Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VI КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.

21-7-2012 01:16| Разместил: admin| Просмотров: 11498| Комментарии: 0

4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы 

В середине 60-х годов рост влияния коммунистов в стране стал настолько заметен, что на совещании по экономическим вопросам в Пномпене в мае 1966 г. Сианук заявил, что «если мы будем не в состоянии разрешить экономические трудности, то возникнет перспектива прихода коммунизма»127. Возможно, глава государства уже был осведомлен о переменах, происходивших в среде кхмерских коммунистов. В журнале «Сангкум» была опубликована статья главы государства, где он отмечал, что ему известно, что «“Прачеачун” приняла решение перейти от стадии парламентской (то есть безнадежной для нее борьбы) к стадии призыва к восстанию, устранения силой монархии и нашего режима и замены их марксистским коммунизмом»128.

Однако из этой статьи следовало, что Сианук не знал и даже не догадывался о существовании нелегальной НРПК, а полагал, что он имеет дело все с той же беспомощной «Прачеачун». Не знал он и кто именно стоит во главе коммунистов, его несколько беспокоило лишь то, что их деятельность в стране заметно активизировалась. Про Салотх Сара он не имел никакой информации и понял, кто на самом деле руководил коммунистами, только в 1975 г. Не знал он об этом, так как в партии поддерживалась жесткая дисциплина и конспирация. Советские дипломаты, ссылаясь на «неофициальные источники», сообщали, что кхмерская Компартия в 1966 г. состояла «из небольших по количественному составу ячеек, связь которых с вышестоящей организацией поддерживается через связников, выступающих, как правило, под псевдонимами. Членам партии категорически запрещено раскрывать свою принадлежность к “Прачеачун” даже среди своих единомышленников — прогрессистов, не состоящих в партии. Это запрещение относится и к представителям социалистических стран... в том числе представителям ДРВ и КНР»129. Такое требование, а главное неукоснительное его выполнение было вполне в стиле руководства Салотх Сара.

Радикализм и энергия лидера, заявлявшего, что «политическая борьба не принесет никаких результатов»130, придал партийным кадрам очевидную цель — организовать народное восстание и свергнуть существующий режим. Эта задача была понятна всем членам партии, с нею соглашались и многие коммунисты, находившиеся во Вьетнаме. Характерен эпизод, когда авторитетный в партийных кругах член ЦК партии Кео Меас, который еще в 1958 г. из-за угрозы ареста эмигрировал во Вьетнам, в ответ на нежелание лидера ханойских кхмеров Сон Нгок Миня поддержать новый курс партийного руководства в Камбодже публично обвинил его в перерождении, поскольку «во время своего безопасного существования во Вьетнаме тот стал равнодушен к судьбе партии и основным целям ее борьбы»131. Сон Нгок Минь же в ответ указывал вслед за своими вьетнамскими друзьями, что «вооруженная борьба с правительством Сианука ослабляла его и открывала дорогу проискам американского империализма против Камбоджи»132.

Переход к вооруженной борьбе, как предлагал Салотх Сар, означал резкое изменение политики коммунистов, которые, находясь на «вторых ролях», будучи заложниками дружбы Ханоя и Пномпеня, не могли рассчитывать на весомую поддержку ни внутри страны, ни за ее пределами. Отказ от следования в русле политики «старших братьев», переход к «самостоятельному, особому курсу по основным вопросам теории и практики революционной борьбы»133, о чем заявили молодые партийные лидеры, позволил компартии заметно активизировать свои действия.

Радикальные предложения Салотх Сара встречали и несогласие, особенно среди тех коммунистов, которые привыкли во всех случаях оглядываться на Вьетнам. Они выступали против того, чтобы без санкции из Ханоя переходить к вооруженной борьбе против режима Сианука. О некоторых противоречиях среди кхмерских коммунистов рассказал советскому послу Пок Доскомар — тогда руководитель отдела банка Инадана Джати, позже ставший одним из видных деятелей «красных кхмеров». Он сказал, что в Камбодже есть два вида прогрессистов. Пок Доскома (так в тексте. — Д. М .), сообщал далее посол, «воздерживался называть их коммунистами, но на самом деле, говоря о прогрессистах, он намекал на положение в местной Компартий ''Прачеачун''» 134. Вот как характеризовал их Пок Доскомар: «Одни прогрессисты — это бывшие студенты, получившие образование во франции. Другие — никогда не выезжали в европейские страны, они восприняли передовые идеи, изучая марксистско-ленинскую литературу на месте». Между прогрессистами первого и второго рода, по словам Пок Доскомара, возникло недоверие. Прогрессисты, которые не знакомы с европейским коммунистическим движением, обвиняют прогрессистов, вернувшихся из Франции, в том, что они, как и Французская компартия, якобы «подчиняются жезлу Москвы», и даже называют их «москвичами»135.

Из этого сообщения следует, что положение Салотх Сара как лидера партии в середине 60-х годов было очень непрочным. Провьетнамские коммунисты, а именно их имел в виду Пок Доскомар, говоря о прогрессистах второго рода, во внутрипартийной борьбе называли своих противников профранцузскими или даже промосковскими деятелями. Такими ярлыками они снабжали Салотх Сара и его сторонников, стараясь, вероятно, затушевать идею самостоятельности и суверенности коммунистической организации в Камбодже, с которой выступали их оппоненты. На самом деле, «промосковскими» эти люди никогда не были. Кстати, к «москвичам» отнес себя и Пок Доскомар, по словам которого, «для него и людей его поколения Сталин был и остается символом периода строительства и победы (впервые в истории) социалистического общества»136.

Увлечение Сталиным и его методами было, видимо, очень распространено в этой среде, судя по тому, что и другой известный левый политик — Ху Ним, который в интерпретации Пок Доскомара также относился к группе «москвичей», в беседе с советским послом высоко оценивал его деятельность и заявил, что «не понимает нынешней советской политики, она носит антикитайский характер, КПСС не поддерживает национально-освободительное движение»137. В итоге советский посол охарактеризовал его как «ярого прокитайца и недруга Советского Союза»138.

В процессе внутрипартийной борьбы точка зрения Салотх Сара и его сторонников, выступавших за начало вооруженных действий в стране, взяла верх. Уже в 1966 г. в советское посольство в Пномпене стали поступать сообщения о том, что «Компартия готовит массы к вооруженному восстанию»139. Этим сообщениям, однако, мало кто верил, считая, что кхмерские коммунисты остаются под плотным контролем их вьетнамских «старших» товарищей. Оценивая в это время ситуацию в стране, советские дипломаты сообщали, что «из бесед с лицами, близко стоящими к партии “Прачеачун”, а также из неофициальных источников известно, что “Прачеачун” продолжает считать, что вопрос о вооруженном восстании и замене существующего режима революционным правительством не стоит на повестке дня партии. Для этого в стране нет революционной ситуации, международная обстановка вокруг Камбоджи не позволяет ставить этот вопрос даже в дискуссионном порядке. В этой связи можно заметить, указывали они, что “Прачеачун” не поддерживает китайского тезиса о том, что революционная ситуация имеет место во всех странах, где народ подвергается эксплуатации»140. Трудно сказать, на каких источниках основывались подобные умозаключения. Не исключено, что советских дипломатов намеренно дезинформировали, чтобы исключить возможность влияния Москвы на борьбу в рядах Компартии Камбоджи. С другой стороны, источники их сведений могли быть связаны с провьетнамским крылом коммунистов, а они рассматривали полученную от людей из этого «крыла» информацию как точку зрения всей партии. К этому следует добавить, что в это время любые факты, противоречившие представлениям советского посольства о ситуации в Компартии, трактовались им как исходящие из рук китайцев, а не кхмеров. Проводилась линия, что кхмерские левые поддерживают Сианука, а эмиссары из Пекина провоцируют их на восстание.

С таких позиций рассматривался и заметно ужесточившийся в то время тон статей в левых и прокоммунистических газетах. В них указывалось, например, что «современный этап является этапом мировой пролетарской революции» и что «кхмерский народ также находится в этом потоке»141 или что «братья рабочие и крестьяне должны непременно объединиться, чтобы разгромить феодальных и реакционных правителей и их лакеев на земле Камбоджи... Против них могут быть использованы все формы борьбы... вплоть до применения оружия против чужеземцев и местных эксплуататоров. В борьбе с ними все методы хороши»142. Подобные тексты советские дипломаты называли «статьями явно китайского происхождения»143. Они не могли представить себе, что эти публикации отражали мнение руководства кхмерской Компартии. В сообщениях посольства говорилось, что «партия (“Прачеачун”. — Д. М.) не ставит своей ближайшей задачей смещение Сианука. В целом партия очень осторожно относится к критике внешнеполитического курса Сианука»144. Одной из причин такой сдержанности называлось то, что «активная деятельность и критика в адрес Сианука обострила бы отношения Камбоджи и НФОЮВ, так как Сианук заявлял о связях “красных кхмеров” с Вьетмином и он не без основания считает, что местные коммунисты до настоящего времени поддерживают связь с ПТВ и Народно-революционной партией Южного Вьетнама»145. Вьетнамские товарищи, отмечали советские дипломаты, «в целом стремятся к тому, чтобы избегать всяких конфликтов с Сиануком», и идут в настоящее время на любые уступки Сиануку. В связи с этим не исключено, что вьетнамцы, которые, несомненно, сохранили свое влияние на «Прачеачун», дали камбоджийским коммунистам рекомендации не раздражать Сианука146.

На самом деле, все эти вполне логичные умозаключения не соответствовали действительности, так как в марте 1967 г. Салотх Сар провел расширенное совещание Постоянного бюро ЦК, на котором было заявлено, что коммунисты завоевали абсолютное превосходство по сравнению с правящими классами, что национально-демократическое движение находится на подъеме и вступило в этап непосредственной революции. Исходя из таких оценок, Компартия приняла решение развернуть «гражданскую войну» против королевского правительства Сианука147.

На первый взгляд, эти оценки и решения мартовского совещания выглядят нереалистичными, напрямую заимствованными из Пекина, где в это время рассчитывали, что Компартии стран ЮВА перейдут к вооруженной борьбе, свергнут существовавшие в этих странах политические режимы. Для не знающих кхмерскую специфику эти решения выглядят откровенно авантюрными и их можно расценить как попытку кхмерских коммунистов осуществить на практике советы, поступавшие из Китая, и вслед за коммунистами соседних стран развязать так называемую «народную войну». В краткой истории НРПК образца 1984 г. также указывается, что «Пол Пот неверно оценивал обстановку в Камбодже, придерживался принципов “народной войны”, '‘гражданской войны” против сиануковского режима, когда революционная база была еще слаба»148.

На самом деле, если более внимательно проанализировать принятые на мартовском совещании документы, то выяснится, что расчеты их авторов не были беспочвенны. Дело в том, что решение о вооруженном восстании с опорой на беднейшее крестьянство было принято в момент, когда кризис существовавшего в стране режима и положенной в его основу экономической модели зашел очень далеко.

Внутреннее напряжение и социальные диспропорции в камбоджийском обществе нарастали. На одном полюсе росла армия разорившихся и безземельных крестьян, которые, по признанию Сианука, «живут в нищете, питаются только рисом и лишь изредка сушеной рыбой»149, на другом — непрерывно продолжалось разбухание бюрократического аппарата. К 1967 г. его численность достигла 52,1 тысячи человек, т. е. по сравнению с 1956 г. возросла более чем в два раза150. На содержание чиновников тратилось теперь до 60 % всей расходной части бюджета151.

Социальная несправедливость отягощалась чиновничьим произволом, коррупцией, контрабандой, общим разочарованием тысяч людей в существующих порядках. Социально-экономическая ситуация в Камбодже усугублялась растущей политической нестабильностью, заметным ослаблением режима личной власти и политического авторитета Сианука. Это стало особенно заметно, когда на выборах 1966 г. его противники получили большинство в Национальном собрании, а в столичных газетах развернулась кампания критики внутри- и внешнеполитического курса главы государства. Раскол в правящих верхах давал коммунистам дополнительные шансы на успех.

Несомненно, что все это учитывалось руководством Компартии, принявшим решение о переходе к вооруженной борьбе. Более того, Салотх Сар прекрасно понимал, что лишь одним актом объявления войны существовавшему режиму коммунисты сразу же выходили не только на авансцену внутренней политики, привлекали в свои ряды множество новых сторонников из среды левонастроенной интеллигенции и обездоленных крестьян, но и выходили из фактической изоляции от международного коммунистического движения. Только после начала вооруженных действий о существовании в Камбодже коммунистов узнали в Европе, и в марте 1968 г. в статье в центральном органе Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) газете «Нойес Дойчланд» указывалось, что «Компартия Камбоджи — это одна из марксистско-ленинских партий, образованных послег 1960 iv» и что ее представители должны быть приглашены участвовать в подготовке совещания коммунистических и рабочих партий152.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 17-10-2019 09:46

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу