Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ

25-7-2012 21:15| Разместил: admin| Просмотров: 9537| Комментарии: 0

2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

С середины 1991 г. перспектива мирного урегулирования положения в Камбодже стала приобретать все более реальные очертания. Переговоры кхмерских сторон вступили в решающую фазу, и 21 октября 1991 г. в Париже возобновила свою работу мирная конференция по Камбодже. На ней и были зафиксированы основные договоренности сторон и приняты важнейшие решения. В отличие от первого этапа этой конференции, который проходил в 1989 г. и не привел ни к чему, на сей раз все стороны оказались вполне согласны с предложенным им вариантом урегулирования. К тому же выбора ни у одной из кхмерских фракций и не было, поскольку великие державы, которые и финансировали своих кхмерских протеже, решительно намеревались заставить своих подопечных подписать все документы. Даже «красные кхмеры», которые с большим сомнением относились к миротворческой операции, после поездки Кхиеу Самфана в Пекин выразили согласие со всеми подготовленными документами88.

Основные положения миротворческого процесса были зафиксированы в четырех ключевых документах: Финальном акте, Соглашении о решении камбоджийского вопроса мирным путем, Соглашении относительно суверенитета и национальной целостности и нейтралитета Камбоджи, Декларации о восстановлении страны. Они содержали тщательно прописанный план крупнейшей за всю историю ООН миротворческой миссии и все были подписаны участниками мирной конференции 23 октября 1991 г. Главным элементом этого плана стало учреждение Временной администрации ООН в Камбодже — ЮНТАК (UN Transitional Authority in Cambodia), которой придавались самые широкие полномочия. Высший национальный совет Камбоджи был признан единственным легитимным представителем народа Камбоджи, который в переходный период должен символизировать независимость, единство и суверенитет страны. ВНС передавал ЮНТАК все права, необходимые для выполнения подписанных кхмерскими сторонами соглашений89.

Возглавить ЮНТАК должен был специальный представитель Генерального секретаря ООН, который получал полномочия направлять персонал ООН в любые места Камбоджи, иметь полный доступ ко всем административным камбоджийским структурам и их документации. Он мог также менять, назначать или увольнять любого представителя камбоджийской администрации в центре и на местах. ЮНТАК должен был организовать проведение в Камбодже свободных выборов, добиться возвращения в страну беженцев, координировать экономическое и финансовое развитие страны. Ввиду этого миссии ООН в Камбодже предстояло развернуть контингент военных и гражданских сил. Для подготовки и размещения ЮНТАК из бюджета ООН сразу же было выделено 200 млн. долл. (эта сумма затем постоянно увеличивалась и в конечном счете вся миротворческая операция обошлась ООН примерно в 1,5 млрд. долл.)90.

Однако главная проблема миротворческого процесса была не финансовой, а организационной — ООН и ее структуры оказались совершенно не готовы оперативно приступить к реализации мирных соглашений. Только 9 ноября 1991 г. официально приступили к работе передовые силы ООН, состоявшие из 268 гражданских и военных сотрудников. Они должны были наладить связи со штабами всех камбоджийских группировок, собирать информацию и готовить почву для развертывания основных сил ЮНТАК91.

Прибытие горстки ооновских чиновников и военных, которые никак не были способны взять ситуацию в стране под свой контроль, разочаровало многих камбоджийцев, с нетерпением ожидавших миротворцев. Первую группу встречали в Пномпене с музыкой и цветами, ее появление вызвало подлинную эйфорию, люди верили, что сбывается обещание Сианука, что «вскоре ООН направит многие тысячи своих гражданских и военных представителей, чтобы помочь нам обеспечить благополучие»92. Однако малозаметное существование представителей международного сообщества, «занимавших выжидательную позицию стороннего наблюдателя, избегавших собственной активности в процессе урегулирования»93, совершенно не соответствовало уровню ожиданий кхмеров. То, что не прибывали новые контингенты посланцев ООН, только усиливало атмосферу неопределенности и вакуума власти, ощущавшуюся в стране94. Никто не знал, как будут развиваться события, сможет ли НПК удержаться у власти, какое место займут в новой Камбодже «красные кхмеры» и будут ли они отвечать за свои злодеяния. На все эти вопросы определенных ответов не было, и в обстановке напряженного ожидания в стране стал нарастать хаос. Во многих местах отмечались перестрелки, нередки были случаи бандитизма и нарушения перемирия между фракциями95. Оставленные без жесткого контроля чиновники местных и региональных администраций стремились как можно быстрее обогатиться, новые собственники пытались продать полученное во времена НРПК имущество, опасаясь реституции. «По мнению многих, — отмечали в то время в советском посольстве, — главным лозунгом дня для руководства как в центре, так и на местах является обогащение в ожидании серьезных перемен, обеспечение своего прочного материального положения на будущее»96. Партия Хун Сена, которой многие предрекали тогда близкий конец, оказалась в какой-то момент парализованной из-за массовых демонстраций против коррупции, распространившейся в административных структурах НПК. Противники партии стремились таким образом ее расколоть, отстранить от власти. В ответ подконтрольная ей полиция применила против манифестантов силу, начались кровопролитные столкновения, которые еще больше подрывали авторитет власти97. Ситуация в стране в целом оценивалась советскими дипломатами «как близкая к анархии»98.

В таких условиях руководство НПК получило неожиданную поддержку со стороны Сианука. Прибыв в Камбоджу в середине ноября 1991 г. и обнаружив очевидный вакуум власти, он принялся готовить заключение альянса между НПК и ФУНСИНПЕК, рассчитывая в противовес Парижским соглашениям сформировать коалиционное правительство еще до проведения всеобщих выборов. Сепаратные переговоры закончились тем, что руководство НПК пошло на все условия председателя ВНС и даже признало Сианука законным главой государства, несмотря на то, что президентом страны оставался Хенг Самрин. Камбоджа, таким образом, получила сразу двух глав государства99. Кроме того, НПК и ФУНСИНПЕК заключили отдельное соглашение о перемирии между своими военными силами. В это же время НПК установила с Сиануком, можно сказать, и личные отношения: принц Нородом Чакрапонг, один из сыновей Сианука, долгое время командовавший войсками ФУНСИНПЕК, вышел из этого движения и вступил в ряды НПК. Официально он сделал это из-за разногласий с другим сыном Сианука Нородомом Раннаритом, который после отставки отца возглавил ФУНСИНПЕК. В один миг новобранец партии Нородом Чакрапонг превратился в члена ее Постоянного Комитета. Свои действия новоизбранный член партийного руководства объяснял тем, что в ФУНСИНПЕК он вступил только из-за своего отца и что «у НПК гораздо больше положительных качеств, чем ошибок и недостатков, которые она к тому же неизменно стремится исправлять»100. Для Хун Сена приход Чакрапонга был просто подарком, и, возвышая принца в своих рядах, руководство НПК демонстрировало отход от коммунистических доктрин и, проявляя уважение к королевской семье, — новое лицо партии.

Трудно сказать, как дальше развивалась бы интрига по формированию коалиции ФУНСИНПЕК — НПК, если бы представители ООН не вмешались и не заявили, что отказываются поддержать их коалиционные инициативы101. В связи с этим Сианук и Хун Сен временно отложили уже готовое соглашение о разделе власти. При всей нереализованности этого плана демонстративный шаг Сианука навстречу именно НПК, несомненно, был неслучаен. Глава ВНС показывал, что не доверяет полпотовцам и не просто готов действовать, но и действует против их интересов. С этого момента говорить о единстве группировок, составивших КПДК, было уже бессмысленно. Сианук показал, что отныне каждый будет бороться за себя сам. Его действия очень помогли Хун Сену, который в сложный для него момент неопределенности и ослабления власти добился главной политической цели своих многолетних усилий — КПДК распалась и Сианук перешел если не на его сторону, то по крайней мере на нейтральные позиции. Другим событием, всколыхнувшим всю страну, стали массовые демонстрации, организованные на сей раз уже активистами НПК в Пномпене и направленные против открытия там штаб-квартиры «красных кхмеров». Сотни родственников жертв полпотовского геноцида при поддержке сторонников НПК собрались и разгромили офис полпотовцев. Полиция в их действия даже не вмешивалась. Специальный представитель Пол Пота на переговорах Кхиеу Самфан, которого чуть не линчевали участники манифестации, вынужден был бежать из города. После этого Сианук обратился к жителям столицы с призывом обеспечить представителям «красных кхмеров» безопасность. В своем обращении он разъяснял: «Международное сообщество просит привезти их («красных кхмеров». — Д. М), чтобы они могли работать в рамках ВНС. Они согласны на это, но просили гарантировать, что им ничего не будет угрожать. Я и господин Хун Сен дали все гарантии»102. В обращении глава ВНС упомянул не только Хун Сена, но и указал, что просьба о спокойствии исходит также и от НПК, «во главе которой стоит славный руководитель Чеа Сим»103. Трудно сказать, чего было больше в этом документе — призыва к спокойствию или демонстративной поддержки НПК.

Обращение Сианука не убедило Кхиеу Самфана в том, что он может спокойно вернуться в Пномпень. Под предлогом того, что безопасность его и его сотрудников там не обеспечена, он обусловил свое возвращение присутствием 1000 миротворцев104. Только после очередного заседания ВНС, которое состоялось в Таиланде в Паттае, этот вопрос был урегулирован и Кхиеу Самфан и Сон Сен согласились вновь прибыть в город. Опасаясь новых массовых акций жителей Пномпеня, они не рискнули открыть свой офис на старом месте в центре, а перенесли его непосредственно в здание миссии ООН. Многие это расценили как признак их слабости и неуверенности в своих силах105.

На самом деле проблема заключалась не в том, что они были слабы, а в том, что они стали все более враждебно относиться и к ооновским миротворцам и к тому, что происходило в стране. Это сильно контрастировало с первоначальными настроениями представителей «красных кхмеров», когда они, казалось, были настроены пройти весь путь мирного урегулирования до конца. Они тогда настаивали на скорейшем развертывании ЮНТАК, а Кхиеу Самфан участвовал в работе ВНС в Пномпене, одобрил программу репатриации беженцев, хотя это означало угрозу утраты контроля со стороны группировки над тысячами людей, находившихся в управляемых ею лагерях. Есть, правда, мнение, что «красные кхмеры» согласились на репатриацию беженцев из своих лагерей, рассчитывая, что их расселят в тех местах, над которыми они уже установили свой контроль. Надеялись полпотовцы и на то, что «их» беженцы, попав в районы правительственного контроля, будут продолжать оказывать содействие их борьбе. Другим свидетельством того, что «красные кхмеры» намеревались участвовать в процессе мирного урегулирования, служит и тот факт, что их представители принимали участие и в специальной программе, проводившейся ЮНТАК для подготовки национальных полицейских сил106. Сначала они выражали готовность сотрудничать и с людьми из передовых сил ООН, прибывавшими в Камбоджу. Они даже допустили на свои территории некоторое число военных наблюдателей ООН, хотя «так строго следили за их передвижением, что те больше походили на заложников, чем на наблюдателей»107. В Пайлине, например, представители ЮНТАК были фактически заключены под домашний арест: они покидали свое жилище только для того, чтобы купить на рынке продукты, — и то под дулами автоматов вооруженного эскорта108. Несмотря на такое отношение к сотрудникам ЮНТАК, в ее руководстве полагали, что даже такие действия все равно свидетельствуют о готовности «красных кхмеров» сотрудничать с временной администрацией ООН109. Это мнение в тот момент было недалеко от истины: Пол Пот тогда действительно убеждал своих соратников соглашаться на подписание Парижских соглашений, так как мирный процесс мог дать их движению определенные преимущества. Стратегия, предложенная им, состояла в том, чтобы, воспользовавшись Парижскими соглашениями, максимально ослабить позиции режима Хун Сена и проникнуть в сельские районы, находившиеся под контролем НПК, чтобы подорвать там ее власть110. В декабре 1991 г. Пол Пот объявил о «наступательной стратегии в деревне» и поставил перед соратниками задачу — к марту 1992 г. удвоить численность крестьян, находящихся под контролем сил ПДК111. «Брат номер один» связывал с этой стратегией большие надежды и в этой связи в феврале 1992 г. он даже заявил, что соглашения, подписанные в Париже на мирной конференции, выгодны «красным кхмерам». Однако некоторые сомнения в правильности выбранной политики у него все-таки оставались: он заявил своему окружению, что при всей выгоде этих соглашений, «если они не будут выполнены полностью, то для нас это означает смерть»112. Под полным выполнением Парижских соглашений Пол Пот понимал прежде всего роспуск основных административных структур и институтов бывшей НРК и формирование новых, не подконтрольных правительству Хун Сена. Он попытался сам начать такую реорганизацию и в феврале 1992 г. издал даже специальную директиву, в которой говорилось: «Только разрушив политическую администрацию вьетнамских врагов и их лакеев на уровне деревни, мы сможем консолидировать и расширить территории освобожденных деревень». Далее он призывал «создавать на местах так называемые Национальные советы, цель которых — консолидировать и укрепить нашу силу, а также заставить вьетнамских врагов и их лакеев сдавать позицию за позицией»113. Такое понимание политического процесса в корне противоречило Парижским соглашениям, согласно которым ЮНТАК должен был ограничиться только контролем над существовавшими в Камбодже органами власти, сформированными еще в период НРК, и обеспечить их нейтралитет по отношению ко всем группировкам. В тексте соглашений не предусматривалось роспуска существовавших органов власти или формирования неких конкурирующих административных и управленческих структур. Если бы Пол Пот и его окружение более адекватно оценивали ситуацию, то у них на этот счет не было бы никаких иллюзий. Еще в самом начале миротворческого процесса помощник госсекретаря США по вопросам Азии и Тихого океана Ричард Соломон недвусмысленно заявил в своем выступлении в американском конгрессе: «Никто не собирается распускать структуры пномпеньской администрации, так как у ООН нет ни достаточно людей, ни знаний, чтобы управлять страной. ООН будет делать только то, что необходимо, чтобы провести свободные и честные выборы в нейтральной политической обстановке»114.

Не исключено, что Пол Пот в своем лесном лагере так и не сумел разобраться в полномочиях и задачах ЮНТАК. Экспансия его группировки в сельских районах и в целом по стране встретила жесткое противодействие не только со стороны Хун Сена и его правительства, но и со стороны главы ВНС Сианука, который в январе 1992 г на заседании Совета резко осудил действия «красных кхмеров», заявив, что они не имеют права создавать «национальные советы» и таким образом расширять контролируемые ими территории115. Тем самым глава ВНС лишний раз показал, на чьей стороне оставались его симпатии в миротворческом процессе.

Неудачная затея с «национальными советами», которые так и не стали альтернативной властью на местах, только подчеркнула, что в сельской местности сохраняется власть исполнительных структур НПК. Ни разрушить, ни подорвать их влияние Пол Пот так и не смог, а временная администрация ООН, другие участники миротворческого процесса взяли их под защиту Такой поворот событий, вероятно, стал для него неприятным сюрпризом, он оказался в одиночестве и, наконец-то, понял, что никакой смены власти на местах не предвидится, что правительство Хун Сена продолжает не только действовать, но и превращается в административное ядро будущего режима. Оценив ситуацию, Пол Пот принял решение резко изменить отношение своей группировки ко всему миротворческому процессу Теперь он увидел в нем угрозу поражения, распада и раскола движения. В противовес своим предыдущим заявлениям он неожиданно стал утверждать, что «неидеальное выполнение Парижских соглашений наносит вред “красным кхмерам”, так как политические и военные структуры Хун Сена остаются в прежнем состоянии»116. В подобных условиях, по мнению Пол Пота, разоружение военных формирований «красных кхмеров» и допущение в подконтрольные им районы сил ЮНТАК лишь создаст угрозу моральному духу бойцов и населения, «которые подвергнутся враждебному влиянию»117. В связи с этим Пол Пот принял решение не допускать военных наблюдателей ООН в свои районы и не соглашаться на роспуск вооруженных отрядов, которые оставались главной силой, способной защитить движение как от соперничающих фракций, таю и. от «внешних сил, представленных ЮНТАК»118. Он понял, что в сложившейся в стране ситуации только факт их существования придавал вес и влияние и ему лично и всей группировке «красных кхмеров», что без тысяч хорошо вооруженных партизан, готовых наступать и обороняться, вскоре с ним и его движением считаться никто не будет.

Такой поворот в полпотовской стратегии не встретил, однако, единодушной поддержки в верхушке движения. Против Пол Пота неожиданно выступил его многолетний соратник министр обороны Демократической Кампучии Сон Сен. Этот деятель долгое время находился в Пномпене вместе с Кхиеу Самфаном, где вел переговоры с представителями ЮНТАК по всем вопросам военного урегулирования и сотрудничества119. Он лучше, чем его непосредственный начальник, разбирался в реальной обстановке. Кроме того, Сон Сен еще со времен пограничной войны с Вьетнамом 1977-1978 гг. был тесно связан с высокопоставленными деятелями в Пекине и хорошо представлял себе намерения и цели китайского руководства. И Сон Сен полагал, что «красным кхмерам» следует выполнять принятые на себя обязательства, продолжать участвовать в мирном процессе, в частности пойти на демобилизацию вооруженных сил. В перспективе он видел неизбежность превращения движения в политическую партию. Хорошо знавший расклад сил в руководстве «красных кхмеров » журналист Нейт Таер в связи с этим писал: «В мае-июне 1992 г. Сон Сен считал, что перспективы “красных кхмеров” во многом зависят от того, насколько они будут искренни и тверды в желании следовать путем мирного урегулирования конфликта и будут ли они участвовать в деятельности демократически выбранного коалиционного правительства. По мнению Сон Сена, выход из мирного процесса будет означать окончательную дискредитацию движения в глазах как мирового сообщества, так и рядовых камбоджийцев. Он был убежден, что именно восстановление доверия к “красным кхмерам” должно стать важнейшей предпосылкой их политического долголетия, гарантирующей им возвращение своего легального места в институтах власти будущей Камбоджи»120.

Однако в мае 1992 г. на совещании руководства «красных кхмеров» Сон Сен подвергся самой жесткой критике. По мнению Д. П. Чандлера, Сон Сен всегда был под подозрением у Пол Пота из-за своего интеллектуального превосходства121. Теперь это подозрение получило реальные основания, и выступившего против Пол Пота оппозиционера объявили капитулянтом. Сон Сен был выведен из состава ЦК и снят со всех постов. Думается, что если бы все это происходило в лучшие времена Демократической Кампучии, то бывший министр обороны и начальник Генерального штаба, член Политбюро ЦК Компартии, как и многие другие до него, был бы направлен в Туолсленг, где написал бы перед казнью обстоятельные мемуары о своей шпионской деятельности. В новые времена Пол Пот проявил милосердие и отправил своего старого соратника на «перевоспитание». Оно продолжалось сравнительно недолго — с июня по декабрь 1992 г., после чего Сон Сен раскаялся и «признал» ошибочность своих прежних взглядов122. Таким образом, в результате внутрипартийной борьбы «брат номер один» в очередной раз мог торжествовать: он одержал полную победу и теперь уже никто не смел выступать против избранной партийным вождем самоубийственной политики в отношении ЮНТАК и мирного урегулирования в целом.

Первым свидетельством того, что линия Пол Пота в руководстве «красных кхмеров» окончательно возобладала, стало резко ужесточившиеся отношения со всеми без исключения структурами ЮНТАК. Зоны контроля его группировки были окончательно закрыты для посещения любыми ооновскими сотрудниками, даже представителями гуманитарных организаций. Все чаще приходили сообщения о случаях обстрелов миротворческих постов или полицейских пунктов, не говоря уже о подразделениях правительственной армии123. Видя слабость вооруженных сил и структур временной администрации ООН, «красные кхмеры», в нарушение соглашения о прекращении огня, в январе 1992 г. нанесли удар по частям НПК в глубине страны в провинции Кампонгтхом — на родине Салотх Сара — Пол Пота. В ходе развернувшихся боев они сумели несколько расширить территории своего контроля, но не смогли перерезать основной путь между центральной и северо-западной Камбоджей. Свои неудачи «красные кхмеры» восприняли очень болезненно и объясняли их якобы сохранявшимся присутствием вьетнамских военных в Камбодже. В связи с этим они отказались участвовать в заседании смешанной военной группы, в которую входили представители всех фракций и военные наблюдатели ООН124. Стремясь подчеркнуть значимость своей позиции и самостоятельность своих действий, отдельные группы «красных кхмеров» начали нападать на подразделения ООН. Первой их жертвой среди миротворцев стал австралийский военный, получивший ранение, когда «красные кхмеры» обстреляли вертолет, в котором он находился125. Другим объектом для своих нападений они выбрали мирных вьетнамцев, на которых в местах их компактного проживания они совершили несколько жестоких нападений. Вероятно, они рассчитывали, что «эти убийства вызовут волну насилия над вьетнамцами»126, что продемонстрирует непреклонную решимость кхмеров изгнать их из страны. Однако на деле эти их действия вызывали только всеобщий страх и еще большее недоверие к ним.

Сложное и неустойчивое положение в Камбодже, грозившее сорвать миротворческую операцию, заставило Совет Безопасности ускорить процесс формирования ЮНТАК. Официально эта организация была учреждена решением Совета Безопасности от 28 февраля 1992 г. Руководить ею был назначен Ясуси Акаши — японский дипломат, долгое время работавший в ООН. Новая структура должна была включать в себя семь так называемых компонентов, которые охватывали бы все сферы ее будущей деятельности — от соблюдения гражданских прав, подготовки выборов, военной и гражданской администрации, гражданской полиции и до репатриации беженцев и восстановления страны. Самым большим был военный компонент, численность которого на самом пике операции составляла 15 900 человек плюс 3600 так называемых гражданских полицейских127. Задача этих сил состояла в том, чтобы стабилизировать военную ситуацию в Камбодже, организовать наблюдение за прекращением огня, а также контролировать разоружение боевых сил противостоящих фракций. Кроме того, военный компонент должен был гарантировать, что вьетнамские войска и их вооружение выведены из страны и в нее больше не возвращаются.

Перед компонентом гражданской администрации, — вторым по численности в ЮНТАК, стояли задачи установления прямого контроля над существующими камбоджийскими правительственными структурами в сфере общественной безопасности, внутренних и иностранных дел, финансов и информации. В других государственных учреждениях сотрудники этого компонента осуществляли контроль второго (факультативный) и третьего (выборочный) уровня128. В июле 1992 г. компонент гражданской администрации открыл свои учреждения во всех провинциях страны, а к началу сентября 1992 г. финансовые контролеры ЮНТАК присутствовали уже во всех министерствах, в Национальном банке Камбоджи и во всех провинциальных администрациях129.

Важную роль в деятельности ЮНТАК стал играть и информационный компонент, состоявший из нескольких служб, которые занимались выпуском и распространением информации, контролем, мониторингом и анализом информационного поля. Он насчитывал около 100 сотрудников, в том числе 40 иностранцев130. Другие компоненты, меньшие по численности, выполняли более локальные и конкретные задачи вроде репатриации беженцев, подготовки кадров для национальной полиции и управленческих структур131.

Еще одно важное решение, которое принял в связи с Камбоджей Совет Безопасности ООН, заключалось в том, что были определены даты ключевых событий, фиксировавших завершение миротворческой операции и деятельности ЮНТАК. Согласно принятому документу, выборы в Камбодже намечались на апрель-май 1993 г., а до августа 1993 г. следовало утвердить новую конституцию страны. На всю миротворческую операцию, таким образом, ООН отводила чуть больше года. В условиях, сложившихся в Камбодже, это был минимальный срок, который многим представлялся совершенно нереальным, тем более что ни должной численности военного компонента, ни комплектации персоналом других компонентов достигнуть не удалось. К тому же и отношение к ооновским миротворцам в Камбодже заметно ухудшилось, поскольку прошло почти пять месяцев после конференции в Париже, а никаких перемен к лучшему в стране не наблюдалось. Это сразу же почувствовал Ясуси Акаши, когда он 15 марта 1992 г. прибыл в камбоджийскую столицу132.

Дело в том, что к его приезду произошло событие, которое грозило перевернуть весь миротворческий процесс — «красные кхмеры», все более открыто пренебрегая соглашениями, подписанными в Париже, игнорировали прибывавших в страну администраторов и военных ООН. Свидетельством тому стала безуспешная попытка расположить голландский миротворческий батальон в контролируемом «красными кхмерами» районе близ Пайлина. Сначала голландцев под угрозой применения оружия просто не допустили до места положенной дислокации, а позже, когда сам специальный представитель генсека ООН вместе с военным руководителем ЮНТАК генералом Сандерсеном прибыли в район Пайлина, боевики «красных кхмеров» остановили и задержали их. Два высших чина ЮНТАК, словно заложники, провели несколько часов в бамбуковой хижине под охраной полпотовских солдат на контрольном пункте между Пайлином и таиландской границей133.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 24-2-2020 00:49

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу