Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VI КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.

21-7-2012 01:16| Разместил: admin| Просмотров: 12559| Комментарии: 0

3. Идеологический фундамент кхмерской революции

Коммунисты, находившиеся в рядах Сангкума — Ху Юн, Ху Ним, Кхиеу Самфан, не только разработали и представили общественному мнению вполне аргументированную критику сложившейся ситуации, но и предложили реальный, как казалось тогда многим, путь выхода из возникшего тупика. После публикации в кхмерской печати их идеи получили довольно широкую известность в Камбодже. Суть их предложений сводилась к тому, чтобы на основе все более полного обобществления орудий и средств производства в аграрной сфере развернуть процесс индустриализации Камбоджи и превратить тем самым страну в подлинно независимое и современное процветающее государство. Сама по себе эта идея не была оригинальной. Среди коммунистов многих стран она пользовалась неизменной популярностью, а свое практическое воплощение уже получала в политике коллективизации в СССР и «большого скачка» в Китае. Для Камбоджи эта идея также выглядела привлекательной, ибо, как казалось, открывала прямой путь к модернизации и экономическому развитию.

Кхиеу Самфан, один из главных теоретиков камбоджийских «левых», отмечал в 1960 г., что «благодаря объединению крестьян в производственных кооперативах мы сможем установить контроль над объемом продукции, которая производится и потребляется в сельском хозяйстве, а установленные излишки использовать для промышленного развития»97. Он считал, что крестьяне в созданных кооперативах должны иметь лишь минимум средств для своего пропитания: «Уменьшив повинности крестьян и увеличив их доходы, можно побудить крестьян больше потреблять и они тогда не будут отдавать свой прибавочный продукт»98. А в максимальном изъятии прибавочного продукта из деревни для нужд индустриализации собственно и состояла главная цель аграрной политики по Кхиеу Самфану. «Чем больше отдачи будет от сельскохозяйственного производства, — указывал он, — тем успешней будет идти процесс индустриализации страны»99. Конечная же цель его плана экономического строительства состояла в достижении полной независимости Камбоджи, поскольку «только путем индустриализации можно добиться этой великой цели»100.
Наиболее глубоко и полно вопросы, связанные с процессом последовательного обобществления, анализировались и в работе одного из наиболее известных идеологов камбоджийских коммунистов — Ху Юна. Под заголовком «Панька сахако» («Проблема кооперативов») она была издана в 1964 г. Многие идеи из этого более чем двухсотстраничного труда легли в основу аграрной программы и политики камбоджийских коммунистов, стали идеологическим обоснованием как необходимости разрушения существовавшей, так и строительства принципиально иной системы аграрных отношений в стране.

Работа Ху Юна, в которой резко критиковалось положение в деревне и выдвигался ряд радикальных, в духе уравнительного коммунизма, набор идей, увидела свет едва ли не случайно. Она появилась в удачный момент очередной кампании против ростовщиков, и глава государства рассчитывал использовать ее как очередной обвинительный акт их преступной и антинародной деятельности.

Действительно, критический анализ экономической системы Камбоджи Ху Юн начинает с оценки роли и места ростовщического капитала в жизни страны, как бы развивая и поддерживая сиануковские «проклятия» в адрес «разоряющих камбоджийских крестьян» ростовщиков: «Ростовщичество — самая страшная язва камбоджийского общества. Оно связывает это общество, опутывает со всех сторон. Не дает возможности быстро развиваться. При этом крестьяне- бедняки берут в долг больше всех и страдают также больше всех». Ростовщичество, по мнению автора книги, — главная причина того, что крестьяне-бедняки попадают в «омут» рабства: «Многие крестьянские семьи теряют дом, различное имущество, скот, землю и превращаются в сельскохозяйственных рабочих-батраков, живущих за счет продажи своего труда. Часть среднего и бедного крестьянства теряет положение имущего класса и превращается в нуждающихся и неимущих людей». Ху Юн полагал, что именно ростовщичество — главный виновник имущественного и социального расслоения в деревне и что в случае ликвидации его процесс расслоения и разорения крестьян можно будет остановить101.

Положительных, или хотя бы полезных для камбоджийского села, черт Ху Юн в ростовщичестве не увидел, он отмечает только негативные стороны этого явления: «. ..В области общественных отношений ростовщичество и аренда земли ведут к тому, что часть крестьян находится на грани полного разорения, а многие попадают в рабство; ростовщичество препятствует развитию производительных сил страны; уменьшает и сужает внутренний национальный рынок, не позволяет промышленности и ремеслам быстро развиваться. Что же касается самих ростовщиков, то они — хозяева земли и капитала, транжирят свои средства на приобретение товаров иностранного производства»102.

Осудив и отвергнув ростовщичество, Ху Юн переходит к другому ключевому пункту своего критического обзора — анализу распределения доходов от сельскохозяйственного труда между городом и деревней. Несправедливость этого распределения — это, с точки зрения Ху Юна, главная причина того, что «крестьянство — самый обделенный, эксплуатируемый класс камбоджийского общества»103. Для подтверждения своих слов он приводит данные, из которых следует, что если крестьянин, например, произвел продукции на 100 риелей, то из этой суммы ему достается лишь 26%, а перекупщикам 33,6%, различным органам управления 21 %, хозяевам сельскохозяйственных машин 5 %, административным органам — 14,4 %»104.

Данные эти могут быть и не вполне точны, так как Ху Юн не раскрывает, на чем основывал он свои расчеты. Но в целом эти показатели, вероятно, соответствовали реальному положению дел в деревне. По крайней мере, такой независимый исследователь аграрных отношений в Камбодже, как JI. Тиши, отмечал, что «на протяжении всего правления Сианука в стране существовали глубокие межструктурные различия, когда крестьяне получали доход в среднем в 10 раз ниже, чем в промышленности, и в два раза ниже среднего национального дохода»105. Он также указывал, что в неаграрный сектор экономики, где было занято менее 20 % всего населения, шло 60 % национального дохода106.

Основываясь на результатах своего исследования, Ху Юн приходил к выводу, что в Камбодже город выступал как главный эксплуататор деревни. В «Паньха сахако» он писал, что «те, кто день и ночь трудятся на полях, выращивая рис, борясь с погодными условиями, получают лишь 1/4 часть дохода от реальной стоимости своего труда, а те, кто не принимает участия в процессе производства, получают 3/4 дохода. Причем эти 3/4 дохода, обманом отобранные у крестьян, аккумулируются в городе»107.

Отрицательное отношение к городу как таковому, противопоставление «хорошей и бедной» кхмерской деревни «инонациональному», эксплуатирующему эту деревню городу, проходит через всю книгу. «То, что мы обычно называем городом или рынком, — пишет Ху Юн, — на самом деле — огромный насос, который выкачивает силы из кхмерской деревни. Необходимые для крестьян продукты, которые поступают из города, являются как бы наживкой. На самом же деле деревня дает городу гораздо больше, чем получает от него. Такой неправомерный обмен между городом и деревней сильнее всего бьет по наиболее бедным слоям в сельской местности. Вместо того чтобы помогать деревне, город ее безжалостно эксплуатирует»108.

Как мы видим, Ху Юн и вслед за ним кхмерские коммунисты рассматривали город как фундамент той самой рыночной в их понимании системы, которая и эксплуатирует камбоджийскую деревню. Несомненно, что именно на основе этих рассуждений и представлений позже, когда коммунисты пришли к власти, последовали известные меры, направленные на отмену рынка и товарно-денежных отношений, на уничтожение городов, выселение тысяч людей для принудительных работ в сельскую местность. Согласно идеологической концепции, предложенной Ху Юном, все эти шаги были вполне логичны: в самом деле, если отменен рынок и все его атрибуты, то зачем нужны города, само существование которых воспроизводит «отмененный» рынок? Для автора книги город и рынок суть понятия идентичные и в своих рассуждениях он их просто объединяет. «Города-рынки, — пишет он, — привязывают к себе кхмерскую деревню, эксплуатируют ее. Все, что выращено в сельской местности, продается в городах и по городским ценам»109.

Еще одним пунктом критического анализа Ху Юна стала сложившаяся в Камбодже система ценообразования на сельскохозяйственную продукцию. «Крестьяне, — указывал Ху Юн, — не имеют возможности установить контроль за ценами на свою продукцию. Пока такое положение будет продолжаться, они никогда не выберутся из нищеты и зависимости от тех, кто покупает»110. Автору книги вообще присуще полное отрицание рыночного механизма формирования цен. Он выступает также против того, чтобы цены на камбоджийский рис устанавливались за границей, а не в Камбодже. «Еще во времена колониализма, — пишет он, — крупные китайские торговцы, находясь за пределами нашей страны в южновьетнамском городе Шолоне, устанавливали цены на рис. Китайцы-перекупщики в Камбодже ориентировались на Шолон111. И до сих пор Шолон определяет экспортную цену нашего риса, а также стоимость многих товаров, которые ввозятся в Камбоджу. Таким образом, наша страна не независима, не является полным хозяином собственных товаров»112.

Такими радикальными умозаключениями один из главных идеологов кхмерских коммунистов фактически отвергал существовавшую экономическую систему и ее основные компоненты, связи и механизмы. Он бьет по натурально-товарной экономике в целом — и по ростовщическому капиталу, и по системе товарообмена город — деревня, и по системе ценообразования, зависимой от мирового рынка, т. е. по тем болевым точкам, где кризис был особенно очевидным. Актуальность и значимость его выводов была тем более явной, что в конкретных условиях сиануковской Камбоджи никакой иной более или менее связной программы разрешения названных противоречий ни у правительства, ни у правящих кругов не было. Ху Юн тоже не предлагает конкретных мер для реорганизации и реформации этих кризисных точек. Он и не стремился указать в своей книге конкретные пути решения существовавших противоречий в рамках натуральнотоварной системы. Он и разделявшие его взгляды камбоджийские коммунисты предлагали поменять весь механизм аграрных отношений в стране и одним махом разрешить «неразрешимые» противоречия и вывести экономику из кризиса.

В конкретных камбоджийских условиях середины 60-х годов такое радикальное предложение выглядело довольно привлекательным и вполне реальным. Особенно для левонастроенной интеллигенции, которая всей душой готова была поддержать такие положения из программы коммунистов, как отказ от капиталистического неравенства и несправедливости, от разлагавшей кхмерское общество жажды наживы и коррупции. Она также приветствовала провозглашение курса на социальное равенство, справедливость, на совместный производительный крестьянский труд. Эти же лозунги были близки и другим, довольно большим группам камбоджийского населения, особенно беднейшим крестьянам, буквально выталкиваемым экономической системой из сферы сельскохозяйственного производства.

В противовес натурально-товарной модели аграрных отношений Ху Юн выдвигает программу строительства иной, «бестоварной» в своей основе модели, которая в социальной сфере опиралась бы на беднейшее крестьянство как на «главный революционный, заинтересованный в переменах класс в стране, которым движут самые чистые и честные стремления»113. А в экономико-политической сфере эта модель предусматривала всеохватывающую систему производственных кооперативов-коммун, идеологией которых должна была стать «коллективистская идеология кооператива, где нет классовых различий, привилегированных слоев, где никто не имеет личных выгод и все дви- ' жимы общим интересом»114.

Характерно, что из всего набора кооперативов, существовавших в Камбодже, Ху Юн в основу своей программы кладет не кредитные и даже не снабженческо-сбытовые кооперативы, а производственные. Эти кооперативы хотя и были созданы в стране еще в 1956 г., однако никаких особенных преимуществ не продемонстрировали, никакой популярности у крестьян не завоевали, с самого начала их число было невелико и практически не увеличивалось. Более того, обобществленный коллективный труд в деревне в рамках производственных кооперативов противоречил всей традиционной организации трудового крестьянского хозяйства в Камбодже, как хозяйства личного, где лишь самые трудоемкие работы, типа посадки и сбора урожая риса, выполнялись совместно, да и то не всегда. Ху Юн все это игнорировал, так как именно в производственных кооперативах и только в них он видел ячейку нового общества115.

Оценивая кооперативную схему Ху Юна, основанную на идее господства в экономике производственных кооперативов с общим трудом и уравнительным распределением, надо учитывать его полную поглощенность доктриной марксизма, а также силу демонстрационного внешнего эффекта советских колхозов и передовых китайских больших коммун, которые своим примером и широко пропагандируемыми «успехами» как бы доказывали и правильность марксистской доктрины, и обоснованность его собственных взглядов на организацию сельскохозяйственного производства. С точки зрения Ху Юна, эти хозяйства в главных странах социалистического лагеря являлись по сути теми же крупными производственными кооперативами, за создание которых он так ратовал.

План строительства социализма в Камбодже через обобществление средств производства и коммунизацию деревни состоял из нескольких основных этапов. На первом этапе на базе мелких крестьянских хозяйств предполагалось создать так называемые «группы объединения труда». Эти группы должны были опираться на традиционные обычаи крестьянской взаимопомощи и представляли собой «начальную форму сотрудничества крестьян: совместный труд в интересах всей деревни, взаимная помощь и поддержка в трудные времена ». Автор книги рассуждает далее: «Эти полезные, древние обычаи, благодаря созданию групп, должны быть подняты на новый уровень и взаимопомощь среди крестьян должна быть превращена в постоянное явление»116. Исходя из твердого убеждения, что коллективный труд эффективней труда индивидуального, частного, Ху Юн полагал, что уже только появление таких групп «позволит увеличить производительность труда в сельском хозяйстве»117.

Вторым этапом кооперативного строительства должно было, по мысли Ху Юна, стать образование на базе групп объединения труда полноценных кооперативов, в которых «обобществляется земля, животные, а также бороны, плуги, все орудия труда, вплоть до лопат и мотыг. Органы управления кооперативом контролируют производство продукции, следят за сохранностью обобществленного инвентаря и ведут всю работу в интересах крестьян»118.

Полного обобществления, а значит и подлинного социализма, в понимании Ху Юна, в этих кооперативах еще нет. Для большей справедливости и эффективности доходы от их деятельности должны делиться еще на три части.

Первая часть распределяется среди членов кооператива в зависимости от количества имущества (земля, быки, буйволы и т.д.), переданного в общественный обобществленный фонд, а также по числу дней, отработанных для общественного хозяйства. Принцип распределения этой части дохода прост: «Кто работал мало — мало и получает, а кто много — много получает»119.

Вторая часть распределяется в интересах всего кооператива для приобретения химических удобрений, сельскохозяйственных машин, расширения обрабатываемых площадей.

Третья часть средств расходуется на общественную и культурную деятельность кооператива, который должен иметь и содержать собственные больницы, школы, курсы по профессиональной подготовке своих членов120.

По мнению Ху Юна, создание таких кооперативов будет шагом вперед в строительстве новой аграрной модели, но, как указывает он, подобные кооперативы достаточны для существующих условий, но не больше. «В действительности такие производственные кооперативы еще не настолько эффективны, особенно в отношении своей организации, чтобы значительно увеличить производительность труда в сельском хозяйстве»121.
Такую цель, считает Ху Юн, может решить лишь кооператив с общим имуществом, который он называет «кооперативом высшего типа»122. Члены такого кооператива, пишет он, полностью обобществляют свое имущество, отказываются от всех прав на свою бывшую собственность, которая передается в общественное пользование. Земля, быки, буйволы, весь сельскохозяйственный инвентарь становятся общей собственностью и используются в интересах всех членов кооператива. При этом процесс обобществления частной собственности, по мнению Ху Юна, мог происходить разными путями, но при условии ненанесения ущерба хозяевам этой собственности. Единственным критерием распределения доходов в таком кооперативе должно быть лишь число дней, отработанных его членами в интересах кооператива123.

Преимущества кооперативов высшего типа по сравнению с отдельным крестьянским хозяйством для Ху Юна очевидны: «...Его члены могут применять современную технику, достижения науки, проводить правильную контролируемую аграрную политику, возводить плотины, строить дороги, выполнять другие необходимые работы. Главное же заключается в том, что на базе общественной собственности в этих кооперативах господствующей станет не индивидуалистическая, а общественная, коллективистская идеология»124.

Схема постепенного перерастания одной формы кооперативов в другую, с более высокой степенью обобществления, предлагалась Ху Юном для центральных и освоенных районов страны. В новоосваиваемых местах он предлагал сразу же создавать кооперативы с общим имуществом, т. е. высшей формы125.

Как мы видим, в кооперативной схеме Ху Юна нет ничего принципиально нового. Идеи последовательной кооперации в деревне как путь к социализму были сформулированы марксистскими теоретиками задолго до него. Более того, в своих основных чертах схема Ху Юна просто воспроизводит известное постановление ЦК КПК о развитии сельскохозяйственной производственной кооперации в деревне, принятое еще в декабре 1953 г. В нем, в частности, указывалось, что «кооперирование деревни должно проводиться поэтапно от его низших форм (групп взаимопомощи) через полусоциалистические производственные кооперативы, основанные на частичной коллективной собственности, к высшей форме с коллективной собственностью крестьян на землю»126.

Из всего этого следует, что ничего оригинального Ху Юн в своих сочинениях не предлагал. Он лишь сумел адаптировать к камбоджийским реалиям хорошо известные марксистские идеи. Перенесенные на камбоджийскую почву вместе с другими его предложениями — об уничтожении ростовщичества, ликвидации товарных отношений в деревне, всеобщем огосударствлении, — они составили привлекательную программу, которая нашла поддержку у немалой части кхмерского общества, усмотревшего в ней реальный выход из углублявшегося национального кризиса, связанного с обострением экономических и политических противоречий.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 8-4-2020 04:50

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу