Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)

22-7-2012 23:18| Разместил: admin| Просмотров: 29655| Комментарии: 0

3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики

«Красные кхмеры» приступили к разработке конкретного плана «большого скачка» еще осенью 1975 г. В конце июля 1976 г. рассчитанный на четыре года план социально-экономического развития Демократической Кампучии уже был обсужден на специальном заседании членов высшего руководства партии118. В августе на заседании расширенного пленума Компартии с разъяснениями в отношении путей реализации основных целей плана выступил «брат номер один» — Пол Пот. Он, в частности, заявил, что «партийный центр принял решение построить социализм так быстро, как это возможно, превратить отсталое сельское хозяйство в современное за пять-десять лет, а страну из аграрной в индустриальную за десять-пятнадцать лет»119.

После одобрения пленумом основных положений этого амбициозного плана он превратился в официальный партийный документ, определявший общий характер развития всей экономики страны. Существует, правда, мнение, которого придерживается, в частности, Д. Чандлер, что «из-за разочаровывавшего хода событий в Камбодже четырехлетний план был предан забвению»120. Это мнение ошибочно: многочисленные документы, факты, свидетельства очевидцев121 служат подтверждением того, что и в 1976 и в 1977 и даже в 1978 г. от местных органов власти требовалось безусловное выполнение основных показателей плана.

Главным разработчиком «плана партии по строительству социализма во всех областях» был Сок Тхуок, человек, близкий к Пол Поту, выступавший в партийных документах под псевдонимом Ворн Вет. В свое время он был яростным оппонентом Ху Юна, и после его гибели стал отвечать за вопросы экономического строительства в руководстве «красных кхмеров». Осенью 1978 г. его расстреляли, и как говорили мне в Пномпене, при том, что Ворн Вет был казнен как участник антиправительственного заговора, в вину ему вменили в первую очередь неудачи с выполнением четырехлетнего плана122.

Составляя этот документ, Ворн Вет исходил из убеждения, которое разделяли радикалы во главе с Пол Потом, что Камбоджа уже готова к «великому скачку вперед»123. В преамбуле четырехлетнего плана указывалось: «Перед нами открыты все пути для стремительного продвижения, так как необходимые условия для этого созданы: уничтожены старые отношения в сфере производства, построены новые, коллективистская система расширяется и укрепляется, ликвидированы деньги и уже исчезли основные противоречия старого кхмерского общества — между городом и деревней, управленческими кадрами и массой, между рабочими и к р е с т ь ян ам и ...» 124. Далее в этом документе утверждалось: «В нашем обществе уже господствуют коллективистские отношения и мы находимся на стадии про- должения революции... наше общество и в деревне и в городе является уже социалистическим... новые отношения эффективны, не носят эксплуататорского характера, как в старом обществе, позволяют обобществить все производительные силы, мы можем размещать рабочие бригады, использовать скот и сельскохозяйственный инвентарь так, как считаем необходимым»125. Авторы плана также отмечали: «Нам не надо проводить ни земельную реформу, ни изменений в социальной структуре общества. Мы уже вошли в социализм и сейчас должны в кратчайшие сроки построить страну. Нужно ли нам три года, прежде чем приступить к осуществлению радикального плана? Ждать до 1979 г. слишком долго, да к тому же это идет вразрез с нашей стратегией. Мы должны осуществить резкий скачок вперед. Ждать три года нам не надо, так как характер нашей революции совершенно иной, чем в других странах. Степень обобществления у нас и в других социалистических государствах различны. С точки зрения социализма мы впереди них на 4-10 лет. У нас уже новые отношения в производстве и нам не мешает то, что мешает им»126.

В преамбуле четырехлетнего плана интерес вызывает откровенная полемика автора плана с неназванными оппонентами, выступавшими против радикальных перемен и предлагавшими трехлетний период постепенного восстановления экономики. Наличие оппозиции плану и среди части центрального руководства, и особенно среди региональных лидеров подтверждают и удары по «умеренным», нанесенные осенью 1976 и в марте 1977 г., и документы, обнаруженные в главной тюрьме режима Туолсленге, где содержались наиболее высокопоставленные узники. Ху Ним в своих известных показаниях написал, например, что «потерял душевное равновесие при знакомстве с теоретическими документами партии на развитие «коллективизма»127. Сам он выступал за то, чтобы «люди имели к работе еще и материальные стимулы... для этого необходимо вновь ввести денежную систему в Камбодже»128.

В системе координат, которую построили «красные кхмеры», осторожная оппозиция Ху Нима была, по существу, открытым вызовом социально-политическому курсу радикалов. А между тем нельзя не отметить, что планы и действия Пол Пота не лишены логики. Говоря о необходимости немедленного введения четырехлетнего плана, он объяснял это тем, что «с востока и запада нас атакуют враги, поэтому если мы будем медленными и слабыми, они подчинят нас себе»129. Модернизация страны мыслилась им как непрерывный процесс, на первом этапе которого происходит подъем сельского хозяйства, а на втором — подъем промышленности. Такой путь развития он называл ноюбай кхлуон ты пын кхлуон — «политика опоры на собственные силы», благодаря которой Демократическая Кампучия сможет быстро развиваться избегая диктата других государств: «Мы будем сражаться на фронте сельскохозяйственного производства, так как обладаем сельскохозяйственными ресурсами. Мы займемся развитием других сфер экономики, когда битва в аграрном секторе будет завершена. Учитывая скорость нашего движения вперед, — это будет быстрая битва. Сельское хозяйство станет для нас фундаментом ... для укрепления и развития индустрии130.

В соответствии с основными ориентирами четырехлетнего плана, за 1977-1980 гг. предполагалось удвоить производство сельскохозяйственной продукции. В документе указывалось, что «падди (необрушенный рис) — основная база, и увеличение его производства — главная задача... все другое — это второстепенные дополнительные продукты, производство которых будет увеличено в будущем»131. Расчеты, положенные в обоснование экономических показателей плана, были просты и примитивны: «...За 100 тыс. т падди мы получим 20 млн. долларов. Если у нас будет 500 тыс. т, то будет уже 100 млн. Чтобы получить капитал, мы, таким образом, должны в максимальной степени увеличить рисопроизводство». Всего за четыре года «красные кхмеры» рассчитывали получить 1,3 млрд. долларов от экспорта сельскохозяйственной продукции (в основном риса). При этом предполагалось, что цена одной тонны риса на мировых рынках останется неизменной — 200 долларов132.

Уже из этих примитивных выкладок становится очевидным, что сельское хозяйство рассматривалось «красными кхмерами» не столько с точки зрения обеспечения продукции для внутреннего потребления, сколько как источник валютных поступлений. Поэтому объем экспорта риса приобретал в глазах правящей группы особое, самодовлеющее значение. В этом экспортном фетишизме и состоял парадокс социально-экономического эксперимента в Демократической Кампучии: отменив деньги, рынки и торговлю, закрыв страну для любых связей с другими государствами, «красные кхмеры» оказались в кабальной зависимости от мирового рынка продовольствия, а доллар фактически заменил при всех расчетах несуществующую национальную денежную единицу. Погоня за долларами за счет максимального увеличения экспорта в ущерб внутреннему потреблению стала для страны настоящим проклятием.

Стремление получить максимальное количество риса без учета реальных возможностей сельского хозяйства привело к тому, что базовые директивные показатели плана оказались сильно завышенными. В частности, планировалось с 1 гектара пашни, занятой под рис, получить 3 т зерна, а с 1 гектара, засеваемого дважды в год — в сезон дождей и в сухой сезон, — 6-7 т133. Насколько реальными были такие показатели, можно судить хотя бы по тому, что даже в предреволюционные годы 3 т риса с га получали лишь со своих полей специальные агротехнические станции. В среднем же по стране, как отмечалось, урожайность не превышала 1-1,1 т с га.

Таким образом, основная цель плана — получить 3 т риса с гектара — означала, что удвоения урожайности предполагалось достичь на прежней примитивной агротехнической базе. Эта задача, даже при максимальном использовании дешевой рабочей силы и широкой ирригации, была абсолютно нереальной. Но именно 3 т риса с гектара были заложены в конкретные планы, которые доводились до каждой административной зоны, каждого округа и отдельной бригады. Пол Пот, например, выступая на собрании партийного актива Западной зоны еще в июне 1976 г., потребовал «развернуть наступление, чтобы получить три тонны риса с гектара и, таким образом, совершить великий скачок вперед»134. Этот нереальный показатель стал главным мерилом работы партийных комитетов всех уровней, а от выполнения спущенных сверху планов стала зависеть судьба тысяч функционеров на местах.

Еще одним «базовым» показателем четырехлетнего плана стала цифра — 2,4 млн. гектаров. Такую площадь обрабатывали в Камбодже под рис в 1976 г.135, столько же было запланировано и на 1977 г. Даже самый поверхностный анализ свидетельствует о нереальности и утопичности четырехлетнего плана. Более того, при ближайшем рассмотрении выясняется, что и сам документ, по сути, не более чем набор директивных показателей для каждой зоны, причем, как легко можно заметить, некоторые из них никак не стыкуются друг с другом.

Например, общая площадь обрабатываемых земель под рисом для Северо-Западной зоны на 1977 г. была установлена в размере 662,9 тыс. га. Дальше говорится, что земель одноразового урожая в этой зоне — 400 тыс. га, а земель, с которых собирают два урожая в год 60 тыс. Вопрос: куда исчезли еще 200 тыс. га, которые числились как обрабатываемые земли? Загадки продолжаются дальше, когда мы увидим, что плановый сбор зерна, установленный на 1977 г. в объеме 1620 тыс. т, складывается из 3 т с гектара на площади в 400 тыс. га и 7 т — на площади 60 тыс. га, при этом опять 200 тыс. га никак не учитываются. Все эти очевидные огрехи и нестыковки показателей четырехлетнего плана представляются вполне закономерными. Отсутствие надежной статистики, а главное — нехватка квалифицированных специалистов, заранее предопределяли очевидные слабости подготовленного документа.

В то же время изучение его при всех недостатках и изъянах позволяет сделать некоторые довольно неожиданные выводы относительно аграрной политики «красных кхмеров» и их принципов планирования. Нельзя не заметить, например, что из заявленных к обработке в 1977 г. 2,4 млн. га земель в плановые расчеты попало лишь примерно 1,65 млн. га, а около 800 тыс. га, которые обрабатывались еще в 1976 г., просто исчезли из всех документов. В плане 1977 г. урожай с них вообще не учитывался ни в запланированных показателях для отдельных зон и округов, ни в общем показателе предполагаемого на этот год урожая в стране. Простейший расчет показывает, что ожидаемый сбор в 5 млн. 555 тыс. т риса в 1977 г. как раз и складывался из 1 млн. 419 тыс. га, с которых собирали один урожай в год, и 217 тыс. га, дававших два урожая в год.

В то же время, хорошо представляя ментальность «красных кхмеров », трудно поверить в то, что если бы с тех же 800 тыс. га, которые без каких-либо объяснений исчезли из всех плановых показателей 1977 г., можно было получить хоть что-то, хоть 0,6 т с га, то это было бы обязательно учтено в итоговой таблице. Между тем ни в самом плане, ни в комментариях к нему никаких пояснений по поводу судьбы почти 1/3 части всего пахотного клина 1976 г. не приводится. В тексте плана лишь указывалось, что «из-за проблем в рисопроизводящих районах мы учитываем только 1,42 млн. га, составляющих 58% всех занятых под рис земель, с которых планируется собрать урожай по 3 т с га»137.

Судя по всему, 800 тыс. га пахотных земель низкого качества были попросту заброшены, причем по негласному указанию партийного руководства, потребовавшего оставить наиболее бедные и малоплодородные земли и сконцентрировать все силы на лучших. К такому выводу нас подталкивает тот факт, что брошенные пахотные земли находились на территории практически всех зон и окру- гов. Больше всего обрабатываемых земель потеряла Северо-Западная зона — 202 тыс. га, Западная — 177 тыс. га. Меньшими были потери в Восточной — 131 тыс. га, Юго-Западной — 126 тыс. га и Северной зоны с округами 106 и 103 — 112 тыс. га.

Анализ сведений, приведенных в таблице, полностью опровергает устоявшееся мнение о том, что аграрная политика и стратегия «красных кхмеров» сводилась лишь к безудержному расширению общей площади обрабатываемых земель, что это была политика, рассчитанная на чисто экстенсивное земледелие, на выкачивание хотя бы и небольшого количества риса с бедных по качеству земель. Попытки пойти таким путем действительно предпринимались, и наиболее трагичным примером такой политики стала уже упомянутая «трудовая битва за земли Севера», закончившаяся провалом и гибелью тысяч людей. Несомненно, что «красные кхмеры» сумели сделать необходимые выводы из этой неудачи и при подготовке четырехлетнего плана сделали ставку не на экстенсивное расширение пахотных площадей за счет освоения малоценных и малопродуктивных земель в джунглях, а на максимально возможную в их положении интенсификацию сельскохозяйственного производства. Для каждой зоны они вывели даже специальный показатель: число людей, приходящихся на один гектар пахотной земли. В 1976 г. лидировала по этому показателю Северная зона, где на один гектар приходилось 4 человека. На востоке этот показатель составлял 3,26; на юго-западе — 3,22 и на северо-западе — 2,70138. Для того чтобы увеличить число людей на гектар пашни, они и пошли на такой радикальный, но вынужденный шаг, как оставление значительной части уже освоенного пахотного клина. Правда, часть оставленных земель планировалось впоследствии вернуть в оборот. В тексте плана указывалось, что «эти земли должны были быть переустроены и превращены в первоклассные угодья, способные дать два урожая в год»139.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 8-4-2020 06:24

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу