Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)

23-7-2012 23:47| Разместил: admin| Просмотров: 11066| Комментарии: 0

2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики

Приостановка коллективизации и распад ГТС-1, распространение частной торговли и независимого от государства товарообмена формировали новую экономическую реальность для Камбоджи: на руинах так и не воссозданной бестоварной экономики вновь начала возникать и развиваться натурально-товарная система. Формировалась она стихийно и, несмотря на давление и зачастую открытое противодействие консервативной части партийной бюрократии, рассматривавшей ее элементы как «негативные явления, подлежащие полному искоренению»101, быстро охватила почти все сферы крестьянской жизни. Так, в сфере землепользования и землевладения все шире практиковалась купля-продажа земли. Формально крестьянам было запрещено это делать, так как земля не была их собственностью, а принадлежала государству, которое предоставляло во временное пользование ГТС, а уже группа передавала ее во временное пользование отдельной семье. Преградой для купли-продажи земли служил и обязательный ежегодный передел в группе, широко распространенный в начале 80-х годов. Однако кризис сельскохозяйственного производства поломал эту систему и, судя по ряду свидетельств во вновь образованных ГТС-2 и ГТС-3, земельные наделы передавались семьям в постоянное пользование102. Начиная с 1984 г. и вплоть до 1986 г. сообщения о переделах земли в группах вообще исчезают со страниц камбоджийской печати, что также говорит о том, что эта практика была прекращена. Переход земельных наделов в постоянное пользование крестьян, прекращение земельных переделов в группах открыли возможности не только для купли-продажи земли, но и для возрождения издольной аренды, когда владелец земли сам ее не обрабатывает, а сдает в аренду. IX пленум ЦК НРПК, состоявшийся осенью 1984 г., отреагировал на это явление специальным решением, в котором говорилось, что «запрещаются любые формы купли-продажи земли, ее аренды или батраческого труда на ней»103. В этом же постановлении особо подчеркивалось, что «земля является государственным имуществом, управление ею и использование должно гарантировать ее хорошее состояние и порождать производственные отношения, соответствующие движению к социализму»104. Попытки приостановить рост частной экономики на селе продолжались, и в июне 1985 г. решение пленума было подкреплено постановлением правительства НРК, доводившим до сведения населения, что «любой человек, который покупает, продает, арендует землю или нанимает работника для работы на своем земельном участке, под какой бы формой это ни делалось, должен быть осужден по декрету правительства»105.

Несмотря на официальный запрет, купля-продажа земли и арендные отношения не только не прекратились, но приняли еще больший размах. В 1987 г., через три года после решения IX пленума ЦК НРПК, журнал «Неак кхусна» констатировал, что «есть районы, где хозяева земли на ней не работают, сдают ее в обработку, получая при этом значительную часть урожая»106. Отсюда можно заключить, что борьба с издольной арендой и куплей-продажей земли окончилась безрезультатно. Более того, есть масса свидетельств того, что на практике таковая вообще не велась, потому что в социальном отношении такая борьба означала бы преследование зажиточных и богатеющих людей деревни — местных начальников, глав ГТС и их родственников, тесно связанных с партийным аппаратом. В политическом отношении такая борьба могла бы серьезно ослабить позиции партии в деревне, так как все эти люди самим ходом событий объективно являлись ее сторонниками, выступали как основа ее политического влияния на селе.

Кроме того, власти прекрасно сознавали, что арендные отношения экономически более эффективны, чем ежегодный передел земли. Дело в том, что крестьяне, становясь хозяевами земельного надела лишь на год, использовали его хищнически, не были заинтересованы в сохранении плодородия земли. При издольной же аренде землепользование оказывалось более эффективным, к тому же крестьяне стремились к расширению пахотного клина, введению в оборот ранее оставленных участков. Поэтому вся «борьба» с издольной арендой шла лишь на страницах партийных изданий и имела скорее идеологический, нежели практический смысл, на практике же власти повсюду закрывали глаза на ее существование107. Наконец, в 1988 г. на очередной сессии Национального собрания было открыто заявлено, что «система издольной аренды, с точки зрения интересов нашего государства, более выгодна, чем практика ежегодных земельных переделов»108. Наряду с куплей-продажей земли, издольной арендой стал возрождаться и самый существенный, ключевой элемент натурально-товарной модели — ростовщичество. «Крестьяне в ряде пхумов, расположенных вокруг Пномпеня, вынуждены брать в долг с условием последующего возврата в двойном размере», — свидетельствовал в сентябре 1986 г. журнал «Неак кхусна»109.

Главной питательной средой «нового ростовщичества» стала частная аренда, широко распространившаяся в ГТС-2 и ГТС-3. Камбоджийская печать отмечала: «Особенно часто частная аренда была связана с использованием тяглового скота, которым, разумеется, не все семьи были одинаково обеспечены. Под арендованную упряжку буйволов крестьянин должен отдать определенную часть собранного им риса, а если он по каким-либо причинам сделать этого не смог, то вынужден был брать в долг под проценты»110.

Другой социальной группой, порождавшей «новое ростовщичество », были так называемые перекупщики — частные торговцы, которые, несмотря на запреты официальных властей, скупали рис у крестьян, перевозили его в город, где продавали не по фиксированным, а по свободным ценам. Как это практиковалось и при господстве Франции, и при Сиануке, они ссужали либо деньги, либо необходимые крестьянам товары под процент, который взимался не деньгами, а дополнительным количеством риса нового урожая. Естественно, что власти рассматривали перекупщиков и ростовщиков как своих главных конкурентов в борьбе за контроль над рисом, и поэтому из года в год принимались самые решительные постановления, направленные на искоренение этих «негативных явлений»111. Например, на первой конференции кадровых работников НРПК подчеркивалось, что «запрещается всякая деятельность, связанная с покупкой риса по низким ценам с последующей перепродажей его по более высоким»112. Вне закона были объявлены торговцы, которые «закупают урожай риса у крестьян по низким ценам, а продают им по высоким различные товары, купленные у государства по низким ценам и предназначенные крестьянам»113. Настоящая война была объявлена и частной аренде тяглового скота: устанавливалась единая для основных сельскохозяйственных районов страны фиксированно низкая цена на аренду отдельной семьей быков и буйволов.

Однако все эти запретительные и регулирующие меры ощутимого результата не дали — остановить стихийное развитие натуральнотоварной системы со всеми ее атрибутами государство оказалось не в состоянии. Кроме того, коррумпированный местный аппарат, получавший регулярную мзду от уже появившихся «новых богатых» (ростовщики, перекупщики, торговцы), часто просто игнорировал шедшие «сверху» указания и постановления. Неэффективность аграрной политики, стагнация в расширении пахотных земель и в сборе урожая, очевидная враждебность большей части крестьян — все это далеко не способствовало упрочению позиций консерваторов в руководстве НРПК, требовавших продолжения и ужесточения антиры- ночных мер. «Если партия удовлетворится нынешним положением с ГТС, — утверждали эти деятели, — то мы не сможем избежать превращения коллективного производства в индивидуальное и столкнемся с социальным расслоением в деревне, а ГТС встретятся с трудностями в производстве и в жизни в тех районах, где враг ведет подрывную работу»114. Во многих публикациях 1984-1985 гг. эта тема постоянно поднималась, указывалось, что «принимаемые меры и в борьбе с арендой тяглового скота и с перекупщиками недостаточно эффективны и эти явления начинают приобретать угрожающий характер»115. Действительно, переход к рыночным отношениям в деревне приводил буквально к ломке не только ориентированной на коллективизм аграрной политики НРПК, но и социальной политики, всей системы идеологических приоритетов. Кроме того, разделение на бедных и богатых угрожало стабильности политической власти на селе. «Мы должны ясно видеть, — писал журнал «Неак кхусна», — что враги используют это явление, чтобы опорочить нашу власть, перетянуть людей на свою сторону116. Особо опасным представлялся руководству НРПК процесс социальной и общественной дифференциации, охвативший кхмерскую деревню. Этот процесс развивался очень быстро и тем более успешно, что становление богатых и зажиточных крестьян в общей массе односельчан как бы заранее определялось их более высоким социальным статусом (председатель группы, его заместитель и т.д.). Тем самым сама государственная власть как бы укрепляла и институализировала отношения неравенства фактически в обход присущей кхмерской деревне традиции стихийного крестьянского равноправия, когда «преуспевание, бросающийся в глаза рост материального благополучия одной из семей воспринимались соседями крайне подозрительно»117.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 24-2-2020 00:36

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу