когда по приказу местных властей в районах, пограничных с Вьетнамом (Свайриенге, Ромдоуле и др.), состоялись анти- вьетнамские демонстрации, в которых приняло участие около 300 человек. 11 марта несколько тысяч демонстрантов устроили погромы посольств Демократической Республики Вьетнам и Временного революционного правительства Южного Вьетнама в Пномпене. Очевидец всех этих событий Ш. Мейер писал, что «учащихся учебных заведений и служащих под конвоем доставляли к месту манифестации для массовости»167.

12 марта воинствующая молодежь устроила погромы во вьетнамских кварталах Пномпеня, и наконец, на пике внутриполитической напряженности 18 марта международный аэропорт Почентонг был закрыт, вокруг зданий правительственных учреждений размещены усиленные наряды войск и полиции. Национальное собрание объявило, что «нация находится в опасности», и наделило правительство чрезвычайными полномочиями «в связи с нестабильной политической обстановкой, вызванной действиями внутренних и внешних врагов Камбоджи»168. Депутаты Национального собрания единогласно выразили вотум недоверия принцу Нородому Сиануку как главе государства, тем самым положив конец его 29-летнему правлению. В стране Установился режим во главе с генералом Лон Нолом.


Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 8-4-2020 05:48

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу