Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА (1979-1991 гг.)

23-7-2012 04:32| Разместил: admin| Просмотров: 9714| Комментарии: 0

2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты

Положение внутри партии стало обостряться по мере увеличения масштаба полномочий и объема власти кхмерской администрации и в центре и на местах. Споры и несогласия, которые раньше блокировались вьетнамскими советниками, состоявшими при каждом мало- мальски значимом органе камбоджийской власти, теперь все чаще выплескивались наружу. Ведь решение многих конкретных вопросов управления, особенно хозяйственных, перешло в компетенцию кхмеров и принималось ими самостоятельно, в зависимости подчас от принадлежности к той или иной группе в руководстве. Парадоксально, что не бывшие «красные кхмеры», а люди из «ханойской группы» были настроены наиболее ортодоксально коммунистически, и где только можно выступали за возвращение к коллективному труду и уравнительному распределению, восстановлению трудовых коммун, к ограничению влияния буддийской сангхи и численности монахов. Пен Сован, игнорируя кхмерскую реальность, в полном соответствии с заученной им теорией, стремился быстрее строить социализм в Камбодже, который он понимал исключительно как огосударствление промышленности, обобществление в деревне, возвращение там к практике сельскохозяйственных коммун, как формирование групп коллективного труда и уравнительного распределения в городе среди ремесленников38. Особенно откровенно планы «ханойцев» относительно будущего характера развития страны были изложены на состоявшейся 24 апреля 1981 г. второй городской отчетно-выборной конференции ЕФНСК Пномпеня. Первый секретарь городского комитета Компартии Кео Чанда заявил там, что «большая часть шпионов скрывается под прикрытием западных информационных агентств и организаций по оказанию помощи населению»39, и фактически призвал ограничить их деятельность. Выступивший после него Чан Вен, занимавший пост председателя Народно-революционного комитета Пномпеня, высказался за то, чтобы выселить часть населения из кхмерской столицы: «У нас есть план выселения части населения из столицы, — сказал он, —' к этой части относятся торговцы, спекулянты и те, кто не имеет специальности»40. К тому же, заявил он, «раз у рабочих нет денег, чтобы покупать золото, не должно быть и тех, кто его продает»41. Относительно частных предприятий Чан Вен обрисовал такую перспективу: «В будущем все кустарные мастерские перейдут в коллективное пользование, при этом государство будет регулировать этот процесс. Оно не даст частнику возможность скопить крупный капитал »42. Кульминацией его выступления стало предложение выселить из города вместе с торговцами, спекулянтами и лицами без профессии еще и всех проституток, «отправить их на остров Кохконг в Сиамском заливе»43.

Трудно себе представить, как развивались бы события в Камбодже в случае выполнения даже части тезисов, изложенных в выступлениях руководства кхмерской столицы. Ведь те, кого они называли торговцами, спекулянтами и лицами без профессий, вместе со своими семьями составляли большую часть населения города. В условиях полуразрушенной экономики то, чем они занимались, было их единственным шансом найти работу и выжить. Их насильственное выселение стало бы повторением изгнания пномпеньцев 17-20 апреля 1975 г., когда «красные кхмеры» заняли город. Такой шаг вызвал бы всеобщее осуждение как внутри страны, так и в мире и похоронил бы окончательно все попытки добиться признания НРК на международной арене. Кроме того, он крайне негативно сказался бы и на международном престиже покровителей НРК — Вьетнаме и Советском Союзе. Предложение о том, чтобы прекратить деятельность западных благотворительных организаций, также было бы крайне негативно воспринято и в стране и в мире, поскольку привело бы к голоду тысяч людей, которым они предоставляли помощь.

Радикализм предложений столичного руководства угрожал стагнацией и экономической жизни в Пномпене. Дело в том, что перевод кустарных производств в коллективное пользование привел бы к тому, что и эта наиболее быстро развивавшаяся и аккумулировавшая тысячи людей сфера городской экономики вступила бы в полосу кризиса, потому что ремесленники, как показали последующие попытки их объединения, скорее свертывали свое производство, чем передавали его в коллективное пользование.

В противовес радикальным предложениям «ханойской группы» бывшие «красные кхмеры» выступали с намного более реалистической программой, смысл которой состоял в том, что необходима политическая стабильность и сохранение тех форм хозяйствования, которые традиционно были присущи Камбодже. Они высказывались против того, чтобы вновь путем непродуманных социально-экономических экспериментов восстанавливать людей против власти. Бывшие «красные кхмеры» не соглашались с Пен Сованом и его единомышленниками, указывали, как вспоминал потом Хун Сен, что «мелкие частные и кооперативные предприятия, самостоятельное хозяйствование крестьян на земле дает наибольший эффект, позволяет удовлетворять первоочередные потребности страны»44.

Первые признаки нараставшей внутренней борьбы проявились на так называемом третьем пленуме ЦК Компартии Кампучии, который состоялся в январе 1980 г. В резолюции этого пленума указывалось, что «до настоящего времени еще не налажено правильное повсеместное распределение продовольствия в соответствии с указаниями партии », хотя «... в начале октября 1979 г. Постоянный комитет ЦК партии специально обсуждал с Председателем Народно-революционного Совета вопрос о ходе распределения риса и других сельскохозяйственных продуктов»45. Председателем НРСК, не названным в приведенной резолюции, был Хенг Самрин, который, как следовало из этого документа, не справился с возложенной на него Постоянным комитетом ЦК партии задачей. А так как председателем ПК Компартии был Пен Сован, — понятно, кто был инициатором критики одного из наиболее видных представителей бывших «красных кхмеров».

В мае 1981 г. в Камбодже безо всяких торжеств было объявлено о существовании авангардной партии, которая возглавляет строительство нового общества в стране. О том, что Компартия наконец-то вышла на свет, стало известно из краткого информационного сообщения, появившегося 19 мая. В нем отмечалось, что IV съезд НРПК будет созван в конце мая 1981 г., а также то, что это решение было принято Центральным комитетом НРПК 15 марта 1980 г.46 В тот день на очередном пленуме ЦК Компартии, видимо, было принято решение не только легализовать партию, но и впредь называть организацию кхмерских коммунистов не Компартией, а Народно-революционной партией. Такое название авангардной партии в слаборазвитой стране вполне коррелировалось с теоретическими воззрениями советских идеологов «некапиталистического пути развития» и «закономерностей строительства социализма в развивающихся странах». «Народнореволюционными » были прокоммунистические правящие политические организации от Монголии — до Анголы и Мозамбика. В пользу перемены названия от ККП к НРПК говорило также и то, что это означало разрыв с Компартией Кампучии (КПК) Пол Пота и восстановление традиций старой НРПК. Тем самым новая партия освобождалась от «грехов» «красных кхмеров» и получала солидную предысторию. Вопрос легализации партии и ее названия решался, по словам Ю. Н. Мякотных, при самом активном участии руководства КПВ, которое сумело «убедить» руководителя кхмерских коммунистов в необходимости этого шага. Поддержку он получил и в Москве, где, после визита в феврале 1980 г. Пен Сована и Хенг Самрина и подписания многочисленных соглашений о сотрудничестве в разных сферах47, все активнее втягивались в камбоджийские дела. Покровители НРК стремились как можно быстрее представить Камбоджу как независимое государство, которое под руководством НРПК в союзе с КПВ и КПСС, другими братскими партиями успешно идет по пути социализма. Об этом Ле Зуан собирался заявить в Пномпене с трибуны IV съезда НРПК48.

Объявление о существовании партии и о ее руководящей роли оказало двойственный эффект на политическую борьбу в кхмерских верхах. С одной стороны, оно стало ударом по планам Пен Сована сохранить во главе государства небольшую по численности тайную организацию революционеров. С другой — способствовало тому, чтобы он постепенно утверждал свою власть в партии и в государстве. Эта опасная для его противников тенденция особенно проявис ь на IV съезде НРПК, который состоялся 26-29 мая 1981 г. Съезд был построен Пен Сованом и его сторонниками так, что практически любой обсуждаемый вопрос сводился к осуждению режима «красных кхмеров». Пен Сован в своем докладе отмечал, что «полпотовская группировка разрушила партию, заставила ее изменить принципам марксизма-ленинизма», навязала ей реакционный экстремистский национализм и, в конечном счете, «превратила партию в контрреволюционную организацию, организацию палачей и убийц для проведения в стране массового террора, равному которому по жестокости не знала история человечества»49.

Легко можно заметить, что в этом докладе Пен Сован говорил уже не только о клике Пол Пота — Иенг Сари, но и о вине всей полпотовской партии и всех ее членов. При этом не было сделано и намека на то, чтобы выделить тех, кто из рядов Демократической Кампучии перешел на сторону НРК. По свидетельству очевидцев, все время возникало ощущение, что Пен Сован критикует не столько отброшенных в джунгли полпотовцев, сколько своих политических соперников, которые в сложившейся ситуации не имели возможности ни ответить ему, ни перевести дискуссию в русло обсуждения практических задач и реально достигнутых результатов50.

Кроме того, Пен Сован закрепил свои права на лидерство в партии утверждением о том, что с точки зрения революционных заслуг коммунисты из «ханойской группы» ничем не уступают бывшим «красным кхмерам». Он сказал, что «перед лицом предательства (имея в виду, что Пол Пот предал идеалы социализма. — Д. М .) многие кадровые работники и настоящие члены партии отделились от них, уехали за границу или поднялись против предателей»51. Получалось, что уехать за границу, как это сделал он и его приближенные, и пережидать правление Пол Пота в Ханое было равнозначно партизанской войне в джунглях на востоке Камбоджи, которую вел Хенг Самрин и другие бывшие «красные кхмеры».

Жесткая критика бывших «красных кхмеров» была продолжена и в других докладах, в которых указывалось, что под влиянием левацкой идеологии «сформировалась некоторая часть наших старых кадровых работников, которые хотя и подвергались репрессиям и сражались против режима полпотовцев, однако до конца не поняли суть их реакционного политического курса, восприняли от них плохое влияние в области идеологии и, сами того не зная, совершают непреднамеренные ошибки»52. Более того, Пен Сован в одном из своих выступлений даже заявил, что видит причину разногласий в НРПК в том, что «кадровый состав партии происходит из трех групп — «работников, вернувшихся из Вьетнама, тех, кто участвовал в борьбе против полпотовского режима, а также новых людей, выдвинувшихся в общественных организациях после 7 января 1979 г.»53. Из-за такого разделения, по его словам, «кадровые работники, члены партии, собранные из разных групп, еще не вполне друг друга понимают ... и не всегда друг другу доверяют»54.

Съезд завершился избранием Пен Сована Генеральным секретарем ЦК НРПК. В правительстве он занял пост министра обороны и совмещал эту должность с командованием камбоджийской армией. Большинство в Центральном комитете, состоявшем из 21 человека, также оказалось у сторонников Пен Сована. В Политбюро ЦК НРПК, избранное на съезде, вошли восемь человек, причем «ханойская группа» заняла в нем доминирующее положение. Из бывших «красных кхмеров» в Политбюро вошли лишь Хенг Самрин — вторая позиция, Чеа Сим — четвертая и Хун Сен — шестая. Все остальные места остались за «ханойцами», включая введенных в руководство Чеа Сота — министра планирования и Чан Си — заместителя министра обороны и начальника Главного политического управления армии. Еще более заметно сокращение числа бывших «красных кхмеров» в руководстве по списку секретариата ЦК. В этом ключевом партийном органе (состоявшем из 7 членов) их представлял только Хун Сен55. Несмотря на очевидное ослабление позиций своих соратников по партии, будущий лидер НРПК и Камбоджи Хун Сен в целом позитивно оценивал результаты съезда с точки зрения строительства партии. Он отмечал, что «IV съезд НРПК определил рубеж между двумя этапами в партийном строительстве, первым — «когда она была лишь группой передовых людей», и вторым — когда партия, не распространив еще свою структуру на местах, превратилась фактически в организацию кадровых работников центра и провинций»56.

После съезда Пен Сован фактически превратился в диктатора, который стал вести себя все более независимо от своих вьетнамских кураторов. Он сосредоточил в своих руках такую власть, что за границей стали говорить о рождении режима Пен Сована57. Свидетельством его преобладающего влияния стало намного более скромное, чем в 1980 г., празднование дня взятия «красными кхмерами» Пномпеня 17 апреля 1975 г. Праздничные статьи в главных газетах были вполовину меньше, чем в 1980 г.58 Такая тенденция понятна: ведь для выходо в из «красных кхмеров» этот день оставался их великой победой, «днем национального освобождения», а для Пен Сована, как и для многих других, это был день прихода к власти в стране Пол Пота. Политическое полновластие позволило Пен Совану прод ли т ь такую экономическую политику, которая в полной мере соответствовала взглядам нового вождя. Несмотря на очевидное замедление темпов восстановления страны, нарастающие проблемы в отношениях с крестьянами, выражавшими недовольство новым обобществлением, был объявлен курс на строительство общества на основе подлинного марксизма-ленинизма, строительство социализма провозглашалось закономерным процессом развития, предусматривалось дальнейшее обобществление в деревне и городе, наращивание государственного сектора экономики59.

Однако господство Пен Сована закончилось разом в начале декабря 1981 г. В один день — 4 декабря он был снят со всех постов и отправлен в Ханой на переподготовку. По словам очевидцев событий, Пен Сован якобы решил окончательно расправиться с группировкой бывших «красных кхмеров». Он собрал верные ему отряды и окружил квартал, где находились его политические оппоненты — Хенг Самрин и Чеа Сим. Ситуация в Пномпене была очень острой. Позже некоторые очевидцы говорили мне, что 4 декабря 1981 г. в Пномпене даже стреляли60. Однако быстрое вмешательство вьетнамского спецназа спасло ситуацию и предотвратило кровопролитие и раскол. Ханой встал на сторону бывших «красных кхмеров», а Пен Сован был обвинен в излишнем радикализме, в том, что «маоистские элементы в пномпеньской администрации (имени Пен Сована они никогда прямо не называли) хотели быстро уничтожить частную торговлю ... что было политически ошибочным решением»61.

Другая версия причины падения Пен Сована состояла в том, что он, как рассказывали мне в Пномпене, оказался слишком амбициозен, стремился навязывать свои решения и так и не сумел наладить нормальные отношения с бывшими «красными кхмерами» из Восточной зоны. Во время февральского визита в Москву, например, всех поразило, как во время встречи с Генеральным секретарем ЦК КПСС Л. И. Брежневым Пен Сован, который шел вторым после Хенг Самрина, официально возглавлявшего делегацию как глава НРСК, «неожиданно оттолкнул его и первым бросился в объятия советского лидера»62. Рассказывают также, что в августе 1979 г. на встрече с Ле Зуаном он даже пытался обвинить бывших «красных кхмеров» в отходе от «правильного марксизма» и в нелояльности к «большому брату» — Вьетнаму63.

Существует и еще одна версия отставки Пен Сована: якобы глава кхмерских коммунистов предпринимал попытки установить отношения с советскими коммунистами напрямую, без вьетнамского посредничества. У Ле Дык Тхо, который курировал камбоджийские дела в Политбюро ЦК Компартии Вьетнама, это вызвало подозрения в нелояльности Пен Сована, и было принято решение убрать его из камбоджийского руководства64. Сам же Ле Дык Тхо объяснял отставку Пен Сована тем, что он оказался «молодым и неопытным руководителем и ему еще надо было учиться, чтобы быть руководителем государства»65.

Мне представляется более верной другая причина: вьетнамские коммунисты разочаровались в Пен Соване, обнаружив, что он не столько неправильный марксист, «желавший быстро уничтожить частную торговлю», сколько кхмерский националист, всячески препятствовавший укоренению в стране вьетнамской власти. Достаточно проанализировать принятый по его инициативе Постоянным комитетом ЦК Компартии Камбоджи в январе 1981 г. специальный циркуляр относительно прав иностранцев в стране, как многое в судьбе Пен Сована становится понятным. В этом циркуляре говорилось, что «всем кампучийским центральным и провинциальным министерствам и ведомствам не разрешается принимать на работу иностранцев в качестве кадровых работников и служащих и категорически запрещается принятие ими кампучийского гражданства». Кроме того, «кампучийским кадровым работникам и служащим категорически запрещалось вступать в брак с иностранными гражданами»66. Советские дипломаты в своем комментарии к этому циркуляру писали, что он «направлен против лиц китайской и вьетнамской национальности, не являющихся кампучийскими гражданами»67.

Если же формулировать более жестко, — смысл циркуляра состоял в том, чтобы не допустить превращения вьетнамского советника в чиновника кхмерской администрации. А такая подмена была одним из способов закрепления вьетнамского присутствия в Камбодже, когда советников становится меньше, а реальное число вьетнамских администраторов в Камбодже растет. Действия Пен Сована в этой связи были не просто ошибкой, это была борьба с политической линией «старо г о брата». Его отстранение от власти произошло примерно так, как в СССР в 1964 г. убрали Н. С. Хрущева. Так же, как в свое время советский лидер, Пен Сован накануне своего отстранения от власти находился вне столицы — 2 декабря — в провинции Баттамбанг, а 3 декабря в провинции Пурсат68. За время его отсутствия и был созван пленум, на который его вызвали по приезде в столицу. Все попытки сопротивления были быстро пресечены, — в тот день вьетнамцы вновь показали ему «кто в доме хозяин». Ле Дык Тхо, прибывший заранее в Пномпень, выступил на этом пленуме с критикой камбоджийского генсека, после чего «пленум обсудил и единогласно принял следующее решение: избрать товарища Хенг Самрина Генеральным секретарем ЦК вместо Пен Сована, которому необходим длительный отдых для лечения»69. Вслед за Пен Сованом в Ханой «на лечение» отправился и еще один влиятельный деятель «ханойской группы» — глава пномпеньской партийной организации Кео Чанда.

Отставки Пен Сована и Кео Чанды подорвали позиции «вьетнамской группы» в высшем руководстве НРК. Ее представители потеряли два важнейших поста, позволявших контролировать партийногосударственный аппарат и столицу. В их руках хотя и остался контроль над правительством — Чан Си, министерством обороны — Бу Тхонг, однако баланс власти в стране оказался нарушен. Место Пен Сована как главы партии занял Хенг Самрин, который за годы работы с вьетнамцами вполне убедил их в своей лояльности.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 17-12-2018 08:38

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу