Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VI КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.

21-7-2012 01:16| Разместил: admin| Просмотров: 12565| Комментарии: 0

2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти

О политической борьбе нелегальной НРПК в конце 50-х годов известно очень немного. Находившиеся в подполье коммунисты вели главным образом пропагандистскую работу, пытались сохранить партийные ячейки, укрепить нелегальные связи и контакты. В условиях непрерывных преследований и угрозы арестов в партии и ее нелегальных структурах все более активно обсуждался вопрос об отношении к режиму Сианука. Вопрос состоял в том, продолжать ли, несмотря на репрессии и усиление авторитарных тенденций власти, курс на поддержку Сианука, в духе «Прачеачун», учитывая антиимпериалистическую направленность его внешней политики, или перейти к борьбе за его свержение. Обсуждалось и то, какой форме борьбы следует отдавать предпочтение, политической или вооруженной, и то, как коммунисты должны относиться к единому фронту патриотических сил Индокитая — оставаться в его рядах или вести борьбу обособленно53.

На волне этой дискуссии, развернувшейся в партии в 1959 г., все большую популярность среди находившихся на нелегальном положении коммунистов стали завоевывать новые люди, выступавшие с радикальных позиций. Они доказывали, что политическая борьба коммунистов с режимом Сианука ни к чему, кроме их поражения, не приведет и что только ставка на вооруженное восстание и сопротивление этому режиму может быть успешной54.

Аргументация в пользу изменения стратегии партии встречала поддержку в ее рядах, тем более что легальная борьба никаких успехов коммунистам не приносила. К тому же северные вьетнамцы, которые ее и навязывали кхмерским единомышленникам, сами с 1959 г. отказались от тактики политической борьбы за освобождение Юга в пользу силового свержения южновьетнамского режима55.

Инициаторами формирования самостоятельной партийной политики, которая учитывала бы в первую очередь реальные условия Камбоджи и интересы кхмерских коммунистов, выступали в это время молодые члены партии, группировавшиеся вокруг последнего авторитетного лидера Кхмер Иссарака, находившегося в Камбодже, Ту Самута. Среди них выделялся Салотх Сар, вернувшийся в Камбоджу в январе 1953 г. после учебы из Франции. Он так и не получил там никакого формального диплома, так как «пренебрегал занятиями по радиоэлектронике, не сдавал экзаменов и в конце концов у него отобрали положенную кхмерским студентам во Франции стипендию». Вместо занятий он активно посещал кружок по изучению марксизма, организованный кхмерскими студентами во Франции, и, по некоторым данным, в 1952 г. вступил в Компартию Франции. В августе 1953 г. в одном из освобожденных районов на востоке Камбоджи он был принят в НРПК. Его наставником в партии стал сам Ту Самут, сделавший его своим личным помощником56. Сотрудничество с Ту Самутом определило дальнейшую политическую карьеру Салотх Сара. У него, не знавшего вьетнамского языка и не обучавшегося (в отличие от многих других партийных кадров) во Вьетнаме, не имевшего особых заслуг в антифранцузской борьбе, выходца из кругов, связанных с королевским дворцом, шансов пробиться в руководство коммунистического движения Камбоджи было немного. Однако, получив ответственную должность при партийном лидере, он автоматически поднимался на ключевые позиции в НРПК. Что касается вьетнамских кураторов, то Для них, по-видимому, рекомендации Ту Самута относительно личности его ближайшего соратника оказалось в то время вполне достаточно, чтобы Салотх Сар остался в высших эшелонах власти в НРПК.
Другим новым человеком, который в это время занял пост заместителя Ту Самута, стал выходец из Баттамбанга по имени Лay Бен Кон, обучавшийся в свое время в Таммасатском университете в Бангкоке и вступивший в Кхмер Иссарак в 1951 г. При вступлении он взял себе Революционный псевдоним Нуон Чеа. Заместитель Ту Самута пре197 красно владел вьетнамским языком и с 1952 по 1955 г. прошел курс политической подготовки во Вьетнаме57.

Салотх Сар в своей легальной жизни преподавал французский язык в лицее Чамроунг Вичиа («Прогрессивное знание»), Нуон Чеа занимался преподаванием в Кампонгчхнанге. Будущий третий человек в иерархии «красных кхмеров» — Иенг Сари, приехавший в Камбоджу из Франции в 1957 г., также занимался учительской деятельностью — преподавал историю в одном из частных лицеев Пномпеня. Совершенно не случайно почти все будущие лидеры Демократической Кампучии служили и успешно пропагандировали свои воззрения в среде учащейся молодежи. Это был наиболее восприимчивый к радикальной пропаганде слой, который искал себе новых кумиров и в котором были очень сильны антиправительственные настроения, тем более что часто молодым людям даже после получения диплома шансов устроиться на работу в соответствии со своим новым статусом не было.

Характерна в этом смысле картина специализации студентов Пномпеньского университета, типичная и для других вузов страны: 75,2% обучаемых приходилось на факультеты гуманитарного профиля58, а в целом высшая школа выпускала больше специалистов- гуманитариев, чем можно было их трудоустроить. Ежегодно на рынке труда появлялось 130-150 тыс. молодых людей старше 16 лет. Правительство могло предложить лишь 15-20 тыс. рабочих мест, причем главным образом в производственной сфере, связанной с тяжелым физическим трудом59. Видя невозможность найти достойную работу при существующей системе с ее коррупцией и непотизмом, молодежь готова была выступить в поддержку любых предложений, направленных на слом этой системы и построение новой, при которой можно было бы найти себе достойное применение. Правительственная газета «Реалите камбоджиен» констатировала: «Этот новый класс “незанятых” — хороший объект для подрывной деятельности коммунистов. Красные пропагандисты приманивают эту молодежь обещаниями “золотого века” для всех»60. Мнение газеты было недалеко от истины: именно это и пропагандировали преподаватели-коммунисты, быстро завоевавшие своим радикализмом популярность среди студентов.

Особенностью их деятельности в учебных заведениях было то, что официальные занятия будущие лидеры «красных кхмеров» сочетали с тайными, закрытыми семинарами, на которые участники отбирались и приглашались лично ими. На этих семинарах обсуждались наиболее острые вопросы камбоджийской жизни, резко критиковалась политика Сианука и правительства страны. Салотх Сар вел несколько таких семинаров и, по воспоминаниям студентов, был с ними подкупающе откровенен. Он прямо говорил, что существующий режим прогнил и коррумпирован и что на смену ему должно прийти новое общество, где не нужно будет платить тунеядцам, потому что работать будут все61. Многие студенты, участвовавшие в этих семинарах, восхищались Салотх Саром, называли его лук кру (учителем) и, всецело доверяя ему, вступали в Компартию, расширяя тем самым сеть ее нелегальных ячеек. В самой же партии эти молодые кадры стали активными последователями своих политических гуру.

Приток молодых интеллектуалов в нелегальную НРПК обозначил начало нового этапа в ее истории, когда после хаоса и предательств вновь начали восстанавливаться ее организационные структуры, расширилась пропагандистская база, обновился кадровый состав. Все эти перемены сделали возможным проведение 30 сентября 1960 г. в Пномпене тайного собрания нелегальных членов НРПК. Состоялось оно в одном из подсобных помещений железнодорожного вокзала и было названо II съездом НРПК. На этом собрании присутствовало 7 делегатов от городских партийных организаций и 17 — от сельских. Задачей съезда стало «упорядочение и укрепление партийных организаций в целях повышения эффективности руководства революцией». На съезде были приняты программа и устав партии, переработанные в соответствии с новой обстановкой. Произошли изменения и в структуре партии. Вновь избранный ЦК состоял из восьми членов и двух кандидатов. Секретарем ЦК НРПК стал Ту Самут, членами — Салотх Сар, Нуон Чеа и Иенг Сари. Салотх Сар и Нуон Чеа к тому же вошли в состав Постоянного бюро62.

Такая краткая информация, опубликованная об этом съезде в 1984 г. в эпоху Народной Республики Кампучии сначала в газете Пномпень, а потом и в идеологическом официозе партии журнале «Неак Кхусна», и близко не передает ни тревожной атмосферы этого съезда, ни его значения для камбоджийской революции. В 1977 г. ставший уже Пол Потом Салотх Сар в своей речи по поводу легализации Компартии так оценивал это событие: «Среди участников съезда было четырнадцать представителей крестьянства, ответственных за работу в различных сельских районах, и семь представителей городов, всего двадцать один делегат ... Участие двадцати одного представителя на партийном съезде было вопросом жизни и смерти. Если бы враг раскрыл место проведения съезда, то все руководство партии было бы уничтожено, революция подверглась бы серьезной опасности, и ее будущее оказалось бы под угрозой»63.

Действительно, собрание, состоявшееся в пакгаузе железнодорожной станции, имело огромное значение для выживания нелегальной НРПК и превращения ее в главный центр консолидации кхмерских коммунистов. Причем, в отличие от времен Кхмер Иссарака, принятый на съезде устав партии не был импортирован из Вьетнама и распространен среди участников съезда на вьетнамском языке, а был разработан самими кхмерами. Нуон Чеа в своих записках позже вспоминал, что возил проекты уставных документов в Тэйнинь (Южный Вьетнам), чтобы показать их должностным лицам вьетнамской компартии. «Вьетнамцы были недовольны, — писал он тридцать семь лет спустя, — так как они увидели, что мы могли и сами сформулировать стратегическо-тактическую линию и разработать (партийные) уставные документы»64.

Еще одним важным результатом съезда стало признание того факта, что ханойский центр НРПК окончательно отошел на второй план. Сон Нгок Минь — старейший кхмерский коммунист и многолетний лидер Кхмер Иссарака хотя и вошел в Центральный комитет, избранный на съезде, однако даже формальным лидером не стал и по своему положению оказался лишь восьмым в иерархии власти. Бывший лидер «Прачеачун» Кео Миа занимал шестую позицию, в то время как Салотх Сар был третьим, а Нуон Чеа вторым в составе ЦК, который возглавил Ту Самут. После съезда для защиты революционных баз и охраны руководящих работников было воссоздано и военное крыло партии, которое стало называться Секретной гвардией65.
Такие кардинальные перемены в жизни нелегальной НРПК не могли не пройти мимо внимания вьетнамских кураторов. По всей видимости, они, полагаясь на авторитет находившихся во Вьетнаме кхмерских коммунистов, на свои связи с «Прачеачун», поначалу не придали особого значения тому факту, что на вершине нелегальной НРПК хотя и остался давно испытанный и преданный им Ту Самут, но вокруг вершины группировались молодые непроверенные кадры, чья преданность Вьетнаму оставалась совершено неочевидной. Более того, действия и заявления новых лидеров показывали, что они мыслят намного более независимо от вьетнамцев, чем их предшественники в 40-50-е годы. Вполне вероятно, что в Ханое не верили, что молодые и неопытные, с точки зрения руководства ПТВ, кадры смогут вдохнуть новую жизнь в нелегальную НРПК, и продолжали делать ставку на «Прачеачун», убеждая «своих камбоджийских товарищей включиться в политическую борьбу»66. Цель Ханоя по отношению к кхмерским коммунистам оставалась прежней — удерживать их от вооруженных акций против режима Сианука и направлять все их усилия в поддержку его внешнеполитического курса. Эта ставка была настолько важной, что несколько позже, уже во время антиправительственного восстания в Самлауте в 1967 г., их требования прекратить борьбу стали носить директивный характер. В изданной в 1978 г. Министерством иностранных дел Демократической Кампучии так называемой «Черной книге» указывалось, что «вьетнамцы были охвачены паникой и велели “красным кхмерам” прекратить сопротивление»67. Очевидно, что такой приказ отдан был с одной целью — не допустить ухудшения отношений вьетнамского руководства и Сианука.

После проведения II съезда коммунисты продолжали действовать в глубоком подполье, постоянно подвергаясь угрозе репрессий. В 1962 г. таинственно и бесследно исчез Ту Самут и партия осталась без своего руководителя. Относительно исчезновения лидера коммунистов до сих пор существует масса версий. Современная официальная кхмерская версия гласит, что «27 мая 1962 г. они (Салотх Сар и его подручные. — Д . М .) захватили Ту Самута, убили его и нескольких других партийных руководителей»68. Эта версия вызывает сегодня большие сомнения, поскольку при ближайшем рассмотрении выясняется, что мотивов убивать Ту Самута, который вывел свого любимца и помощника на самые верхи нелегальной НРПК, у Салотх Сара не было. Ту Самут прикрывал его своим авторитетом от недоверия со стороны вьетнамцев, а внутри партии проводил политику выдвижения молодых интеллектуалов, получивших образование во Франции вместе с Салотх Саром. Кроме того, у Салотх Сара не могло быть полной уверенности в том, что именно он в случае гибели Ту Самута окажется на его месте. Нуон Чеа, например, тесно связанный с вьетнамцами, представлялся не менее сильным претендентом на этот пост. Мог возникнуть и совсем неприятный для Салотх Сара вариант, когда во главе нелегальной НРПК был бы поставлен кто-то из коммунистов- ветеранов, присланных из Ханоя.

Реакция руководителей нелегальной НРПК, когда они узнали об исчезновении своего лидера, также свидетельствует об их непричастности к этому преступлению. Нуон Чеа, например, вспоминал, что, Узнав о том, что Ту Самут исчез, он заперся у себя дома и долгое время «никуда не выходил днем, ни разу не сходил даже поесть лапши в магазине »69. Наиболее вероятная версия гибели Ту Самута состоит в том, что он стал жертвой полицейской проверки, либо попал в засаду на нелегальной базе, которая стала известна полиции после предательства Сью Хенга.

Исчезновение Ту Самута, фактическое уничтожение Сиануком легальной коммунистической организации — партии «Прачеачун» и связанное с этим резкое сужение возможностей для продолжения легальной деятельности коммунистов, сближение Сианука с Ханоем — все эти события, казалось, свидетельствовали о слабости и бесперспективности борьбы кхмерских революционеров. Единственный шанс им давало то, что все это происходило на фоне заметного роста в стране левых и антисиануковских настроений среди молодежи, часть которой твердо стала поддерживать коммунистов.

В такой сложной ситуации в январе 1963 г. был созван III съезд НРПК, на котором тон стали задавать молодые кадры, воспитанные Ту Самутом. Партию возглавил Салотх Сар и ввел в ее руководящие органы многих своих сторонников. Нуон Чеа занял пост его заместителя, а в Постоянное бюро ЦК был избран Иенг Сари, в ЦК прошел и Сон Сен (будущий министр обороны в Демократической Кампучии), учившийся с ним во Франции70.

Что касается легальных коммунистов, входивших в «Прачеачун», то они оказались фактически на вторых ролях. Кео Миа, откровенно провьетнамский деятель, лидер неудачливой «Прачеачун», которого вьетнамцы считали «одним из наиболее идеологически зрелых руководителей », был выведен из состава ЦК под предлогом «возможного провала» в результате многолетней легальной деятельности71. Вывод Кео Миа из состава ЦК был не случаен — Салотх Сар резко выступил против политики, проводимой «Прачеачун». В краткой истории НРПК образца 1984 г. говорится, что «Пол Пот (Салотх Сар) считал, что политическая линия партии в поддержку политики Сианука, которая тогда была направлена на борьбу с американским империализмом, в защиту независимости и нейтралитета Камбоджи, являлась провьетнамской, он заявлял даже, что Сианук действует в интересах Вьетнама»72. Насколько правдивы эти антивьетнамские пассажи из выступления Салотх Сара образца 1963 г. сказать трудно, но то, что Кео Миа был выведен из состава ЦК НРПК в связи с очевидной беспомощностью, распадом и неудачами руководимой им «Прачеачун», могло вполне соответствовать действительности.

То, что из руководства нелегальной НРПК был выведен Кео Миа, отражало еще и реальную расстановку сил в партии. Кео Миа (он будет арестован и убит в 1976 г.) выступал за неукоснительное выполнение всех вьетнамских директив и готов был, как это он делал в «Прачеачун», жертвовать интересами кхмерских революционеров в пользу вьетнамских. Салотх Сар занимал другую позицию. В то время и он был готов сотрудничать с Вьетнамом, однако выступал за то, чтобы в первую очередь в партийной борьбе учитывались интересы кхмерских коммунистов. По всей видимости, третий человек в партии, которым на съезде стал Со Пхим, бывший член Кхмер Иссарака, скорее склонялся к позиции Салотх Сара, чем его оппонента.

Вообще, история с Кео Миа свидетельствует о том, что вьетнамские кураторы уже не в полной мере контролировали организационные вопросы в НРПК. Иначе чем объяснить, что на этом съезде НРПК по предложению своего нового руководителя изменила название, став с января 1963 г. Коммунистической партией Камбоджи (КПК).73 Это было, несомненно, знаковое событие: в краткой истории НРПК образца 1984 г. указывается, что, объясняя причину смены названия, Пол Пот (Салотх Сар) говорил, что он пошел на это, так как «Компартия Индокитая и соответственно вышедшая из ее рядов НРПК были в свое время созданы вьетнамцами для захвата камбоджийских и лаосских земель»74.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 8-4-2020 06:34

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу