Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА

21-7-2012 22:40| Разместил: admin| Просмотров: 14425| Комментарии: 0

4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны  

Аграрные преобразования 1973-1974 гг., ставшие важным этапом в строительстве «чистой» бестоварной экономики, сопровождались резким обострением внутренней борьбы на всех этажах партийной власти. Вели ее, вероятно, две основные группировки, которые сформировались к завершающему этапу гражданской войны: с одной стороны — так называемые умеренные (Ху Юн), мыслившие в целом в духе советско-вьетнамской социально-политической доктрины, выступавшие за постепенность и умеренность в экономических реформах, сохранение рынка и денежного обращения, хоть какой-то материальной заинтересованности крестьян в результатах своего труда; с другой — радикалы (Салотх Сар, Нуон Чеа), стремившиеся к быстрейшему и полному переустройству самих основ камбоджийской жизни, немедленному переходу к коллективному труду и уравнительному распределению, отмене денег, ликвидации городов и городского населения и началу бестоварного хозяйствования.

Первая схватка по всем этим вопросам произошла, как известно, еще в июле 1971 г., когда некоторые члены партийного руководства, близкие к «брату номер один», попытались предложить немедленно начать претворять в жизнь курс на радикальные преобразования кхмерского сельского общества. Тогда это предложение не получило поддержки — Салотх Сар и Нуон Чеа, занятые отражением наступлений лонноловских и южновьетнамских войск, решением сложных проблем сотрудничества с вьетнамскими коммунистами, решили не торопиться с аграрными преобразованиями. Позже они даже взяли на вооружение кооперативную программу Ху Юна, хотя он был одним из тех, кто в 1971 г. активно возражал Салотх Сару, который в какой-то момент был готов поддержать радикалов143.

Проведение аграрных реформ в стране на рубеже 1972-1973 гг. можно рассматривать как результат нового компромисса, достигнутого в руководстве Компартии. Аграрной программе Ху Юна был дан «зеленый свет», а сам он вошел в высшие партийные структуры. По некоторым данным, он стал членом ЦК, ответственным за аграрную политику и пятым после Салотх Сара, Нуон Чеа, Иенг Сари и Со Пхима человеком во властной иерархии коммунистов144. Но резкое ускорение аграрных преобразований в 1974 г. стало свидетельством того, что расстановка политических сил в верхах Компартии вновь изменилась и радикальные элементы, получив, вероятно, поддержку Салотх Сара, обрели преобладающее влияние в этой сфере.
Особенно ярко характер этой борьбы виден на примере трагических событий, происходивших в 1974-1975 гг. в бывшей провинции Кохконг, вошедшей в Юго-Западную зону. Там еще в 1973 г. сохранялось определенное равновесие сил между «умеренными» и радикалами, которые подчинялись Та Моку. В районе Кампонг Сейла, где властвовали радикалы, жизнь, по свидетельству очевидцев, была очень тяжела. Люди там не имели ни своей земли, ни инвентаря, ни тягловых животных, работали совместно на полях под страхом наказания. Им запрещалось покупать, продавать или даже обмениваться продуктами своего труда, а чтобы куда-либо поехать, они должны были получать разрешение местной администрации145.

По соседству с этим районом находился другой — Тхмар Сар, где власть была в руках «умеренных». Их возглавлял воевавший с 1968 г. еще против Сианука революционер Та Прачха (дословно: дедушка Прачха. — Д. М .), который ранее сотрудничал со стоявшими в этом районе северовьетнамскими войсками. В Тхмар Сар люди оставались, по словам очевидцев, «хозяевами» своей судьбы, их не принуждали к работе, здесь действовали рынки, где люди покупали необходимые им вещи. Хотя крестьяне и должны были отдавать часть своей продукции (обычно продовольственной) «красным кхмерам», те никогда не принуждали их к этому и не прибегали к конфискации. Они сами обрабатывали свою собственную землю и даже помогали людям на полях146.

В 1974 г. ситуация изменилась и равновесие было нарушено. Та Мок, заметно укрепивший свои позиции в руководстве этой зоны, направил вооруженные отряды из Кампонг Сейла в Тхмар Сар, как только бойцы вьетнамской армии покинули этот район. Когда войска радикальной группировки заняли всю территорию Тхмар Сара, они арестовали и уничтожили руководителей и всю администрацию этого района. Очевидцы рассказывали, что после этого переворота «все крестьяне в деревне должны были работать совместно». Немедленно начался и призыв в армию всех подростков в возрасте 16 лет и старше. Тех, кто отказывался вступать в армию, расстреливали147. Большая часть имущества и все продовольствие у людей были конфискованы, жизнь становилась все трудней, а всех, кто проявлял недовольство, радикалы стали расстреливать. Когда в 1975 г. были коллективизированы топоры, различный сельскохозяйственный инвентарь и личное имущество, вплоть до кружек и мисок, процесс обобществления в Тхмар Сар успешно завершился148.

Кроме самой большой и самой сильной в военном отношении Юго-Западной зоны149, борьба умеренных и радикальных коммунистов велась и в других камбоджийских регионах. В Восточной зоне, например, перевес оказался на стороне умеренных, которых, видимо, поддерживал глава этой зоны ветеран еще Кхмер Иссарака и один из наиболее влиятельных региональных лидеров — Со Пхим. Там долгое время крайне радикальные аграрные эксперименты не проводились. Глава Восточной зоны был довольно противоречивой личностью. Несмотря на известные связи Со Пхима с представителями руководства ПТВ, причислить его к разряду провьетнамски настроенных деятелей никак нельзя. Он хотя и поддерживал с вьетнамцами амые теплые отношения, несомненно, оставался кхмерским националистом и в этом отношении поддерживал Салотх Сара. В отличие от другого ветерана революционного движения Та Мока, который во всем следовал за Салотх Саром и получил мрачную известность своим радикализмом и жестокостями в Юго-Западной зоне150, Со Пхим больше ориентировался на вьетнамский опыт, особенно во внутренней политике. В связи с этим он не поддерживал попытки распространить в провинциях Восточной зоны радикальный вариант аграрной реформы. Опираясь на его позицию, партийное руководство в бывшей провинции Кампонгчам, ставшей частью Восточной зоны, отказалось выполнять решения о широком обобществлении в деревне, выступив за сохранение традиционного типа крестьянского хозяйства и лишь за запрещение торгового посредничества151.

В противовес этому, в Северо-Западной зоне первые сообщения о репрессиях в отношении крестьян, которые пытались сопротивляться или просто выражать недовольство политикой насильственной коллективизации, датируются началом 1974 г. Такие же сообщения с середины 1974 г. стали приходить и из многих районов Северной зоны, из уездов Краланг (западный Сиемреап) и Барай (Кампонгтхом) и даже из некоторых мест отдаленной и малонаселенной Северо-Восточной зоны152. Все это свидетельствовало о том, что там власть оказалась в руках радикалов и в жизнь претворялась их программа переустройства аграрных отношений и кхмерского сельского общества.

В 1975 г. вопрос о дальнейшем углублении аграрной реформы в сторону тотального обобществления и такого же тотального контроля за трудом и даже жизнью крестьян вновь встал на повестку дня. «Умеренные» коммунисты, одним из бесспорных лидеров которых в высшем руководстве оставался Ху Юн, пытались остановить развивавшуюся по нарастающей аграрную реформу, не имели намерения идти дальше, к тотальному обобществлению в кооперативах. Они противились также отказу от денежного обращения и заработной платы, переходу к прямому товарообмену. В своих известных признаниях арестованный в 1977 г. Ху Ним показал: Ху Юн был тем, кто открыто оппонировал партии до и после освобождения. Он не уважал партию и не слушал никого... После переворота 1970 г. он считал, что необходимо обратиться за помощью к Вьетнаму ... на партийной конференции в 1970 г. он ругал братьев, говоря, что они используют его имя как прикрытие, превращая его в марионеточного министра. Он был сторонником того, чтобы во время войны партия вступила в контакт с Советским Союзом... «Он не соглашался с партией ни по какой проблеме. После освобождения, когда партия запретила деньги и зарплату, когда она эвакуировала людей из городов, он снова занял позицию противоположную партийной линии»153.

Думается, что приведенный выше отрывок, посвященный Ху Юну вполне соответствует действительности, — в той мере, в какой можно доверять признаниям, сделанным под пытками в тюрьме. Дело в том что к 1977 г. Ху Юна уже давно не было в живых и Ху Ниму не имело никакого смысла зачислять его в команду шпионов, пытавшихся создать параллельные Компартии организационные структуры, как это он сделал в отношении многих еще живых и действующих членов партии. Ясно, что Ху Юн был личным врагом и соперником Салотх Сара, поскольку под общим понятием «партия», против которой он постоянно выступал, подразумевается «брат номер один» и окружавший его партийный центр. Невыясненный вопрос до сих пор состоит в том, почему в разгар его действительно принципиальной борьбы с Салотх Саром никто из тех, кого причисляют обычно к умеренным, его не поддержал. Ведь очевидно, что те взгляды, которые выражал Ху Юн, разделяли очень многие члены партийного руководства. В своих «воспоминаниях» Ху Ним пишет, что в 1974 г. глава Восточной зоны Со Пхим в разговоре с ним заявил, что необходимо «усилить борьбу с Постоянным комитетом Компартии, захватить власть в стране и править Камбоджей в точности так, как это происходило в Северном Вьетнаме и СССР»154.

Отсутствие единства и взаимоподдержки среди, так сказать, «умеренных » можно объяснить тем, что этих деятелей разделяли личные амбиции, они подчас просто не доверяли друг другу, опасались разветвленной сети тайного шпионажа, когда люди из органов сантесок (безопасности), подчинявшихся лично Салотх Сару, следили за каждым их шагом. Их сплоченности мешала и очевидная закрытость партии, отсутствие доступа к информации о кадровых назначениях и передвижениях, когда даже высокопоставленные «товарищи» не знали, где находятся и как используются их друзья155. Все нити управления сходились к Салотх Сару и он, как опытный кукловод, управлял своими подчиненными.

Единственное, чего партийный центр мог опасаться, так это реальных действий вьетнамских коммунистов в поддержку всех его политических оппонентов. ПТВ была в состоянии предоставить им и организационные, и финансовые, и иные виды помощи и ультимативно потребовать от Салотх Сара уступок силам оппозиции. Но архивные документы свидетельствуют о том, что, к несчастью для Ху Юна, после охлаждения отношений кхмерских и вьетнамских коммунистов, проис312 шедшего в 1973 г., в 1974 г. их связи восстановились до уровня очень тесного сотрудничества.

В этот год Салотх Сар, казалось, забыл, что сам обвинял вьетнамцев в «предательстве интересов кхмерского народа», и вновь заговорил о боевой дружбе и солидарности освободительных сил Вьетнама и Камбоджи156. Фактически он вынужден был признать, что в свое время поторопился со своими обвинениями, потому что в начале 1974 г. стало очевидно, что из-за больших потерь в военной кампании 1973 г. «красным кхмерам» без весомой военно-технической помощи извне Пномпень не взять. Военная кампания 1974 г. закончилась в апреле, и Пномпень снова устоял перед атаками войск НОАК.

В поисках средств и вооружений для восстановления мощи армии и подготовки нового штурма кхмерской столицы Салотх Сар сначала обратился не в Ханой, а в Пекин, полагая, видимо, что там достойно оценят его жест. Однако Китай после встречи Мао с президентом США Р. Никсоном в феврале 1972 г. и достигнутых в Шанхае договоренностей не желал обострения ситуации в Индокитае, — это могло бы помешать восстанавливать отношения с США. Кроме того, в Пекине рассчитывали на определенные перемены в расстановке сил во вьетнамском руководстве и в политике в пользу углубления сотрудничества Вьетнама с Китаем и ослабления растущего там влияния СССР, поэтому не хотели осложнять свои отношения с Ханоем, действуя через его голову. Поэтому в руководстве КНР оказались глухи к призывам Салотх Сара о помощи. В 1978 г. заместитель министра иностранных дел Вьетнама Нгуен Ко Тхать рассказывал в беседе с немецкими коммунистами: «В 1974 году камбоджийцы попросили помощь для взятия Пномпеня. Но китайцы ее не дали, и после этого они обратились к Вьетнаму»157.

Получившему неожиданный отказ в Пекине Салотх Сару не оставалось ничего иного, как вновь повернуться в сторону Ханоя. Он решил разблокировать закрытый в 1973 г. северовьетнамский канал поставки вооружений158. При этом опять, как и в 1970 г., с призывом оказать помощь в Ханой обратился не сам Салотх Сар, а его заместитель по партии Нуон Чеа159. Это был вынужденный шаг «красных кхмеров», понимавших, что без широкой вьетнамской и китайской поддержки особых военных успехов от НОАК ожидать не приходится. Это доказали боевые действия в кампании 1974 г., когда отдельные части лонноловской армии, особенно те, в которых было много выходцев из районов, охваченных аграрной реформой, стали сражаться лучше, чем в 1973 г.160

О новом сближении двух партий в конце 1974 г. свидетельствуют и сообщения советских дипломатов во Вьетнаме, которые в это время все более пристально следили за развитием событий в Камбодже В политическом отчете посольства СССР в ДРВ за 1974 год указывалось, что «если в начале года в беседах с советскими дипломатами вьетнамские друзья отмечали наличие больших трудностей в работе с камбоджийскими коммунистами, то в конце года стали говорить об улучшении отношений»161.

Так, в конце 1974 г. вьетнамские коммунисты вновь оказались ключевыми игроками в камбоджийском конфликте. В этой ситуации удивляет другое: почему вьетнамское руководство, которое было вполне информировано об особой позиции лидера «красных кхмеров» относительно отношений с Ханоем, ничего не предприняло, чтобы изменить в свою пользу расстановку сил в верхушке Компартии? Это был, пожалуй, последний шанс если не сместить «брата номер один», то по крайней мере укрепить властные позиции тех, кто выступал за сохранение кхмерско-вьетнамских отношений. Одно из возможных объяснений этого состоит в том, что свою роль сыграл здесь второй человек в Компартии — Нуон Чеа. Это была личность, которой в Ханое абсолютно доверяли и, видимо, считали «своим человеком» в руководстве Компартии. По крайней мере, вождь вьетнамских коммунистов Ле Зуан в беседе с советским послом называл его политиком «провьетнамской ориентации». Дословно же Ле Зуан сказал, что Нуон Чеа «говоря прямо — наш человек и мой персональный личный друг»162.

Ле Зуан, по всей видимости, доверял своему личному другу и ориентировался на его информацию о положении в партии. Нуон Чеа же в то время уже самым тесным образом сотрудничал с Салотх Саром, с которым его связывали годы совместной борьбы и очевидное взаимное доверие. Что касается Ху Юна, то для Нуон Чеа он был и по происхождению, и по образованию, и по своей ментальности совершенно иным человеком. Нуон Чеа его знал много хуже и вполне справедливо опасался, что в случае его возвышения может лишиться своего высокого поста. Поэтому, на чьей стороне из этих двух деятелей были симпатии Нуон Чеа, представляется очевидным, и вьетнамский руководитель получал такую информацию, которая была предпочтительна для Салотх Сара и невыгодна для Ху Юна.

Другая версия заключается в том, что в 1974-м, так же как и в 1970 г., вьетнамцы крайне нуждались в спокойствии и безопасности на своих транспортных коммуникациях и базах, расположенных на «тропе Хо Ши Мина». В это время по ним перебрасывались войска, большое количество боеприпасов и топлива для подготовки решающего наступления на Сайгон, запланированного на начало 1975 г. Вьетнамцы поэтому не желали каких-то важных изменений в структуре и руководстве кхмерской Компартии, рассчитывая, что сумеют повлиять на расклад сил в камбоджийском руководстве в дальнейшем.

Осенью 1974 г. произошло, правда, одно событие, говорившее о том, что некоторые усилия, направленные на продвижение Ху Юна к верхней ступени власти, все-таки предпринимались. Ему доверили прочитать главный доклад на торжествах по случаю 23-й годовщины основания Компартии, которая праздновалась 30 сентября 1974 г. в местечке Амлеанг в провинции Кандал. Подобные доклады обычно всегда делал сам Салотх Сар. Теперь же он вынужден был присутствовать на торжествах и внимать иной, чем его, версии истории партии. Ху Юн назвал предшественниками Компартии Демократическую партию и движение Кхмер Иссарак163. Тем самым он четко связал историю Компартии с Вьетнамом и вьетнамскими коммунистами. Салотх Сар, как известно, всегда это отрицал.

Однако этот выход Ху Юна к вершине партийного руководства оказался случайным и к реальному возвышению его в партийной иерархии не привел, скорее, наоборот, лишь ускорил его падение и гибель. В Ханое предпочли не заметить антивьетнамской риторики и действий «брата номер один», которую тот демонстрировал в 1973 г., и предоставили военную помощь «красным кхмерам» безо всяких условий.

В решающий момент борьбы Ху Юн, противопоставив себя Салотх Сару и его окружению, оказался в изоляции, руководство Компартии обвинило его в ревизионизме, в том, что его революционные концепции были «недостаточно жесткими, скорее уступчивыми и либеральными »164. Несомненно, что Салотх Сар и его сторонники считали аграрную программу Ху Юна и проводимую на ее основе политику половинчатой, не доводящей, с их точки зрения, до логического конца процесс обобществления в деревне и образование «чистой» бестоварной модели. Противоречия усилились после того, как стали очевидны претензии Ху Юна на власть, на особое мнение по ключевым вопросам партийной политики. В начале 1975 г. он, занимавший еще все свои высокие посты, дал указание печатать новые камбоджийские деньги, так называемые «риели освобождения», которые должны были иметь хождение в освобожденных районах, а позже, после победы в гражданской войне, — и по всей стране165.

Радикалы расценили появление национальной валюты как выпад против проводимой ими политики, и Салотх Сар дал указание об аресте Ху Юна. Произошел ли этот арест до или после взятия «красными кхмерами» Пномпеня, сказать трудно. Бен Кьернан указывает, например, что его взяли под стражу в августе 1975 г.166 Но если это действительно было так, то до сих пор неясно, продолжал ли он занимать к этому времени все свои высокие партийные посты или уже был в опале. Чан Вен говорил мне, «что Ху Юн не несет никакой ответственности за то, что произошло в стране после апреля 1975 г.167 Словам Чан Вена, правда, можно доверять лишь отчасти, ибо в начале 80-х годов Ху Юн и его идеи были довольно популярны среди партийной верхушки, воссозданной после вьетнамского вторжения в Камбоджу НРПК. В нем пытались видеть «здоровое ядро в партии», политика, лояльного и к Вьетнаму и к СССР, и всячески отделяли от ответственности за действия «красных кхмеров»168. В любом случае не вызывает сомнения тот факт, что арест и убийство Ху Юна произошли тайно и партийный центр никак это не афишировал. Риели, выпущенные в 1975 г., так никогда и не были в хождении. Салотх Сар же праздновал победу, потому что при поддержке вьетнамцев наступление на столицу Камбоджи закончилось ее взятием 17 апреля 1975 г. Под его руководством «красные кхмеры» одержали верх в гражданской войне и стали, таким образом, хозяевами всей страны.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 22-2-2020 12:20

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу