Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VI КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.

21-7-2012 01:16| Разместил: admin| Просмотров: 10280| Комментарии: 0

Первым опытом реализации новой стратегии Компартии стало потрясшее Камбоджу в апреле 1967 г. крестьянское восстание в районе Самлаут в провинции Баттамбанг. Этот район, который на долгие годы станет одним из главных оплотов коммунистов, представлял для них идеальное место для начала антиправительственной борьбы. Крестьянские хозяйства велись здесь на скудных песчаных землях, возделываемых почти без удобрений и пестицидов, при слабом развитии ирригации, что позволяло собирать лишь очень низкие даже по камбоджийским меркам урожаи.

Чтобы обеспечить существование семьи, крестьяне, как правило, вынуждены были либо арендовать дополнительные земли, либо регулярно осваивать новые участки, так как через 4-5 лет эксплуатации плодородие пахотных земель резко падало. Крестьянские хозяйства находились здесь в полной зависимости от местных ростовщиков, и никаких шансов на уменьшение этой зависимости у них не было. И здесь пропаганда коммунистов, их лозунги уравнительности и антиурбанизма против засилья иноземцев-ростовщиков падали на хорошо подготовленную почву.

Формальным поводом для крестьянского недовольства стало расселение в Самлауте кхмерских беженцев из Южного Вьетнама. Всего здесь появилось два новых поселения: в одном из них — Бенг Кхтуме разместилось 600, а в другом — Свайдонгкео еще 200 человек. В Бенг Кхтуме беженцам выделили земельные наделы по 2,5 га, а в Свайдонгкео — по 5153. Появление этих переселенцев, помощь им со стороны армии в освоении земель и строительстве домов вызвали возмущение местного населения, поскольку с изъятием целинных земель в пользу переселенцев существенно уменьшились возможности местных крестьян свободно, как они привыкли, переходить с одного на другой участок земли. Теперь они вынуждены были оставаться на своем малоплодородном наделе без каких-либо надежд поменять его.

Латентное недовольство крестьян своим положением особенно проявилось тогда, когда местные коррумпированные чиновники под защитой армейских подразделений, введенных в этот район, стали заставлять крестьян продавать рис по заниженным ценам, задерживая к тому же выплату денег. В ответ на это крестьяне восстали, причем к этому их подтолкнула «агитация партийных лидеров коммунистов северо-запада»154.

С утра 2 апреля 1967 г. около 200 жителей кхума Самлаут, вооруженные в основном дубинками и холодным оружием, атаковали агрогородок членов Кхмерского королевского союза молодежи в Стунг Крантунге, который представлял в глазах местного населения олицетворение политики пномпеньских властей. Вслед за этим нападениям подверглись военные посты в Срае Понлы и Тасане. В течение следующих четырех дней восставшие крестьяне атаковали еще несколько военных постов, сожгли два моста в Кратьяпе и Чраниенг Кроме, построенных армейскими подразделениями, а также часть домов в поселениях для беженцев в Бенг Кхтуме и Тьемлонг Куэе. Кроме того, они расправились с некоторыми старостами деревень155.

На подавление восстания была брошена армия, которой был дан приказ оцепить повстанческий район и приступить к его «умиротворению ». Уже в первые дни операции взводу парашютистов удалось обнаружить в лесу около деревни Срае Понлы лагерь повстанцев и арестовать 73 человека. 20 апреля 1967 г. каратели нашли еще один подпольный лагерь и захватили 93 крестьян156.

Расчет правительства состоял в том, чтобы устрашением повстанцев, с одной стороны, и задабриванием их путем бесплатной передачи одежды и продуктов — с другой, погасить мятеж. Однако обстановка развивалась не в пользу властей, которые оказались явно не готовыми к такому размаху антиправительственных выступлений и ожесточению восставших. Опасаясь международной огласки, 18 июня 1967 г правительство официально объявило, что восстание закончилось без кровопролития157.

На самом деле это было не так. Восстание на Западе перешло границы района Самлаут, где ситуация на какое-то время действительно стабилизировалась, главным образом потому, что Компартия «приказала прекратить бой с тем, чтобы извлечь уроки из этих противоречий и вооруженной борьбы»158. Директива Салотх Сара о прекращении восстания, так же как и другие, шедшие из партийного центра в Ратанакири указания местным коммунистам «потерпеть некоторое время и дождаться момента, когда борьба приобретет общенациональный характер»159, вероятно, сделаны были под нажимом вьетнамцев на Салотх Сара и его партийный центр, располагавшийся в этой провинции. Ведь в Ханое восприняли начало вооруженной борьбы против Сианука крайне негативно, — из-за этого все важнейшие договоренности с его режимом оказывались под угрозой. Сианук на это недвусмысленно намекнул, когда заявил, что «восстание не является делом народа, а результатом провокационных действий кхмер- вьетминов и “Прачеачун”, которые выполняют волю своих хозяев в Ханое»160. В упомянутой выше «Черной книге» говорится, что вьетнамцы велели красным кхмерам прекратить сопротивление после «бунта в Самлауте»161.

В то же время в Китае к восстанию в Самлауте и к началу вооруженной борьбы отнеслись крайне позитивно. По крайней мере в информации советского посольства в Ханое от 19 февраля 1968 г. говорилось: «Используя тяжелое экономическое положение крестьян ряда провинций и опираясь на промаоистские и провьетнамские элементы левых сил, китайцы разжигают в северных и северо-западных провинциях выступления так называемых “красных кхмеров”» 162. Такое поведение «друзей номер один», как любил называть китайцев Сианук, стало новым разочарованием главы государства. В своих планах он очень рассчитывал на поддержку Пекина. По мнению советского посольства, во внутренней политике он надеялся «использовать свою дружбу с КНР для подавления местной Компартии “Прачеачун”, находящейся еще во многом под влиянием вьетнамских друзей»163. Во внешней политике эта дружба должна была послужить ему, так как «если вьетнамцы начнут проявлять неблагодарность к Камбодже, то КНР сумеет направить их в должную колею»164. Теперь все эти расчеты рухнули.

Выступления крестьян, начавшиеся в Самлауте, вскоре охватили значительную часть северных и восточных районов провинции Баттамбанг, где недовольство крестьян своим положением также было очень велико. В начале мая 1967 г. к партизанам ушло 90 семей из района Тьисанг, а за ними последовали жители еще двух деревень — Сналмон и Руссей Преах165. Восстание ширилось, несмотря на предпринятое военными систематическое «прочесывание» местности. Авиация бомбила базы повстанцев в лесах, были сожжены поселения Бенг Кхтум, Тхвак, Руссей Преах. По данным, которые приводит М. Осборн, войска окружали отдельные населенные пункты и устраивали там резню166. Ш. Мейер подтверждает жестокость властей, отмечая, что «армия и провинциальная охрана были направлены в сельскую местность... чиновники и горожане Баттамбанга также были мобилизованы на борьбу против “красных”»167. Вооруженные саблями, дубинками и некоторым количеством огнестрельного оружия, они «вынуждены были отправляться на преследование несчастных крестьян »168. Спасаясь от репрессий, около 4 тыс. крестьян покинули родные места и ушли к партизанам в район Кардамоновых гор169.

Вслед за восстанием в Самлауте крестьянские волнения, по свидетельству С. Хедера, распространились на провинции Пурсат, Кампонгчхнанг, Кампонгтхом, Кампонгчам, Кампонгспы и Кампот — т. е. практически на большую часть основных сельскохозяйственных районов страны170. Стало очевидным, что «социалистические эксперименты» Сианука, его неразумная политика по отношению к финансовому капиталу местных ростовщиков, приведшая к обнищанию деревни, вызвала повсеместное недовольство и потребовалась лишь искра, чтобы это недовольство вылилось в вооруженные мятежи.

В августе 1967 г. только незначительная часть крестьян вернулась в оккупированные армией родные места. Представителям буддийского духовенства удалось добиться для них амнистии. Однако очень многие так и остались в джунглях, создав ядро так называемой Революционной армии, которую собрали коммунисты. После Самлаута вопрос о тактике борьбы с Сиануком для них уже не стоял на повестке дня — в стране вспыхнула гражданская война, и крестьяне из числа беднейших пошли за ними. Возникла логика борьбы, которая уже не оставляла места мирным переговорам и политическим урегулированиям.

Как это ни удивительно, но восстание в Самлауте, несмотря на свой размах и ожесточенность, почти никак не повлияло на политику кхмерских властей по отношению к крестьянству: ничего не было сделано, чтобы устранить причины, приведшие людей к антиправительственным действиям. В очередной раз в городах были развязаны репрессии против левонастроенной интеллигенции, открыто сочувствовавшей восставшим, введены запреты на свободу печати, усилилась тайная война против подпольных коммунистических групп и ячеек. В сельской местности политика также была заметно ужесточена: в деревнях запретили выборы деревенских старост, многих из них сместили, заменив назначенными «сверху» лояльными правительству «надежными» людьми.

Все эти репрессивные меры особого эффекта, однако, не дали. Крестьянские выступления, организованные при прямом участии коммунистов, охватывали все новые и новые районы. По данным С. Тьюна и Б. Кьернана, к началу 1968 г. в юго-западной части провинции Баттамбанг находилось около 15 хорошо укрепленных партизанских баз. Военные действия велись уже на 1/4 части территории провинции171. Восстание ширилось, и на руку коммунистам, которых к этому времени Сианук стал называть «красными кхмерами» (кхмае крохом — по-кхмерски. — Д. М .), сыграло то, что дружеские ранее отношения Пекина с Сиануком в 1967-1968 гг. обострились до предела. В связи с этим руководство КПК, в отличие от ПТВ, к восстанию в Самлауте и к началу вооруженной борьбы отнеслось в высшей степени одобрительно. КНР стала направлять помощь непосредственно кхмерским коммунистам, которые таким образом в отношениях с Китаем стали быстро выходить и из тени Сианука и из-под покровительства вьетнамских товарищей. Есть масса свидетельств того, что китайские торговцы и перекупщики риса, постоянно находившиеся в движении и перемешавшиеся из одного пункта Камбоджи в другой, выступали в качестве поставщиков оружия и даже разведчиков, действовавших в интересах кхмерских коммунистических повстанцев. Кроме того, они передавали и финансовые средства для поддержки революционной борьбы. Чан Вен рассказывал мне об этой деятельности китайцев в Камбодже применительно к ситуации начала 80-х годов, когда существовали обоснованные опасения, что этнические китайцы, вновь вернувшиеся к своему традиционному бизнесу, снова по заданию из Пекина начнут выполнять такие же подрывные операции, как и в середине 60-х. Свидетельство Чан Вена о том, что китайцы в Камбодже активно участвовали в организации и снабжении партизанской борьбы, находит подтверждение и в документах советского посольства в Ханое. Так, в уже упоминавшейся информации советского посольства в Ханое от 19 февраля 1968 года указывалось, что в районы, охваченные восстанием, «китайцы завозят контрабандным путем оружие и создают небольшие вооруженные группы повстанцев172.

Об активном участии Пекина в разжигании повстанческой борьбы рассказывал советским представителям и заместитель председателя совета министров Камбоджи по внутренним делам Унг Хон Сат. По его словам, «на вооружении у повстанцев новейшее оружие китайского производства (автоматы, гранатометы и 81-мм минометы) ... найдено оружие в ящиках, поступивших в адрес текстильной фабрики в Баттамбанге, где работают китайские специалисты»173.

Несмотря на то что армейские части наносили восставшим тяжелые удары (в середине февраля 1968 г., например, в результате «прочесывания » местности было ликвидировано три партизанских лагеря), активность повстанческих сил, руководимых коммунистами, оставалась высокой. Свидетельством тому стал день 25 февраля 1968 г., когда вооруженные атаки были предприняты сразу в шести провинциях: Баттамбанге, Пурсате, Кохконге, Кампонгчхнанге, Такео и Кампоте. В Баттамбанге, например, были атакованы военные посты и около 90 крестьян ушли вместе с партизанами174. Как отмечала в то время камбоджийская пресса, «... совершенно очевидно, что действия повстанцев хорошо скоординированы, везде они выступают одновременно, атакуют деревни, где, по их сведениям, имеется “симпатизирующее им население” ...»175. Унг Хон Сат — заместитель председателя совета министров Камбоджи по внутренним делам, вернувшись из поездки по районам, охваченным волнениями, сообщил в беседе с советским представителем: что « ...в Баттамбанге, Пурсате и Кампонгчхнанге распространяются листовки, отмечаются волнения среди молодежи. Многие семьи уходят в джунгли и организуются в повстанческие группы»176. По некоторым оценкам, около 10 тысяч крестьян пополнили в это время ряды партизан177. Например, только в южной части провинции Баттамбанг в джунгли ушли почти 3 тыс. крестьян, в кхуме Коук Бантей провинции Кампонгчхнанг — 1,3 тыс. жителей покинули родные места и присоединились к повстанцам, в провинции Кампот — на их сторону перешло также еще 3 тыс. человек. В некоторых местах жители целых деревень становились партизанами178. С. Тьюн и Б. Кьернан отмечали в этой связи, что в это время «кхмерское традиционное сельское общество, далекое от того идиллического образа “демократичных мелких собственников”, каким его всегда изображал Сианук для внешнего мира, содрогнулось в первых конвульсиях, последствия которых были еще не совсем ясны иностранцам и даже большинству городского населения страны»179.

В 1968 — начале 1969 г. армейские части нанесли партизанам ряд новых тяжелых поражений: в марте 1968 г. потери повстанцев составили 600 человек убитыми и 800 арестованными180. Позже, в апреле, после жестоких боев армейские подразделения разгромили крупную базу коммунистов в Пхном веай чхап (в полпотовские времена из этого сражения сделают легенду и это место будет называться «Гора героев». — Д. М .). В Пхном веай чхап было убито 90 и взято в плен 700 человек181.

Последующие события, однако, показали, что победы армии не только не привели к подавлению восстания, но и не смогли даже предотвратить его дальнейшее распространение. В июле 1968 г. Сианук в письме на имя председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина, объясняя, почему он откладывает запланированный ранее визит в Москву, так сформулировал причину: «Моя страна подвергается непрерывным нападениям американских вооруженных сил и их южновьетнамских и таиландских наемников и "кхмер серей". Кроме того, мы должны справиться с волнениями в ряде пограничных провинций»182. Последняя фраза в этом послании означала, что восстание, инспирированное коммунистами, вышло на уровень традиди' онных и главных врагов режима и превратилось в новую реальность камбоджийской общественной жизни и политики.

К середине 1969 г. коммунистические силы действовали в 12 из 18 провинций Камбоджи, вооруженные столкновения происходили ежедневно, а в пяти провинциях было объявлено военное положение. Салотх Сар и его соратники могли торжествовать. Их ставка на вооруженное восстание оказалась оправданной: «красные кхмеры» под их водительством превратились в главный центр консолидации всех оппозиционных режиму сил. В их ряды вступали и левонастроенные городские интеллигенты, и крестьяне из бедных и беднейших слоев, и представители национальных меньшинств, так называемых кхмае лы (горных кхмеров) — пнонгов, куи стиенгов, среди которых они вели особенно успешную работу. В «Черной книге» вполне справедливо говорится, что «если бы партия не вела вооруженную борьбу, то она была бы обречена на забвение»183.

Действительно, Компартия, несмотря на понесенные в ходе боев потери, выросла численно и организационно. Проблема в расширении фронта гражданской войны заключалась лишь в том, что помощь, приходившая из Вьетнама, оставалась очень незначительной. Нуон Чеа вряд ли преувеличивал, когда писал, что в это время у повстанцев не было оружия, достойного упоминания, и они не получали никакой помощи извне: «Иногда у нас появлялось оружие, но не было боеприпасов. Порой даже не имея патронов, мы оружие носили для устрашения врага»184. В истории партии образца 1974 г. говорилось, что «до момента свержения власти Сианука коммунисты сражались сами по себе и только после переворота стали получать значительную помощь из Вьетнама»185.

На самом деле это не совсем так. Лагеря «красных кхмеров» часто располагались в районах, где находились и вьетнамские отряды и военные базы, буквально нашпигованные оружием, которое нелегальным образом, чаще всего путем обмена на продовольствие, попадало в руки кхмерских коммунистов. Этот обмен был возможен, так как вьетнамские солдаты в Камбодже, находившиеся на этих базах и их охранявшие, по словам Нуон Чеа, «часто голодали»186. В словах Нуон Чеа есть доля правды — достаточное снабжение продовольствием солдат никогда не было сильной стороной вьетнамской армии. Справедливы и слова о том, что в 1968 г. «красные кхмеры» сражались на свой страх и риск, практически ничего не получая из Вьетнама. Судя по всему, в Ханое еще сохраняли надежду на то, что Сиануку удастся остаться у власти. Поэтому вьетнамская помощь кхмерским коммунистам в 1968 г. была действительно невелика: Вьетнам не видел смысла создавать своему союзнику в Камбодже новые проблемы для его власти, которая и так становилась все более непрочной.

Реально оценивая сложившуюся ситуацию и заглядывая в буду, щее, вьетнамское руководство приняло в 1969 г. решение несколько изменить свое отношение к кхмерским коммунистам и установить с ними более тесные связи. В Ханое отдавали себе отчет, что в случае переворота в Пномпене и перехода власти к правым и антивьетнамским силам роль и значение Компартии в большой индокитайской игре резко возрастет. При таком раскладе событий Салотх Сар превращался в фактически единственного защитника вьетнамских интересов и присутствия вьетнамских вооруженных сил в Камбодже.

Во второй половине 1969 г., когда в Пномпене у власти вновь оказалось правительство правых во главе с Лон Нолом, Салотх Сар был вызван в Ханой на переговоры. В «Черной книге» это приглашение объяснялось тем, что «вьетнамцы якобы хотели заставить кхмерских коммунистов прекратить борьбу»187. Далее, по версии «Черной книги», выстраивается совершенно неправдоподобная для 1969 г. ситуация: Салотх Сар отказывается выполнить вьетнамское требование, подчеркивая тем самым независимость кхмерских коммунистов188.

На самом деле события, видимо, развивались несколько в ином ключе: вьетнамцы рассчитывали обсудить с лидером Компартии возможность координации сил и боевых действий в случае отстранения Сианука и прихода к власти правых сил. Существует информация также, что Салотх Сар вел переговоры, предметом которых было возможное расширение помощи вьетнамских войск отрядам коммунистов, поставки им вооружения, боеприпасов и отправки камбоджийских коммунистов, находившихся во Вьетнаме, домой для участия в борьбе с Сиануком189.

Последнее предложение Салотх Сара заслуживает особого внимания, так как характеризует его как мастера политической интриги: ведь в случае успеха он добивался сразу двух важных целей — резко ослаблял ханойский центр кхмерских коммунистов, их формальное подчинение ему становилось вполне реальным. Вьетнамцы прекрасно поняли, к чему клонит их кхмерский союзник, и отказались пойти навстречу просьбам Салотх Сара. Они решили не торопиться, и первые коммунисты из ханойского центра будут направлены в Камбоджу вместе с вьетнамскими войсками только после свержения Сианука в марте 1970 г.190

Вьетнамские кураторы держали Салотх Сара «при себе» несколько месяцев с января 1970 г. Понимая, что власть Сианука держится на волоске, они вместе с Салотх Саром проигрывали различные варианты действий на случай переворота в Пномпене. Эти обсуждения закончились внезапно: получив сообщение об отстранении Сианука от власти, Салотх Сар вместе с северовьетнамским премьер-министром Фам Ван Донгом отправился в Пекин для обсуждения новой политической ситуации, сложившейся в Камбодже и в Индокитае после того, как к власти в Пномпене пришел генерал Лон Нол191.

Отправляясь в Пекин, Салотх Сар и близкие к нему кхмерские коммунисты понимали, что их время наконец-то пришло и что выступают они уже не на вторых ролях, а как полноправные партнеры своих вьетнамских и китайских союзников. Это открывало перед ними совершенно новые перспективы и возможности для борьбы.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 17-12-2018 07:07

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу