Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)

22-7-2012 23:18| Разместил: admin| Просмотров: 29124| Комментарии: 0

6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)

Массовые чистки и жестокие репрессии, охватившие с конца 1976 г. всю страну, свидетельствовали о глубоком кризисе режима и прежде всего его политической и административной верхушки. Преследования людей должны были еще больше сгустить атмосферу страха, которая составляла важную часть существовавшего механизма власти. Поэтому «чистки» носили систематический и превентивный характер: Партийный центр старался опередить своих потенциальных врагов ударить по ним до того, как они начнут объединяться и выступать против его власти. А к этому дело шло, и примером тут могут служить слова Муол Самбата, сказанные Ху Ниму в конфиденциальной беседе: «В невыполнении показателей плана нет нашей вины. Это вина непосредственно Центрального комитета»230. Очевидно, что такого мнения придерживались и выражали его в то время представители партийно-административного аппарата, особенно его среднего звена по всей стране. Реальность — массовый, но малорезультативный принудительный труд, видимая бесполезность приносимых жертв, жесткий диктат верхушки партийного руководства и постоянная угроза ареста и репрессий, не могли не вызвать у партийных кадров разочарования в системе организации власти и управления страной. То что складывалась внутренняя оппозиция партийной политике, т. е. оппозиция со стороны непосредственных исполнителей этой политики, можно рассматривать как важнейший момент эволюции созданного в стране режима. Именно с общего разочарования результатами проводимой политики и внутреннего недовольства партийным руководством начинается процесс разрушения идеологической доктрины, обосновывающей существование и бестоварной экономической модели и тоталитарной власти. Через этот этап проходили в свое время и советские и китайские коммунисты, да и другие, пытавшиеся построить в обществе экономическую модель, противоположную товарным формам.

Началом этого процесса разочарования всегда становится тот кульминационный момент, когда противоположение «чистой» бестоварной модели товарным формам достигает своего апогея. Именно в это время и выясняется, причем первыми на свою беду это понимают руководители партийной администрации на местах, что желаемый идеал так же недостижим, как и раньше, что «безгрешное» твердо знающее путь к светлому будущему партийное руководство также допускает ошибки. Уже сам факт сомнения в непогрешимости политики правящей группы несет подлинный переворот в сознании кадровых работников, приводит, в конечном счете, к разрушению харизмы, окружающей образ «вождя» и его верных помощников. Повседневная работа шаг за шагом убеждает среднее административное звено, что многое делается не так, как надо. К тому же, по мере того как поставленные планы терпят провал, центральные партийные органы все более стремятся переложить всю ответственность за неуспех на административно-управленческие структуры на местах, сделать из них фактически заложников проводимого курса.

Поэтому именно в среде кадровых партийных работников начинается надлом революционной идеологии. То, что представляло для них раньше священный смысл, набор принципов и символов, все более вступает в конфликт с реальностью. Начинается, если можно так сказать, «десакрализация» революционной теории, в результате пего сомнению начинают подвергаться не только отдельные решения партийного центра, но и основополагающие принципы экономической и политической модели.

Вслед за приходом к власти и началом переустройства общества на коммунистических началах, в рядах самих революционеров возникает конфликт, несущий реальную угрозу существованию бестоварной системы как таковой. Конфликт происходит обычно в тот момент, когда эта система достигает наибольшей силы, когда революционная инерция еще скрывает ее нежизненность, и поэтому чаще всего он разрешается в пользу центральных партийных структур. Путем террора и репрессий они уничтожают кадровых революционеров, если так можно сказать, «первого поколения», которые в наибольшей степени бывают охвачены разочарованием. Вместо них на руководящие должности выдвигаются люди из «второго поколения», которые в силу меньшего опыта, только начинающегося «причащения» к власти, остаются в плену харизматических представлений о партийном руководстве, легко верят в любые предлагаемые им объяснения текущих неудач.

В Камбодже, например, руководство «второй волны», пришедшее к власти на местах после массовых репрессий 1976-1977 гг., воспринимало бестоварную систему как некую данность, как единственно справедливую и возможную форму организации экономической жизни общества. Для этих людей Пол Пот был грозным и непогрешимым руководителем и они и не думали сомневаться в его утверждениях о том, что «причины наших неудач носят временный и субъективный характер, они могут быть устранены политическими методами» и что «все успехи и неудачи должны рассматриваться только в том смысле, что и те и другие дают партии бесценные уроки и опыт»231. Новое поколение руководителей, пришедшее на место сгинувших в Туолсленге кадров, действительно было более преданным Пол Поту. Они верили каждому его слову, они отлично умели убивать, доносить и подчиняться, но ни опыта, ни знаний, какими обладало первое поколение, у них не было. Они не умели организовать управление своим административным округом, особенно в ситуации, когда перед страной и властью возникли очень острые проблемы: стихийное антиполпотовское движение в Камбодже набирало силу, впрочем, как и вооруженные действия на границе с Вьетнамом. К тому же от этих администраторов, как и от их предшественников, требовали выполнения установленных показателей четырехлетнего плана. И настал их черед отправляться в Туолсленг по обвинению в саботаже и противодействии линии партии. В конце концов, в ноябре 1978 г. взошел на плаху и главный разработчик четырехлетнего плана Ворн Вет. Он был обвинен (помимо умысла погубить вождя) в разработке заведомо провального четырехлетнего плана, который, оказывается, был разработан с целью разорить и ослабить страну, передать ее в руки вьетнамцев232. Политика репрессий, массового голода, бессудных убийств, когда никто — ни рядовой работник бригады, ни его руководитель, ни самые высокие местные начальники — не могли чувствовать себя в безопасности, неизбежно рождала протест, вызывала сопротивление. Вначале это выражалось в попытках бегства людей на территорию сопредельных Таиланда и Вьетнама. Из года в год поток беженцев увеличивался, несмотря на все старания «красных кхмеров» перекрыть любые возможные пути бегства людей во Вьетнам233. Позже, особенно после того, как «старое население» поставили в те же условия жизни, что и «новое», в различных областях Камбоджи стали вспыхивать стихийные выступления против властей. Люди расправлялись с местной администрацией и старались уйти в джунгли, чтобы спасти свою жизнь. Большинство таких стихийных и локальных восстаний нам известны по сообщениям редких беженцев, которым удалось спастись, в то время как большинство участников этих выступлений становились жертвами беспощадного террора. Известно, например, что в марте 1977 г. люди, находившиеся в районе Стунга, атаковали охранявших их солдат и освободили свои поселения. Полпотовцам потребовался целый месяц карательных действий с использованием авиации, чтобы восстановить положение. Точно по такому же сценарию развивались события и в близлежащем Чикренге, где люди также выступили против войск и местной администрации. Позже волнения охватили население в районах Кратие и Кампонгтхома234. О том, насколько негативно люди относились к режиму Демократической Кампучии, говорит реакция тысяч простых кхмеров на появление вьетнамских войск при их первом после 1975 г. вступлении в Камбоджу. Произошло оно в конце декабря 1977 г. — начале января 1978 г. Тогда, в ответ на нападения камбоджийской стороны, вьетнамская армия нанесла контрудар и легко проникла далеко в глубь территории Камбоджи. При этом местное население, как сообщил советскому послу высокопоставленный вьетнамский дипломат, «встречало их хорошо»235. Более того, когда вьетнамские войска отошли на свою территорию, вместе с ними добровольно ушли во Вьетнам тысячи людей236. По мнению сингапурских политологов, изучавших эту ситуацию, «разрушение камбоджийского общества, массовые убийства людей, подозреваемых в нелояльности к режиму, катастрофическая нехватка продовольствия и других товаров первой необходимости создают атмосферу, при которой население приветствовало бы любые изменения». Они считали, что «нынешнее правительство может удержаться у власти лишь благодаря террору»237. Этот вывод не вполне соответствовал действительности: несмотря на террор и «чистки», в военно-партийном аппарате сложилась довольно сильная оппозиция режиму. Она дала о себе знать, попытавшись совершить переворот, когда в феврале 1977 г. против властей выступили 600 бойцов и командование 170-й дивизии, расквартированной под Пномпенем. Восстание было подавлено, участники его — расстреляны, а весь командный состав дивизии — заживо сожжен на пномпеньском стадионе238. Однако это стало лишь первым выступлением партийных администраторов и военных разного уровня. Многие из них, не дожидаясь своего ареста, либо уходили вновь в джунгли, где вместе с верными им людьми возобновляли борьбу, либо бежали за границу. В мае 1977 г., например, Хун Сен — молодой заместитель командира полка, вместе с пятью своими офицерами, чувствуя угрозу неминуемого ареста, перешел на вьетнамскую сторону. Тогда же поднял восстание Сай Бутхонг — один из партийных руководителей в провинции Кохконг. Спасаясь от ареста, он ушел в горы и организовал партизанский отряд. Постепенно его бойцы, расширяя зоны своего контроля, к середине 1978 г. перенесли боевые действия в район автомобильной дороги Пномпень — Кампонгсаом, по которой шел основной поток риса на экспорт239.

Еще более опасные для режима события происходили на северо- востоке и востоке страны. Там против полпотовской власти попытались выступить не отдельные разрозненные отряды, а армейские части, подчиненные руководству Восточной зоны. Планировалось, что это будет решительное выступление, которое возглавит сам Со Пхим — глава Восточной зоны. Основную силу восставших должны были составить 11 дивизий и 4 полка специальных войск, входивших в Восточную зону и стоявших вдоль вьетнамской границы. Подготовка к восстанию началась еще в ноябре 1977 г., когда участники предстоящего выступления стали устраивать в джунглях тайные хранилища продовольствия240. Однако восстание сорвалось: накануне в результате предательства планы организаторов были раскрыты, а большая часть их 24 мая 1978 г. подверглась аресту. Выступления военных, начавшиеся 26 мая 1978 г., хотя и поддержанные местным населением, происходили разрозненно, сплошного фронта создать не удалось. Окружившие повстанцев войска из Юго-Западной и Центральной зон жестоко расправлялись не только с ними, но и с местными жителями, которые подозревались в симпатиях к ним. Позже, после подавления восстания, более 40 тысяч человек будет выселено из этих районов и уничтожено в ходе массовых чисток241.

Несмотря на гибель Со Пхима и разгром восстания в Восточной зоне, полностью стабилизировать ситуацию Пол Поту так и не удалось. Оставшиеся в живых военные и партийные функционеры, среди которых особенно активную роль играли Хенг Самрин и Чеа Сим — сумели вновь собрать отступивших в джунгли повстанцев и успешно атаковать верные режиму войска. Несмотря на прибытие в этот район десяти пехотных батальонов и танков, по всему 21 округу (Кампонгчам) действовало более трех тысяч партизан, которые нападали на конвои и военные посты «красных кхмеров» и постепенно вновь расширяли свою активность на всей территории Восточной зоны242. Более того, восстание постепенно распространялось и к северу, в район особого округа 505 (бывшая провинция Кратие). Там население целых деревень под руководством местных партийных комитетов уходило в джунгли243.

После подавления восстания на Востоке, Партийный центр, рассчитывая предотвратить новые выступления, еще более расширил масштабы репрессий. Чу Чет — глава Западной зоны и один из лидеров «Прачеачун» в начале 60-х, был арестован 15 марта 1978 г. и позже расстрелян244. Вместе с ним в Туолсленг отправились и другие руководители этой зоны. Более того, тогда аресты охватили уже новый круг руководителей, тех, кто выдвинулся после первой волны репрессий, поднятой против старых партийных кадров в 1976-1977 гг. В августе, например, был арестован назначенный незадолго до этого секретарем Северной зоны Конг Чап. Его арест стал свидетельством того, что даже кадровые партийцы из верной Пол Поту Юго-Западной зоны (а Конг Чап отличился именно там) превратились в жертв террора. Молох массовых репрессий пожирал теперь тех, кто совсем недавно сам расправлялся с врагами режима. Прозрение, как всегда, наступало слишком поздно. Министр промышленности Камбоджи Чень Ан, например, только когда его арестовывали в одном из цехов механического завода, по свидетельству очевидцев, стал призывать людей к восстанию и свержению Пол Пота245.

В августе назначенный Пол Потом специальный комиссар Пномпеня Хонг признал, что «половина страны попала уже в руки вьетнамцев»246. Учитывая, что активное проникновение вьетнамских сил в пограничные районы Камбоджи началось лишь в ноябре, а полномасштабное наступление лишь в декабре, то признание Хонга можно рассматривать как подтверждение успехов антиполпотовских повстанцев.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 24-2-2020 01:26

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу