Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)

23-7-2012 23:47| Разместил: admin| Просмотров: 11253| Комментарии: 0


На протяжении всего существования Народной Республики Кампучии организация и развитие ее экономики во многом зависели от того, какая фракция в руководстве партии была у власти. На первый взгляд, это объясняется просто: при руководстве ортодоксальных коммунистов народное хозяйство ориентировалось на принципы обобществления и коллективизации, когда же власть перешла к прагматикам, то экономическая политика обрела противоположное направление, началось движение к рыночным отношениям. Но было бы ошибкой представлять дело столь схематично, не учитывая обратной связи, того, что положение в экономике, в свою очередь, влияло на ход политической борьбы.


1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.

Первоначальные взгляды новых властей на суть и направление экономических процессов можно обнаружить в программе ЕФНСК, принятой 2-3 декабря 1978 г. в Сноуле. В экономическом разделе этой программы провозглашалось, что в стране будет построен «истинный социализм». О возрождении в Камбодже каких-либо конкретных форм и видов частнопредпринимательской деятельности ничего не говорилось, так же как о возвращении в собственность крестьян наделов пахотной земли. И хотя в программе отмечалась необходимость «освободить людей от принудительной обязанности работать и есть сообща»1, но под этим, как мы увидим дальше, подразумевалась не ликвидация коллективного труда в деревне вообще, а уничтожение наиболее одиозных форм такого труда. Судя по всему, основополагающие принципы бестоварной экономической политики противники «красных кхмеров» менять не собирались. По крайней мере, в марте 1980 г. в партийном издании утверждалось: «Мы будем строить общество, где не будет угнетения, не будет богатых и бедных, эксплуататоров и эксплуатируемых»2. В другом официальном документе строительство новой Камбоджи недвусмысленно определялось как «развитие по пути к социализму»3. Социализм этот, в противоположность полпотовскому, именовался теперь «подлинно марксистско-ленинским», а главным ориентиром для него стала советско-вьетнамская модель строительства «нового общества», объявленная подлинно марксистской. Однако начало строительства социализма, заявленного в программе ЕФНСК, вынужденно откладывалось — развал полпотовского административного аппарата и медленный процесс формирования нового привели к тому, что на большей части территории страны воцарилась обстановка хаоса и безвластия. События явно пошли по незапланированному в Сноуле пути: общая площадь обрабатываемых земель в стране резко сократилась, в 1979 г., например, удалось обработать около 700 тыс. га пахотных земель и при средней урожайности примерно 1 т/га общий сбор составил лишь 696,85 тыс. т4. Этого количества риса было явно недостаточно для обеспечения даже минимальной потребности в продовольствии камбоджийского населения. По данным, приведенным Ю.В. Овсянниковым, потребление очищенного риса в 1979 г. в среднем на человека составляло лишь 51 кг5, тогда как в 1968 г., например, этот показатель равнялся 239 кг6. Даже при том, что расчеты Ю.В. Овсянникова не всегда обоснованы и приводимые им цифры намного ниже того, что было в реальности7, — среднедушевое потребление в стране оставалось на катастрофически низком уровне, не превышая 90-95 кг риса в год.

Положение с продовольствием осложнялось еще и тем, что большая часть имевшегося товарного риса, а также еще остававшийся на полях неубранным рис после основного сельскохозяйственного сезона 1978 г. был сожжен или уничтожен «красными кхмерами». По словам Хенг Самрина, «когда клика (т.е. “красные кхмеры”. — Д. М.) покидала страну, то были сожжены все большие зернохранилища, чтобы вызвать голод среди населения и посеять недоверие к революционной власти»8. По оценкам первых западных экспертов по гуманитарной помощи, прибывших в Камбоджу в 1979 г., «во время отступления они (“красные кхмеры”. — Д. М ) захватили или уничтожили четвертую часть всего урожая и одну треть тягловых животных»9. Сильно пострадала и ирригационная система страны. Каналы, подводившие воду к полям, разного рода плотины и водохранилища, насосные стан461 ции были разрушены. Тысячи гектаров плодородных земель оказались выведены из оборота.

В добавление ко всем трудностям, посевная кампания основного сельскохозяйственного сезона 1979 г. началась в стране слишком поздно и протекала в крайне неблагоприятных условиях. Дело в том, что в самый разгар полевых работ сотни тысяч крестьян, выселенных в эпоху «красных кхмеров» из родных мест, устремились назад. Из-за разрушенных дорог, почти полного отсутствия транспорта они вынуждены были проделывать многокилометровые марши пешком. Когда же, наконец, к середине июля большей части людей удалось вернуться в родные места, они не могли включиться в сельскохозяйственные работы, так как не было орудий труда, рабочего скота, семян, продовольствия. Даже то немногое, что удалось посадить в конце августа, оказалось загублено, так как небывалый паводок затопил все сельскохозяйственные угодья в пойме Меконга и Тонлесапа. Особенно сильно пострадали основные рисопроизводящие центральные провинции — Прейвенг, Свайриенг и Кандал. К середине августа положение с продовольствием стало критическим. Из-за нехватки риса многие камбоджийцы питались, собирая дикие плоды, ягоды, корни растений. Тысячи голодных устремились за пределы страны, в Таиланд, где западные гуманитарные фонды организовали снабжение беженцев продовольствием.

В такой ситуации новые власти вынуждены были «отложить» строительство социализма и действовать исходя из реальных обстоятельств. Рассчитывали они, в первую очередь, на международную помощь, масштабы которой в 1979 г. были очень внушительны: только из СССР поставили товаров на общую сумму 134 млн. долл.: 112 тыс. т продовольствия, 130 тыс. т топлива, 8 млн. м тканей. Вьетнам направил в Камбоджу в основном продовольствие на 56 млн. долл., грузы прибывали в страну из Лаоса, Индии, стран Восточной Европы10. Поток потребительских товаров и продовольствия направляли в Камбоджу и международные организации, действовавшие под эгидой ООН, а также разных благотворительных фондов. Только от ЮНИСЕФ, Международного комитета Красного Креста, Мировой продовольственной программы и ФАО поступило более 82 тыс. т продовольствия, от ОКСФАМ — еще более 17 тыс.11

Международная помощь, поступавшая в Камбоджу в 1979 г., не только избавила население страны от угрозы голода, но и неожиданно для новых коммунистических властей нанесла удар по их планам восстановления в будущем бестоварной экономики. После того как вьетнамское вторжение буквально смело полпотовскую административную систему, поток международной помощи прорвал «железный занавес» и вызвал к жизни невиданный по масштабам товарообмен. По всей стране стали возникать стихийные рынки, где главной меновой стоимостью был рис. Более того, политический хаос и безвластие привели к тому, что в относительно благополучных районах, таких как Прейвенг и Свайриенг, у многих крестьян оказались даже излишки риса. Ведь никаких реальных механизмов его изъятия у производителей новые власти в 1979 г. создать не успели, поэтому были вынуждены официально объявить о том, что разрешают оставить крестьянам весь рис в тех местах, где его удалось посадить12. Бедствующие районы (Кандал, Кампонгтхом, Кампонгчхнанг и др.) снабжались из государственных резервов, которые формировались главным образом за счет международной помощи. Сельские производители вновь вернулись к единоличному хозяйствованию, дававшему возможность обеспечить себя продовольствием. В кхмерской деревне стихийно возродилась традиционная система землевладения и землепользования. Никаких официальных распоряжений новой власти на этот счет, естественно, не было, однако неофициально сельские производители из бывших членов «бригад авангарда и арьергарда» вновь превратились в мелких землевладельцев, чье пользование землей основывалось на традиционном праве.

Период относительной хозяйственной свободы в деревне продолжался лишь несколько месяцев. Уже осенью 1979 г. ортодоксальные коммунисты во главе с Пен Сованом, задававшие тон в руководстве страной, попытались взять в свои руки контроль за производством и распределением продовольствия и создать предпосылки для восстановления бестоварной экономики. С сентября 1979 г. лозунг «контроль над рисопроизводством», слово в слово повторявший установку полпотовцев, стал надолго ключевым принципом аграрной политики новых властей. С этого времени началось непрерывное противостояние крестьян новой власти. Производители не хотели за бесценок сдавать рис государству, рассчитывая продать его частным перекупщикам. Власти же, не имея эффективной системы налогообложения, выколачивали рис посредством захватов и экспроприаций.

Так, на руинах бестоварной экономики складывался новый экономический порядок. Его отличительной чертой стало сосуществование двух взаимоисключающих систем: стихийно появившийся свободный товарообмен действовал одновременно с попытками жесткого государственного контроля за сбором и централизованным распределением продовольствия. Парадоксальность ситуации состояла в том, что в одной системе по стране свободно передвигались частные торговцы и перекупщики, широко распространились вьетнамские донги и доллары США, а в другой — все никак не появлялась собственная камбоджийская валюта, поскольку отсутствие денег некоторые руководители НРК рассматривали чуть ли не как завоевание социализма. Эти деятели все еще рассчитывали на возвращение в перспективе к бестоварной экономике, к прямому изъятию риса у крестьян13. Камбоджийские деньги — риели НРК были выпущены только в марте 1980 г., когда возникла реальная угроза того, что общество вообще останется без национальной валюты, а будет использовать доллары и донги. По некоторым данным, в стране к этому времени уже находилось в обращении до 20 миллионов донгов, которые, по наблюдениям советских дипломатов, «использовались в качестве полноправного средства обмена и платежей»14.

Уничтожить свободный товарообмен, ставший возможным благодаря росту производства риса в крестьянских хозяйствах, новый режим пытался постоянно. В середине 1980 г., например, по всей стране была обнародована программа «объединения крестьянских сил». Коммуны и рабочие команды «красных кхмеров» с их рабским и полурабским трудом, которые к тому времени и без того распались, были квалифицированы как «искажение марксизма-ленинизма»15 и подлежали роспуску, а вместо них крестьянам предлагались намного более мягкие формы объединения, что-то вроде кооперативов с общим имуществом из программы Ху Юна. Возвращение к идеям этого известного деятеля «красных кхмеров» из числа «умеренных» было вполне закономерным: для руководства НРПК, в котором по существу сильных теоретиков не было, его программа представляла альтернативу политике Пол Пота.

В специальной, директиве Народно-революционного совета Камбоджи «О распределении урожая в сельской местности» официально устанавливались две формы собственности: личная — передаваемые по наследству приусадебные участки крестьян (семейное хозяйство) и основная, коллективная, — землевладение восстанавливаемых групп трудовой солидарности (ГТС) (коллективное хозяйство)16. Более того, в первых правительственных декретах по аграрным вопросам, опубликованных осенью 1979 г., признавалось даже частное владение крестьянских семей, не пожелавших вступить в ГТС. В упомянутой выше специальной директиве указывалось, что «эти семьи надо привлекать к совместному с ГТС труду на артельных началах (провоах полокам)17. В дальнейшем, однако, в постановлениях по аграрным вопросам, опубликованных осенью 1980 г.18, о частном землевладении уже ничего не говорилось.

Весной 1980 г. правительство разрешило крестьянским семьям, вошедшим в ГТС, самостоятельно или в составе групп из двух-трех семей осваивать залежные и целинные земли. В этом решении просматривается двойственность аграрной политики в 1979-1980 гг.: с одной стороны, очевиден курс на коллективизацию, а с другой — налицо вполне прагматичный учет объективных реалий, разрешение семейного хозяйства и даже частной аренды крестьянской семьей освоенной ее трудом пахотной земли. Право частной аренды рассматривалось как аренда дополнительной земли у государства и у ГТС, т. е. как временное расширение семейного хозяйства. Право аренды дополнительной земли ограничивалось лишь одним условием — «добросовестным выполнением семьей, желающей арендовать землю, своих обязанностей в коллективном производстве ГТС»19.

Так, вместо принуждения людей к коллективному труду страхом и репрессиями, как это было при «красных кхмерах», была сделана попытка привлечь в ГТС чисто материальными стимулами. Не менее характерной чертой «второй коллективизации» стало и то, что в принятом в 1980 г. специальном «положении о группах трудовой солидарности » лишь в начале указывалось, что «политика по организации таких групп основывается на хороших традициях трудящихся и должна соответствовать целям постепенного перехода к социализму». Главной же причиной коллективизации были названы объективные экономические условия, сложившиеся в стране: «нехватка людских ресурсов, частичная или полная потеря трудоспособности определенной частью сельского населения, большие потери тяглового скота, сельскохозяйственного инвентаря, разрушение ирригационных сооружений, дорог и жилищ»20. Все эти трудности могли быть преодолены только общими усилиями крестьян.

Официально было объявлено, что в отличие от коммун «красных кхмеров» новые группы должны формироваться на принципах добровольности вхождения в них крестьян. Официальный орган нового режима газета «Кампучия» отмечала: «Недопустимо силой заставлять крестьян вступать в ГТС. Они должны самостоятельно решать этот вопрос... Соблюдение принципа добровольности при организации групп отвечает интересам укрепления революции»21. Очевидно, что подобные высказывания газеты были не более чем пропагандой, причем пропагандой вынужденной — ведь провести коллективизацию, подобную той, что устроили «красные кхмеры», у новых властей не было возможностей. Однако сам факт распространения информации о том, что коллективизация проводится на принципах добровольности, уже подразумевал возможность частного землевладения или отказа отдельных крестьян вступать в ГТС.

Все эти особенности «второй коллективизации» обеспечили ее «мягкость» и способствовали тому, что процесс нового обобществления прошел довольно быстро и безболезненно. За короткое время практически все крестьянское население основных рисопроизводящих районов вошло в новые группы коллективного труда. Это был несомненный успех властей, связанный на самом деле с несколькими малозависящими от них причинами. Во-первых, у крестьян, несомненно, еще не была изжита инерция страха, выработанная за годы правления «красных кхмеров», привычка к беспрекословному подчинению каждому решению начальства. Многие из них просто боялись не выполнить указания местного руководства. Во-вторых, тогда, в условиях послевоенной разрухи и угрозы голода, в деревне действительно существовала активная взаимопомощь людей, когда «крестьяне помогали друг другу не только в производстве риса, но и в строительстве домов, уходе за больными и истощенными людьми»22. Действия властей вписывались в реально существовавшие отношения в деревне и не противоречили интересам людей. В-третьих, основные рисопроизводящие районы в 1979-1980 гг. нуждались в масштабных восстановительных работах, которые предстояло провести крестьянам. Дело в том, что в период правления «красных кхмеров» было изменено землеустройство: на обширных площадях разрушены традиционно небольшие рисовые чеки площадью от 23 до 60 аров и созданы обширные от 40 до 150 га, но малопродуктивные поля23. Необходимо было и восстановить ирригационные системы, вновь отстроить разрушенные в ходе переселений и вооруженных конфликтов деревни.

Такие работы в Камбодже традиционно проводились всем миром, поэтому крестьяне тогда если и не стремились к созданию организации, способной объединить их для совместного труда, то, по крайней мере, и не были против этого.

Как мы видим, в 1979-1980 гг. курс новых властей на распространение коллективных форм организации труда не противоречил реальным интересам большинства крестьян и логике преодоления разрухи в деревне, поэтому ГТС и стали в этот период главной силой восстановления села.

Период 1979-1980 гг. интересен еще и тем, что появление семейной экономики и возможность аренды свободных земель наряду с набиравшим силу свободным товарообменом привели к тому, что впервые за долгие годы у людей появился личный интерес вырастить больше риса или овощей и возможность обменять их на соответственно большее количество товаров на свободном рынке. Этот рынок с конца 1979 г. стал насыщаться не только предметами, поступавшими в порядке международной помощи, но еще и подпитываться стремительно развивавшейся контрабандой из Таиланда и Вьетнама. Заинтересованность крестьян в результатах своего труда привела к тому, что в 1980 г. площадь обрабатываемых земель увеличилась уже до 1 441 470 га, т.е. более чем в полтора раза по сравнению с 1979 г. Валовый сбор риса возрос до 1 876 220 т, т.е. более чем на 1 млн. т. Выросла и урожайность: с 1 т в 1979 г. до 1,17 т с гектара в 1980. Расширились отводимые площади и под так называемые дополнительные культуры — кукурузу, батат, маниоку, а также под овощи24. В то же время объективно обусловленная, но временная заинтересованность крестьян в коллективной форме организации труда была истолкована руководством НРПК как их готовность к новому этапу обобществления. А это было не так, напротив, по мере стабилизации положения, восстановления инфраструктуры в деревне на первый план вышли проблемы перехода к традиционному семейному крестьянскому хозяйству В противовес этой объективной тенденции власти предпринимали активные попытки продолжать обобществление дальше, вообще исключить в деревне единоличный крестьянский труд и вернуться к коллективному труду и уравнительному распределению.

Особенно полно курс на насаждение в стране коллективных форм труда и обобществления был сформулирован в документах прошедшего в конце мая 1981 г. IV съезда НРПК. Этот съезд, на котором доминировал Пен Сован, провозгласил: «Отныне мы будем строить социалистическое общество на основе принципов подлинного марксизма-ленинизма ... Это единственный путь к национальному и социальному освобождению, построению счастливой жизни для народа»25.

Программа «движения к социализму», выдвинутая на съезде, предусматривала, как уже отмечалось, политическое развитие Камбоджи в условиях однопартийности, при руководстве авангардной партии. В экономическом разделе утверждалось, что в экономике Камбоджи существуют три сектора — государственный, коллективный и частный, ведущим из которых назывался государственный26, призванный стать основой для становления нового строя. В этот сектор были включены промышленность, транспорт, практически все торговые и сельскохозяйственные предприятия. Какой-то системы в организации госсектора не было, так как его образование диктовалось идеологическими, а не практическими соображениями, — ведь новые власти не располагали ни капиталом, ни сырьем, ни квалифицированными управленцами, чтобы обеспечить восстановление национальной промышленности и торговли. Поэтому на протяжении всего периода политики жесткого государственного контроля и примата госсектора этим отраслям так и не удалось выйти даже на уровень 60-х годов. Другой сектор экономики, названный коллективным (самохопхиеп), охватывал в основном аграрную сферу — в него вошли группы трудовой солидарности, которые, как мы уже отмечали, были повсеместно созданы в 1979-1980 гг. В принятых на съезде документах настойчиво подчеркивалась необходимость развивать этот сектор «на путях перевода на социалистические рельсы»27.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 30-3-2020 16:16

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу