Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА

21-7-2012 22:40| Разместил: admin| Просмотров: 14423| Комментарии: 0

В то же время нельзя не признать, что в это время Салотх Сар вынужден был мириться с тем, что в партии существовали неформальные группировки, претендовавшие на определенную автономность. Он воздерживался от репрессий против людей, причислявших себя к таким группам, стремясь использовать их опыт и влияние в своих целях. Партийный центр всячески скрывал от них свои истинные планы и намерения. Кео Чанда, принадлежавший к провьетнамской группировке и чудом спасшийся во время репрессий, признавал позже: «Мы плохо знали Пол Пота. Он ловко скрывал свои истинные взгляды, говорил о необходимости решительной борьбы против марионеточного режима Лон Нола, о том, что в Камбодже непременно будет построено социалистическое общество, и люди ему верили»46.

Так что можно вполне определенно сказать, что Компартия выступала в НЕФК как вполне организованная и консолидированная сила, которая делила власть с другой частью этого Фронта — сторонниками Сианука, или, как их еще называли по-кхмерски, «Кхмае румдох » («кхмеры-освободители»)47. К ним примыкала и довольно большая по численности группировка так называемых нейтралистов. Это были типичные идеалисты, выступавшие за возрождение страны, против американо-сайгонских агрессоров, в которых они видели большую угрозу, чем в коммунистах. Многие из нейтралистов примкнули к НЕФК довольно поздно, в 1971-1972 гг., убедившись в предательстве национальных интересов Лон Нолом, который, вводя и постоянно продлевая чрезвычайное положение, фактически установил в стране свою диктатуру. Среди нейтралистов было много представителей городской интеллигенции, студенческой молодежи. Главная слабость нейтралистов заключалась в отсутствии собственной организации и в неимении известных лидеров. Они были разбросаны по многочисленным базам, бюро, воинским частям НЕФК, где самостоятельной роли не играли, находясь в непосредственном подчинении коммунистов.

Разделение власти между группировками, входившими в НЕФК, было довольно четким. Представители «Кхмае румдох» — Чао Сенг, Чеа Сан, Чан Юран, Хуот Самбат, Кеат Чхон, — занимая высокие посты, будучи членами ЦК и Политбюро НЕФК, вели внешнеполитическую работу, боролись за международное признание НЕФК единственным законным представителем кхмерского народа, за полную изоляцию режима Лон Нола на международной арене. Они все время были в центре политической борьбы, их хорошо знали в мире.

В отличие от них представители Компартии предпочитали держаться в тени. За исключением Иенг Сари, представлявшего кхмерских коммунистов в Пекине, руководители этой группировки действовали на территории Камбоджи, где руководили боевыми операциями вооруженных сил НЕФК. Салотх Сар, например, возвратился в Камбоджу из Вьетнама и Китая еще в мае 1970 г. и основал свою ставку на «базе 102» на северо-востоке провинции Ратанакири. Позже он перенес глав278 ный партийный штаб ближе к центральным районам страны в район Пномсантука на границе провинций Кратие и Кампонгтхом48.

Вскоре после своего прибытия туда он созвал руководящий состав партии на так называемую учебно-подготовительную встречу, где обсуждались итоги его поездки в Ханой и Пекин, политическая обстановка в стране, сложившаяся после переворота, функции руководящего звена Компартии и ее союз с вьетнамскими коммунистами. В партийных документах, которые обсуждались на этой встрече, постоянно встречаются слова «революционная этика», «краткосрочная стратегия », «солидарность с Вьетнамом»49. Такой очевидный крен в сторону Вьетнама Салотх Сар сделал в то время, вероятно, для того, чтобы удержаться на вершине власти в момент серьезных перемен. В страну стали возвращаться коммунисты, жившие в Ханое, из тюрьмы вышли известные и влиятельные бывшие лидеры «Прачеачун». Все они должны были найти свое место в Компартии и объективно могли создать угрозу единоличной власти «брата номер один». Поэтому Салотх Сар решил не делать резких шагов, которые могли бы испортить его отношения с вьетнамскими коммунистами. Он прекрасно понимал, что в любой момент они могли сделать ставку на другой состав партийного руководства и на другого руководителя. Этот выбор был бы для него и его планов смертельным ударом. Кроме того, северовьетнамские войска после своего наступления в марте-апреле 1970 г. уже занимали значительную часть территории Камбоджи и могли непосредственно решать, кому — кхмерским коммунистам или сторонникам Сианука передавать административную власть в этих районах.

Вообще, отношения с Вьетнамом и с Партией трудящихся Вьетнама (ПТВ) с этого момента превращаются в ключевой вопрос всей кхмерской политики. После отстранения Сианука от власти, отношения кхмерских коммунистов с ПТВ перешли на новый уровень, когда не только они, как это было раньше, зависели от вьетнамских союзников, но и те оказались в зависимости от них. Но при этом отношение к ним со стороны вьетнамцев практически никак не изменилось, они продолжали рассматривать их как «младших братьев» и относились к ним не всегда как к равным. Примером этого стали события в июне 1970 г., когда, согласно «Черной книге», Салотх Сара и Нуон Чеа вызвали на встречу с высшим командованием вьетнамской армии в Камбодже для обсуждения «проблемы укрепления солидарности и сотрудничества». Это обсуждение, которое с вьетнамской стороны «приняло форму требований, продолжалось в течение недели»50. Закончилось это совещание якобы тем, что кхмерские руководители отказались от вьетнамской помощи51.

Маловероятно, что в июне 1970 г. Салотх Сар и Нуон Чеа посмели хлопнуть дверью перед вьетнамским военным руководством в Камбодже. Скорее всего, они согласились с большинством вьетнамских требований о сотрудничестве и о помощи вьетнамской армии в Камбодже. Но очевидно другое: их неприятно поразил высокомерный тон разговора, когда их рассматривали не как равноправных союзников, а как скорее помощников, что для Салотх Сара было совсем не одно и то же.

Другой раздражавший руководство кхмерских коммунистов факт состоял в том, что во многих местах, которые были заняты вьетнамцами, власть не сразу передавалась кхмерским коммунистам. Часто вьетнамцы, используя кхмеров, прибывших из Вьетнама, сами набирали кхмерских крестьян в армию, формировали из них органы местного управления и руководили ими. Раздоры из-за власти на местах иногда даже перерастали в вооруженные столкновения приверженцев Салотх Сара и их вьетнамских союзников52. Естественно, что все это больно било по самолюбию такого честолюбивого националиста, каким был Салотх Сар, и никак не укрепляло его симпатии к вьетнамским соратникам.

Еще более опасными для своих планов воспринимал он и вновь зазвучавшие в это время из уст вьетнамских политиков слова о возможности воссоздания индокитайской федерации, об особых отношениях, которые должны связывать вьетнамскую, лаосскую и камбоджийскую революции. Ведь в 1970-1971 гг. вьетнамское руководство даже и не скрывало того факта, что Компартии Камбоджи в союзе с ПТВ отведена роль «младшего брата», обязанного выполнять указания «старшего». Секретарь ЦК ПТВ Хоанг Ань, например, в своей речи на XX пленуме ЦК ПТВ, состоявшемся в январе 1971 г., заявлял: «Мы должны укрепить революционную базу в Камбодже и вести эту страну по пути к социализму. Таков курс нашей партии»53. Вся роль кхмерских коммунистов и Салотх Сара сводилась, таким образом, к тому, чтобы правильно проводить в Камбодже курс ПТВ. Как отмечали в том же году советские дипломаты, работавшие в Ханое «вьетнамские товарищи в последний год в осторожной форме поднимают одно из положений программы бывшей Компартии Индокитая, касающееся создания Социалистической федерации Индокитая»54.
Смысл создания такой федерации состоял в том, чтобы после победы индокитайской революции объединить в едином государстве Вьетнам, Лаос и Камбоджу под руководством вьетнамских коммунистов в качестве «старших братьев». Естественно, что все эти планы ханойских лидеров были хорошо известны в Камбодже и не могли не вызывать определенной враждебности и недоверия среди кхмерских коммунистов вне зависимости от их взглядов на будущее Камбоджи. О настороженном и даже враждебном отношении кхмерских и лаосских коммунистов к планам Ханоя, состоявшим в ограничении независимости Лаоса и Камбоджи и новом переустройстве бывшей территории Французского Индокитая, было хорошо известно и советским представителям во Вьетнаме. В политическом письме за 1971 г. они отмечали, что «слишком узконациональный подход вьетнамских товарищей к решению проблем Индокитая, заметные попытки подчинения ими проблем Лаоса и Камбоджи интересам Вьетнама вызывают скрытое недовольство лаосских и камбоджийских друзей»55.

Салотх Сар, думается, был прекрасно осведомлен обо всех этих планах, но вынужден был изображать доверие и преданность, так как понимал, что время для перехода к самостоятельной и независимой от Вьетнама политике еще не пришло. В это время коммунисты — его сторонники старались не акцентировать внимание на своих долговременных целях не только в отношениях с Вьетнамом, но и внутри страны. Они выступали как национальная просиануковская сила, которая в полном согласии с другими участниками движения ведет борьбу за восстановление законной власти, против иностранных агрессоров и их марионеток в Пномпене. Иенг Сари заявлял в 1971 г.: «Что касается военно-политического единства НЕФК, то оно сейчас полное. Всякое деление на красных и не-красных будет смертельным для будущей независимой и нейтральной Камбоджи»56.

Старание коммунистов сохранить единство фронта объяснялось тем, что они в это время на территории освобожденных районов под флагом НЕФК создали собственное руководство, которое действовало независимо от председателя НЕФК и официального Королевского правительства национального единства Камбоджи. Это руководство включало в себя практически всех высших деятелей Компартии. Все они входили в КПНЕК в качестве вице-министров (назначение их на эти посты произошло 9 сентября 1970 г.) и формально, по иерархии, должны были подчиняться министрам КПНЕК. Однако с первых же дней их деятельности Сианук не раз заявлял, что эти руководители полностью независимы от него. Так, в одном из своих интервью агентству Франс Пресс он подчеркивал: «Вице-министры королевского правительства, находящиеся в Камбодже, подчиняются мне лишь формально»57.

Это внутреннее правительство, существовавшее наряду с правительством НЕФК, но обладавшее реальной властью, возглавлялось Салотх Саром, который был вице-министром КПНЕК, командующим частями НЕФК в Камбодже. Другие члены руководства: Сон Сен — вице-министр КПНЕК, занимавший пост начальника Генерального штаба НОАК; Сок Тхуок (бывший ученик Салотх Сара, впоследствии более известный под псевдонимом Ворн Вет) — вице-министр КПНЕК, ответственный за национальную безопасность; Кой Тхуон (бывший ученик Сон Сена) — вице-министр КПНЕК, ответственный за финансы; Кхиеу Поннари — вице-министр КПНЕК по делам образования, культуры и молодежи; Чу Чет — вице-министр КПНЕК, ответственный за здравоохранение; Пок Доскомар — вице-министр КПНЕК по иностранным делам58. В это внутреннее правительство из высшего звена партийного руководства не входил Нуон Чеа, который, будучи заместителем Салотх Сара по партии, ведал всей организационнопартийной деятельностью.

Действуя независимо от находившихся в Пекине министров королевского правительства и самого Сианука, вице-министры КПНЕК широко использовали лозунги НЕФК и имя Сианука для того, чтобы вовлечь камбоджийских крестьян в свои боевые части. Они заявляли, что выступают в его защиту и борются от его имени. На самом деле эти заявления были правдивы лишь отчасти, — в реальности у коммунистов в отношении будущего страны были собственные планы. Именем свергнутого главы государства они старались привлечь к себе население. Об этом сообщало кхмерское правительственное радио, свидетельствовавшее, что если коммунисты среди крестьян и ссылаются на имя Сианука, так это «делается в чисто пропагандистских целях»59. Сианук сам обеспечил эффективность этой пропаганды: после разгона крестьянских выступлений в его поддержку он призвал крестьян уходить к партизанам, то есть фактически дал зеленый свет для пополнения боевых отрядов Компартии60.

Призыв Сианука особенно массовую поддержку получил на востоке Камбоджи, где сельские жители больше всего пострадали от американо-сайгонских войск, которые вошли в страну в мае 1970 г. и вели себя здесь как завоеватели. Они грабили и сжигали деревни, убивали крестьян по первому подозрению в нелояльности по отношению к новому пномпеньскому режиму. Кроме того, начавшиеся массированные американские бомбардировки камбоджийской территории стоили многочисленных жертв среди сельского населения, разрушали дома и хозяйственные постройки, ирригационные сооружения. Часть крестьян ринулась от ужасов войны в Пномпень, другая же часть присоединилась к отрядам сопротивления. В беседе с журналистами Иенг Сари так определил причины массового пополнения рядов Фронта: «Крестьяне присоединяются к нам, так как ненавидят американцев за их вторжение и за страшные бомбардировки, проводимые их авиацией, так как ненавидят союзников американцев — солдат марионеточного южновьетнамского режима, зверства которых наводят ужас, так как ненавидят чиновников, помещиков, ростовщиков, всех участников нового режима... Клевета, которая распространяется властями Пномпеня, не имеет никакого эффекта среди жителей деревни»61.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 22-2-2020 11:47

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу