Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА

21-7-2012 22:40| Разместил: admin| Просмотров: 14433| Комментарии: 0

 1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг. 

О перевороте 18 марта 1970 г. и своем отстранении от власти Сианук узнал в Москве, куда он прибыл из Парижа и где находился с официальным визитом. Уже на аэродроме перед отбытием из столицы СССР советские представители сообщили ему полученную информацию о беспорядках, происходящих в Пномпене, и порекомендовали немедленно вылететь в Камбоджу. Ему даже сказали, что его власть «висит на волоске» и переворот может случиться в любую минуту. Сианук в ответ попросил Председателя Совета министров СССР А.Н. Косыгина, провожавшего его в аэропорту, разрешить ему остаться на некоторое время в Москве до прояснения ситуации на родине. На это ему было настоятельно порекомендовано покинуть Москву, и как это было запланировано ранее, отбыть с визитом в Пекин. Там, как ему сказали, находясь ближе к родине, он будет иметь намного больше возможностей влиять на ход политических событий в Камбодже, чем в столице СССР1.

Довольно бесцеремонно выталкивая Сианука из Москвы, в советском руководстве, по всей видимости, полагали, что, отстраненный от власти, он вряд ли сможет вновь подняться и вернуть себе положение руководящего политического деятеля. Отправляя Сианука в Пекин против его воли, советское руководство демонстрировало уверенность, что на политических перспективах бывшего главы Камбоджи поставлен крест. Жесткость эта по отношению к принцу объяснялась, вероятно, и другими мотивами. В Москве не забыли и то, что в идеологическом споре КНР и СССР Сианук восхвалял Китай, и то, как он язвительно комментировал советскую политику, а в ответ на отсрочку его визита в Москву осенью 1965 г., на массовом митинге в Пномпене — заявил, что СССР ищет в Камбодже лакеев, а «я вам не лакей»2, и как он долгое время демонстративно отказывался принимать советского посла. Освобождаясь от Сианука, Москва показывала, что, несмотря на переворот в Пномпене, она не собиралась разрывать отношения с Камбоджей, наоборот, желала засвидетельствовать новым властям страны, что СССР готов убрать все препятствия для признания их политического режима. Лон Нол в свою очередь оценил усилия Москвы и в специальной телеграмме на имя А. Н. Косыгина заверил, что, «свергнув Сианука, мы имели в виду только эту личность», и необходимо, «чтобы советско-кхмерская дружба оставалась незыблемой во имя наивысшего блага наших народов»3.

Ставка на новые камбоджийские власти, сделанная в это время в Москве, как показали дальнейшие события, оказалась ошибочной и, скорее всего, исходила из выводов советских дипломатов, находившихся в Камбодже. Они в это время в своих докладах, как, впрочем, и большинство западных политологов, утверждали, что шансов на сохранение бывшего главы государства у власти нет никаких и что приходящий ему на смену режим будет более сильным и стабильным, так как будет пользоваться поддержкой в обществе4. Вся последующая советская политика относительно Камбоджи, невзирая ни на какие послания Сианука из его резиденций в Пекине и в Пхеньяне, в которых он называл СССР «великим и справедливым государством, способным потребовать от США полностью прекратить воздушные налеты и иные виды вмешательства в Камбодже»5, несмотря на совершенно иной, чем прогнозировалось ранее, ход событий в стране, исходила, как ни странно, из этих же представлений. СССР не только фактически признал лонноловский режим, сохранив свое посольство в Камбодже, но не прервал с ним дипломатических отношений даже позже, когда уже все было ясно относительно политических перспектив Лон Нола и его окружения. Советские представители выступили в поддержку Кхмерской Республики в 1971 г. на XXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН, в 1972 г. согласились пролонгировать на год заключенный еще с Сиануком в 1957 г. договор о торговом и экономическом сотрудничестве между СССР и Камбоджей6. Дело дошло до того, что печать этой страны отмечала в 1972 г., что «в настоящее время создается впечатление, что Советский Союз ждет удобного момента, чтобы протянуть нам руку дружбы»7. В январе 1973 г. газеты в Пномпене сообщили, что «русские официально пригласили наших спортсменов в августе посетить Советский Союз»8.

Вялотекущее сотрудничество с лонноловским режимом происходило параллельно с неафишируемыми попытками Москвы найти подходы к его противникам в лице руководства Компартии Камбоджи. В июне 1973 г. от имени ЦК КПСС через вьетнамских товарищей в адрес кхмерских коммунистов было направлено специальное послание с предложением о восстановлении межпартийных связей и оказании им поддержки, а еще в апреле этого года им также по каналам «вьетнамских друзей» просили передать мнение советских руководителей о том, что «товарищи из НРПК не совсем правомерно ставят свои связи с КПСС в зависимость от признания СССР Сианука. Нам необходима их помощь, чтобы лучше знать ситуацию в Камбодже»9. Однако лучше узнать эту ситуацию и вступить в контакт с руководством Компартии Камбоджи советским представителям в то время так и не удалось. Причина этого заключалась не только в том, что «кхмерские патриоты» опирались на помощь со стороны Китая, но во многом и из-за того, что в Москве никак не могли сделать окончательный выбор в пользу одной из борющихся камбоджийских сторон.

Только в феврале 1975 г., когда бесславный конец Кхмерской Республики стал очевиден, в Москве решили прервать все контакты, и один из госкомитетов, который собирался пригласить представителей пномпеньского режима на семинар-практикум, проводимый по линии ООН, получил специальное предписание: МИД «считает нецелесообразным » направлять приглашение пномпеньскому режиму, поскольку СССР выступает в поддержку камбоджийских патриотов, и их «правительство считает единственно законным представителем кхмерского народа»10.

Этот поворот советской политики по отношении к сторонам кхмерского внутреннего конфликта, впрочем, как и последующее решение направить в помощь КПНЕК материальные средства в виде медикаментов и тканей11, наступил слишком поздно и никоим образом не мог повысить акции СССР в глазах шедших к власти «красных кхмеров». Москва как была, так и осталась в стороне от развития политических процессов в Камбодже, не имея рычагов давления ни на лонноловское правительство, ни на кхмерских коммунистов, ни на Сианука, который в декабре 1972 г. в беседе с корреспондентом Агентства Франс Пресс назвал Советский Союз своим врагом. В другом интервью он сказал, что «никогда не простит Советский Союз» за позицию, занятую против него после мартовского переворота 1970 г. «Я надеялся, — говорил он, — что русские поддержат меня. Но когда они увидели, что у меня нет никакого намерения возвращаться в Камбоджу, чтобы меня там казнили, они оставили меня»12.

В этой связи показательна судьба нескольких советских дипломатов, остававшихся в посольстве в Пномпене вплоть до вхождения в город коммунистических частей. Они сначала были арестованы и чуть было не расстреляны, но потом вместе с другими иностранцами отправлены новыми хозяевами Камбоджи в Таиланд. Информация одного из них о том, что происходило с ними в Пномпене, полученная по специальному каналу в Москве, полна скрытого драматизма. «Сегодня (19 апреля 1975 г. —Д М) около 11 часов, — сообщал представитель советского Министерства обороны, — примерно 40 вооруженных кхмер-ромдосов (по-кхмерски румдох — освободители. — Д . М .) просиануковцев произвели погром нашего посольства. Мы, в течение 30 минут, старались доказать нападавшим, что это советское посольство, посольство дружественной им страны. Однако под угрозой расправы с нами они потребовали открыть двери посольства, угрожая открыть огонь из базук, и сделали необходимые приготовления. Все советские граждане были арестованы и вывезены в штаб кхмерромдосов в порту. ...Никакой встречи с руководством нападавшие не организовали, не назвали они и своего высшего командования. Вели себя по отношению к нам грубо, постоянно угрожали расправой»13.

Сейчас понятно, что атаку на наше посольство организовали, скорее всего, не просиануковские «кхмер-ромдосы», а, по всей видимости, какой-то из отрядов «красных кхмеров» Восточной зоны. К 1975 г. отдельных воинских частей кхмер-румдохов уже не существовало, а кроме того, ни в одном из многочисленных свидетельств о первых днях после падения Пномпеня нет ни слова о том, что в городе действовали какие-то просиануковские отряды. Ошибка нашего представителя была вызвана скорее всего тем, что нападавшие носили зеленую форму, а не черную, как большинство солдат «красных кхмеров» из других зон. Однако в главном выводе своего послания он оказался удивительно точен: «Подобные акции могут продолжаться и впредь. Это подтверждается открыто враждебным отношением красных кхмеров к нам, в чем я убедился во время утреннего выезда в город»14- Таков оказался печальный результат политики СССР в Камбодже, где для «красных кхмеров» наши люди в Пномпене и в их лице СССР были чуть ли не пособники поверженных врагов, и ни о каких контактах с ними, на что, видимо, рассчитывали в Москве, и речи быть не могло.

Думается, что мало кто предполагал такой поворот событий, когда свергнутый Сианук под нажимом советских официальных лиц покидал Москву. Он прибыл в Пекин 19 марта 1970 г. «ошеломленный и разъяренный », в состоянии полной неопределенности и нерешительности15. В этот критический для него момент он оказался совершенно один и не был вполне уверен в том, что есть смысл продолжать борьбу за власть. Тем более что вне страны переворот Лон Нола без промедления поддержали американцы и все их многочисленные союзники, которые приветствовали «позитивные перемены в Камбодже»16. Судя по недавно открытым архивным документам, китайское руководство также было готово поддержать новые камбоджийские власти, тем более что у Лон Нола, вставшего во главе нового режима, были давние связи в Пекине. За год до переворота этого деятеля «с большой помпезностью встречали во время визита в Китай’17. Он посетил с официальным визитом Пекин, а также Гуанчжоу, где были похоронены его предки. Вероятно, что Лон Нол во время этого визита дал китайским руководителям определенные заверения и обещания, поэтому в Китае долго колебались, прежде чем сделать окончательную ставку на отстраненного от власти Сианука. Политическое будущее бывшего главы Камбоджи в этот критический для него момент спасли северовьетнамцы, которые с самого начала твердо выступили против Лон Нола и в поддержку Сианука. Это было и понятно: с Сиануком они всегда могли найти общий язык, а с Лон Нолом это было невозможно.

Министр иностранных дел Вьетнама Нгуен Ко Тхать вспоминал в 1978 г.: «Когда Лон Нол сверг Сианука, то Китай просил Вьетнам поддержать не Сианука, а Лон Нола. 20 марта 1970 г. Фам Ван Донг (премьер-министр ДРВ. — Д М ) приехал в Пекин и беседовал там с Сиануком. Сианук сказал ему, что если его поддержит Вьетнам, то поддержит и Китай. Фам Ван Донг ответил ему: «Теперь мы братья по оружию»18. Заявление Сианука от 23 марта 1970 г. (из пяти пунктов) Китай поддержал только 5 апреля, причем согласился лишь с четырьмя пунктами. Но Лон Нола Китай не поддержал»19. На то, что Китай занял сторону Сианука, а не Лон Нола, повлияли не только представители вьетнамского руководства, но и уговоры Салотх Сара, который в это время якобы тоже находился в Пекине, куда «прибыл для консультаций»20. По другим сведениям, он прибыл в китайскую столицу совместно с Фам Ван Донгом уже после переворота в Пномпене 20 марта 1970 г.21 В уже упоминавшейся «Черной книге» утверждается, что именно «Салотх Сар убедил китайского премьер-министра Чжоу Эньлая в том, что Сианук должен занять наступательную позицию по отношению к Лон Нолу»22.

Это сообщение, в свою очередь, противоречит вьетнамской версии, согласно которой «руководители Кхмерской Компартии сначала решительно выступили против присоединения к бывшему главе государства, однако по совету Партии трудящихся Вьетнама все-таки поддержали его»23. Известно также, что Фам Ван Донг во время своей длительной беседы с Сиануком «убеждал принца сопротивляться, обещая ему возвращение к власти в течение сорока восьми часов»24.

Нельзя исключить и того факта, что многочисленные сообщения о причастности ЦРУ к перевороту в Пномпене и о тесных связях Лон Нола с представителями американского командования во Вьетнаме повлияли на окончательное решение Китая поддержать свергнутого правителя Камбоджи. Информация об этих контактах выглядела вполне правдоподобно, тем более что США не только сразу же признали новый пномпеньский режим, но и объявили его своим союзником по войне в Индокитае. Представитель Белого дома по вопросам печати Р. Зиглер заявил, что «американскому командованию предоставлено теперь право санкционировать вторжение американских войск на территории Лаоса и Камбоджи в случае военной необходимости»25.

Пять дней многочасовых переговоров и консультаций, проходивших в Пекине, завершились тем, что Фам Ван Донг все-таки убедил Сианука продолжить борьбу, а своих китайских союзников — поддержать отстраненного от власти камбоджийского правителя. Бывший глава Камбоджи «перешел Рубикон» 23 марта 1970 г., когда выступил со специальным заявлением, в котором он охарактеризовал захват власти 18 марта 1970 г. как переворот, незаконный и неконституционный. Он объявил о роспуске действовавших в Пномпене правительства и парламента Камбоджи и о намерении создать Национальный единый фронт и Национально-освободительную армию26.

Через несколько дней — 26 марта бывшие члены Сангкума и депутаты парламента Кхиеу Самфан, Ху Юн и Ху Ним, исчезнувшие из Пномпеня в 1967 г., которых после этого стали называть «тремя призраками », заявили о полной поддержке Сианука. 23 апреля 1970 г. было опубликовано аналогичное заявление от имени группы «Прачеачун»27. Оба эти заявления о поддержке прозвучали от лица кхмерских коммунистов и означали, что Компартия готова сотрудничать с бывшим главой государства в борьбе с лонноловским режимом. В то же время руководство Компартии продолжало сохранять свое инкогнито, и Сианук об ее истинных руководителях, с которыми он фактически вступил в союз, так и не узнал, хотя вполне вероятно, мог встречаться с Салотх Саром в пекинских коридорах власти. Кроме коммунистов в это же время к Сиануку присоединились и некоторые его наиболее верные сторонники и личные друзья, вроде бывшего премьер-министра Пен Нута, покинувшие Камбоджу после переворота.

На территории Камбоджи в это время уже разгорелись ожесточенные бои, когда по приказу Лон Нола части кхмерской армии атаковали базы вьетнамских войск на северо-востоке страны в провинциях Ратанакири и Мондолкири. Объектами этих атак стали и места базирования боевых отрядов Компартии. В этой сложной ситуации кхмерские коммунисты обратились к Северному Вьетнаму с призывом о немедленной помощи. Интересно, что это историческое обращение было сделано не лидером партии — Салотх Саром, а его заместителем Нуон Чеа. Трудно сейчас понять, чем это было вызвано. Вполне вероятно, что для введения вьетнамских войск в Камбоджу ДРВ требовалось, чтобы этот призыв шел из самой страны, где в отсутствие Салотх Сара, который находился в Пекине, власть была в руках Нуон Чеа. Другая версия состоит в том, что Нуон Чеа считался «провьет- намским» человеком в руководстве партии и его призыв мог быть быстрее услышан. Можно предположить также, что Салотх Сар уже тогда не хотел ассоциировать себя с Вьетнамом и стремился от него дистанцироваться и поэтому переложил ответственность за приглашение вьетнамских войск в Камбоджу на своего заместителя. По воспоминаниям Нгуен Ко Тхатя, «Нуон Чеа попросил о помощи и за десять дней мы освободили пять провинций Камбоджи»28. Реально же в 1970 г. северовьетнамцы оккупировали почти четверть территории Камбоджи, разгромили лучшие силы кхмерской армии, и только вторжение американо-южновьетнамских войск, нанесших им поражение в сражениях на востоке Камбоджи, остановило победоносное движение сил ДРВ.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 23-2-2020 23:03

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу