Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ

25-7-2012 21:15| Разместил: admin| Просмотров: 9806| Комментарии: 0

Кхмерское руководство, естественно, чувствовало двойственность советской политики и испытывало все большие сомнения относительно надежности поддержки со стороны СССР. В упомянутом письме Хун Сена в адрес Э. А. Шеварднадзе кхмерский премьер-министр сообщает, что «поручил послу НРК в Москве тов. Хор Намхонгу проинформировать Вас об усилиях НРК, СРВ и ЛНДР в направлении поиска разумного политического решения кампучийской проблемы, а также о тех шагах, которые мы намереваемся предпринять в предстоящий период в целях ускорения процесса урегулирования обстановки вокруг Кампучии, т.е. в сфере, где мы неизменно проявляли добрую волю и последовательно шли на максимально возможные компромиссы»53. В этом своем официальном послании Хун Сен дважды повторяет фразу о необходимости «разумного политического урегулирования камбоджийского конфликта». Очевидно, что подразумевает он под этим сохранение в стране власти правительства НРК. Будучи не вполне уверенным в том, что Москва подразумевает то же самое, лидер Камбоджи ищет возможность повлиять на ставшую непредсказуемой советскую внешнюю политику, связать ее шаги в деле урегулирования камбоджийской проблемы с интересами его правительства. Ему это представляется критически важным, поскольку во время проведения второй неформальной встречи в Джакарте китайцы «пугали делегации НРК и СРВ да и индонезийцев возможностью достижения договоренности с Советским Союзом о кампучийском урегулировании»54. Он справедливо опасается, что СССР, в своей дружбе с Пекином, может пойти на совершенно неприемлемые для правительства НРК уступки, и поэтому заранее сообщает о том, что собирается предпринять, чтобы «ускорить процесс урегулирования», рассчитывая, что это будет учтено в Москве. При этом Хун Сен заранее отвергает возможные обвинения со стороны своего могущественного союзника в том, что правительство НРК действует не так, как того хочет Москва.

Такие обвинения после неудачи «второй Джакарты» наверняка прозвучали, так как, по мнению советских дипломатов, «интересам поступательного развития переговорного процесса отвечало бы проявление Пномпенем большей гибкости в подходе к «красным кхмерам » и, в частности, отказ от прежних пропагандистских стереотипов и пересмотр своей позиции в сторону более реального учета роли этой группировки в урегулировании и интересов стоящего за ней Пекина»55. Посольство СССР в Пномпене прямым текстом советует руководству в Москве заставить Пномпень признать «красных кхмеров», добавляя, что «жесткая позиция ГК по отношению к «красным кхмерам» становится фактором, ведущим к тупиковой ситуации»56. В ответ на эти обвинения Хун Сен и подчеркивает, что неизменно проявляет «добрую волю», идет на переговорах на «максимально возможные компромиссы».

Надо сказать, что премьер-министр Камбоджи писал это письмо в ситуации, которая складывалась для НРК не лучшим образом. В Пномпене многие рассчитывали на то, что «красные кхмеры», которыми, несмотря на все свои отставки, тайно продолжал руководить Пол Пот, переговоры отвергнут и сами себя загонят в изоляцию. Но этого не произошло, и, несмотря на всю свою бескомпромиссную риторику, они заявили о готовности участвовать в консультациях. Кхиеу Самфан всячески демонстрировал готовность к переговорам, что опровергало утверждения правительства НРК относительно его «негибкой» позиции. Находившийся за сценой вождь «красных кхмеров » никаких публичных заявлений от имени своей фракции не делал, однако его представители присутствовали на всех встречах договаривающихся сторон. На переговорах Пол Пот появился позже, в июне 1991 г. в Паттае, во время их решающего этапа, когда, по свидетельству очевидцев, «его подчиненные не могли принимать никаких решений, не проконсультировавшись с ним»57.

Представляется, что Пол Пот пошел тогда на компромисс и изменил свою позицию относительно неучастия в переговорах с «вьетнамскими марионетками», рассчитывая, что этот шаг принесет пользу его борьбе. Переговоры его ни к чему не обязывали, а участвуя в них, он действовал в соответствии с интересами своих китайских покровителей, которые, демонстрируя поддержку предпринимаемых ООН миротворческих усилий, явно толкали и его к демонстрации миролюбия. Кроме того, он имел возможность держать руку на пульсе переговоров и мог предпринять оперативные действия в том случае, если его ненадежные союзники окажутся нелояльными по отношению к его фракции в коалиционном правительстве. По свидетельству перебежчиков из его стана, Пол Пот в то время был «уравновешенным, себе на уме» и хранил невозмутимость58.

Поиск компромиссного решения относительно урегулирования конфликта в Камбодже активизировался после встречи на высшем уровне руководителей СССР и Китая, которая состоялась в Пекине в октябре 1988 г. В ходе переговоров китайские лидеры назвали камбоджийскую проблему «одним из препятствий на пути урегулирования советско-китайских отношений»59. В результате очевидного сближения Москвы и Пекина, происходившего во многом на китайских условиях, Ханой оставался в одиночестве. Чтобы избежать изоляции, вьетнамское руководство вынуждено было также пойти по пути примирения с Китаем. В январе 1989 г. во время встречи с вьетнамскими представителями в Пекине китайские руководители обусловили нормализацию вьетнамо-китайских отношений прежде всего — выводом вьетнамских войск из Камбоджи и политическим урегулированием положения в этой стране. Вьетнам, опасавшийся остаться в одиночестве перед китайским давлением, вынужден был согласиться с тем, чтобы «всякая помощь извне камбоджийским противоборствующим группировкам была прекращена, а в Камбоджу прибыли международные наблюдатели»60.

Уступки Ханоя в ключевом для него вопросе — помощи своим союзникам в Пномпене вызваны были не только давлением со стороны Пекина и сомнениями в надежности поддержки со стороны СССР, но и тем, что этот шаг сулил СРВ и ощутимые выгоды. Уход из Камбоджи означал возможность нормализации отношений не только с Китаем, но и с США, которые твердо придерживались позиции, заявленной в свое время госсекретарем А. Хейгом: «США не восстановят дипломатические отношения с СРВ до тех пор, пока вьетнамские войска не будут выведены из Кампучии»61. Такую же позицию занимали и члены АСЕАН, поэтому вывод войск из Камбоджи позволял вьетнамскому руководству рассчитывать и на приток крупных американских инвестиций в национальную экономику, и на готовность АСЕАН также инвестировать средства во Вьетнам и развивать с ним торговлю и сотрудничество.

Все эти соображения подтолкнули вьетнамское руководство заявить в апреле 1989 г. о том, что «Вьетнам собирается полностью вывести все свои войска из Камбоджи в сентябре 1989 г.»62. Это ключевое заявление стало поводом для того, чтобы Франция и Индонезия — страны, которые принимали самое активное участие в посредничестве между кхмерскими сторонами, объявили о созыве мирной конференции по Камбодже, которая открылась в июле 1989 г. в Париже63. В течение месяца камбоджийские группировки пытались выработать схему мирного урегулирования положения в стране. По некоторым частным вопросам было достигнуто согласие, но по основному вопросу, а именно — как будет формироваться и как действовать будущее коалиционное правительство, согласия достигнуто не было. Объединенная оппозиция в лице Сианука, Сон Санна и Кхиеу Самфана требовала раздела власти между всеми четырьмя фракциями, которые бы совместно управляли Камбоджей под верховным руководством Сианука, вплоть до проведения выборов. Со своей стороны, Хун Сен, проявляя готовность к компромиссу с Сиануком и Сон Санном, категорически отказался делить власть с «красными кхмерами». Он заявил, что «не желает иметь дело с теми, кто уничтожал кхмерский народ»64.

Сказав это, Хун Сен подтвердил свою прежнюю позицию, — недопущения любой формы участия верхушки «красных кхмеров» в распределении власти в стране. Сделал он это намеренно, желая показать своей жесткой позицией сотням тысяч камбоджийцев, опасавшихся возвращения Пол Пота и его подручных, что именно НРК и его правительство — наиболее последовательные борцы против этого зла. Не исключено также, что Хун Сен своей неуступчивостью стремился затянуть переговоры и превратить их в длительный вялотекущий процесс. Ему необходимо было выиграть время, чтобы провести в Камбодже задуманные им реформы и подготовить НРПК к возможному разделу власти и к всеобщим выборам. Неожиданно ему в этом помогли сами полпотовцы: Кхиеу Самфан, представлявший Пол Пота, в свою очередь отказался идти на соглашение с Хун Сеном, обвиняя правительство НРК в том, что оно действует в интересах Вьетнама, который продолжает оккупировать страну65.

Объяснить непримиримую позицию Кхиеу Самфана можно только одним: руководство «красных кхмеров» надеялось, что избавление от вьетнамского присутствия неизбежно откроет перед ними, как наиболее сильной в военном отношении фракцией, возможность если не войти в Пномпень, то, по крайней мере, захватить значительную часть территории страны и диктовать свои условия. Поэтому они не были заинтересованы в достижении соглашения и не желали идти на какие-либо уступки, ожидая момента, когда вьетнамские войска уйдут из страны, чтобы начать вторжение. Переговоры в Париже завершились фактически безрезультатно, мало что значившей декларацией, в которой говорилось лишь о возможности их продолжения в будущем. Как только вьетнамские войска покинули Камбоджу, всякие переговоры прекратились и начался новый виток ожесточенного военного противостояния.

Последние части регулярной вьетнамской армии ушли из Камбоджи в сентябре 1989 г., а уже в начале октября вооруженные отряды оппозиции, сосредоточившиеся на таиландской территории, начали широкомасштабное вторжение. Его цель состояла в том, чтобы захватить всю Западную Камбоджу вместе с ее главным центром — городом Баттамбангом и создать предпосылки для дальнейшего продвижения на Пномпень. На северном участке фронта в общем направлении на Свайтьек — Сисопхон наступали отряды группировок Сианука и Сон Санна. Южнее, в общем направлении на Пайлин — Баттамбанг, действовали полпотовцы. На первых порах силы оппозиции сумели добиться некоторых успехов: на севере — заняли Свайтьек и подошли к Сисопхону, на юге — захватили важный центр добычи алмазов — город Пайлин и, по некоторым сообщениям, сумели приблизиться на расстояние 30 км к Баттамбангу. Две дивизии правительственных войск (196-я и 95-я) понесли при этом существенные потери66.

С начала декабря 1989 г., перегруппировавшись, подтянув подкрепления, в том числе танковые части, правительственные войска нанесли ряд контрударов и сумели стабилизировать положение. Наступление войск коалиционного правительства было остановлено. В результате боев никаких стратегически важных объектов противникам НРК занять не удалось. Однако во многих местах они сумели оттеснить подразделения правительственных сил от границы. Особенно преуспели в этом «красные кхмеры». За время своего наступления они захватили около 15 % камбоджийской территории и поставили под свой контроль примерно 400 тыс. человек из восьмимиллионного населения страны67. Однако заняли «красные кхмеры» главным образом труднодоступные и малонаселенные районы, примыкавшие к таиландской границе. Ни одного важного города, за исключением Пайлина, взять им не удалось. Армия НРК оказалась вполне боеспособной и даже в ходе своих наступательных операций сумела вернуть под свой контроль Свайтьек.

Под Баттамбангом, где в основном развернулись сражения, «красные кхмеры» понесли ощутимые потери в людях и боевой технике и наступать дальше на восток были не в состоянии. В беседе с советскими парламентариями, находившимися в то время в Пномпене с визитом, кхмерские руководители сообщили: «За пять месяцев после окончательного вывода вьетнамских войск оппозиции удалось закрепиться в отдельных районах, прилегающих к границе с Таиландом, и активизироваться в некоторых внутренних провинциях страны. Вместе с тем противник уже задействовал все наличные силы, ему становится все труднее развивать боевую инициативу»68. То что такая оценка ситуации была верна, вскоре подтвердилось, поскольку после отступления «красных кхмеров» от Баттамбанга наступило затишье и стало ясно, что активная фаза боевых действий завершилась и что, несмотря на напряжение всех сил, добиться решающих успехов на военных фронтах силам КПДК так и не удалось. В своем докладе советские парламентарии особо отметили, что после всех сражений «в стратегическом плане Пномпень остается хозяином положения»69. Впоследствии боевые действия стали все более локальными. Правительственная армия учла уроки своих первоначальных поражений и осенью 1989 г. сменила тактику, так как разбросанные для защиты отдаленных территорий военные гарнизоны оказались неспособны противостоять сосредоточенным ударам боевых отрядов оппозиции. Армия НРК уплотнила боевые порядки и сосредоточила силы для защиты главных административных центров запада Камбоджи и рисопроизводящих районов с многочисленным населением. Такая тактика себя полностью оправдала, так как все дальнейшие попытки «красных кхмеров» атаковать крупными силами и продвигаться в глубь страны никаких ощутимых успехов им так и не принесли.

Военные действия 1989-1990 гг. показали, что всякие расчеты решить камбоджийский конфликт военным путем бесперспективны. Объединенным силам оппозиции так и не удалось опрокинуть армию НРК. Но и правительству НРК также не удалось разгромить «красных кхмеров» и их союзников. Сложившаяся патовая ситуация на военных фронтах вновь подстегнула переговорный процесс, тем более что международные посредники продолжали активно искать приемлемый для всех сторон компромисс. В поисках выхода из переговорного тупика они пришли к выводу, что добиться мирного урегулирования положения в стране можно, если вернуться к идее, которую выдвинул еще в далеком 1981 г. американский конгрессмен С. Соларз. В противовес мнению Р. Холбрука — тогда помощника госсекретаря США по делам Азии и Тихого океана, считавшего, что «ни режим Хенг Самрина, ни полпотовская группировка не должны быть допущены к участию в поисках политического решения камбоджийского конфликта»70, С. Соларз, сам позже сменивший Р. Холбрука на его посту, указывал, что путь к миру лежит не в их роспуске, а в возможности временного управления Камбоджей посредством структур Организации Объединенных Наций71. Международные посредники и страны — постоянные члены Совета Безопасности приняли решение вернуться к предложению Соларза72.

Так, вместо старого плана, который предусматривал создание общего коалиционного правительства четырех кхмерских фракций и раздела власти между ними, был выдвинут новый, имевший в виду, что ООН сама возьмет на себя временное управление страной. Цель этого шага заключалась в том, чтобы разоружить боевые отряды всех партий, подготовить и провести в стране выборы, а затем передать власть легитимно созданному камбоджийскому правительству. Схема реализации этого нового плана урегулирования была самым подробным образом проанализирована в подготовленной МИД Австралии так называемой «Красной книге». В этом многостраничном документе были не только указаны цели операции ООН и основные гражданские и военные структуры, которые необходимо создать, но и названы примерные суммы, необходимые для полной реализации мирного урегулирования положения в Камбодже73.

Камбоджийским сторонам новая «дорожная карта к миру» была впервые представлена в январе 1990 г. на посвященной Камбодже очередной неформальной встрече, которая состоялась в Джакарте. Несмотря на то что определенного согласия на реализацию этого плана конфликтующие силы Камбоджи так и не дали, пятерка постоянных членов Совета Безопасности ООН — США, Китай, СССР, Франция и Великобритания — приняла возможный проект урегулирования положения в Камбодже, который опирался именно на австралийские наработки. Затем, используя все возможности своего влияния на враждующие стороны, постоянные члены СБ добились того, чтобы этот план одобрили все камбоджийские фракции на их новой неформальной встрече, состоявшейся в Джакарте в сентябре 1990 г.74 Там же было достигнуто согласие сформировать Высший национальный совет. Роль этого органа должна была быть чисто номинальной — являть собой символ сохраняющейся камбоджийской государственности. ВНС не мог принимать никаких решений, а мог только давать советы структурам ООН, которые должны были быть развернуты в стране. В его состав вошли шесть членов правительства Хун Сена и по два представителя от других камбоджийских фракций. Главой ВНС был избран Сианук. Во время формирования ВНС противоречия камбоджийских сторон чуть не сорвали весь переговорный процесс. Сианук неожиданно потребовал, чтобы его группировка получила еще одно место в ВНС, который бы, таким образом, включал не 12, а 13 человек. Хун Сен выступил категорически против этого. Он, в свою очередь, вновь без особого успеха поднял вопрос об ответственности «красных кхмеров » за геноцид 1975-1978 гг. Но исключить на этом основании полпотовцев из мирного процесса и лишить их представителей права участвовать в ВНС не удалось75.

Встреча в Джакарте показала, что процесс мирного урегулирования развивается совсем не так, как рассчитывали в Пномпене, Во-первых, фракции КПДК и особенно «красные кхмеры» проявили невиданную ранее солидарность в противостоянии претензиям делегации НРК. Во-вторых, представители пномпеньского правительства убедились, что они оказались в опасной международной изоляции. Голос Вьетнама в решении вопросов мирного урегулирования почти не учитывался, и их судьба, таким образом, фактически оказалась в руках постоянных членов Совета Безопасности, где мнение главных спонсоров КПДК — Вашингтона и Пекина и действовавшей в тесном контакте с ними Москвы оказалось преобладающим. Неформальная встреча в Джакарте показала, что «надежных» и влиятельных союзников в лице Вьетнама и СССР у пномпеньских властей больше нет, а это вызвало очевидное смятение в руководстве НРК, которая к тому времени была переименована и стала называться Государством Камбоджа. Лидеры этого государства почувствовали реальную угрозу разоружения своих военных сил и потери власти. Президент ГК Хенг Самрин в сердцах заявил даже, что «мирный план ООН предлагает нам совершить собственное самоубийство»76.

В феврале 1991 г. «красные кхмеры», ободренные своими успехами на дипломатическом поприще, вновь попытались начать наступательные операции против сил пномпеньского правительства. Они стремились максимально расширить зоны своего контроля до того, как вступит в действие соглашение о прекращении огня. Однако взять Баттамбанг или добиться военных успехов где-либо еще им снова не удалось. Правительственная армия, обеспеченная в достатке советским оружием, еще более уверенно, чем в 1990 г., дала им отпор и их атаки были отбиты, а жертвы оказались многочисленны77. Избежать контрудара своих противников «красным кхмерам» удалось только благодаря тому, что с первого мая 1991 г. по добровольному согласию всех камбоджийских группировок в стране было объявлено всеобъемлющее перемирие78.

Однако этот шаг к миру оказался эфемерным, и на очередной встрече ВНС в Джакарте в июне 1991 г. неопределенность в камбоджийских делах вновь дала о себе знать. Согласия не было ни по поводу будущих отношений ВНС с ооновскими структурами, ни по части плана и сроков разоружения камбоджийских фракций. Вновь был поднят вопрос об ответственности «красных кхмеров» за геноцид, а Хун Сена и его партии — за вьетнамскую оккупацию Камбоджи79. Участники ВНС так и не пришли к общему согласию, и казалось, что в который раз надежды на мирное урегулирование повисли на волоске. В этот критический момент на политическую авансцену неожиданно вновь вышел Сианук. После стольких лет скитаний, арестов и разочарований он почувствовал, что в его руках оказался ключ к решению камбоджийских проблем: в условиях жесткого противостояния «красных кхмеров» и партии Хун Сена он превратился в ключевую фигуру процесса мирного урегулирования. И внутри страны и за ее пределами он приобрел себе репутацию символа независимости. Без его участия любая власть, установленная в Камбодже, рассматривалась бы международным сообществом как незаконная и нелегитимная. Он в той или иной степени был связан со всеми участниками переговорного процесса и мог рассчитывать на их понимание и поддержку. Самим ходом событий он превратился в главного медиатора, ведущего переговоры и поддерживающего сложившийся баланс сил, и любой его шаг мог бы склонить чашу весов в противостоянии двух наиболее сильных в военном отношении группировок на ту или иную сторону Итак, он взял инициативу в свои руки и с 24 по 26 июня 1991 г. в Паттае в Таиланде вновь собрал ВНС. Там, бросив на чашу весов весь свой авторитет и влияние, он сумел убедить все стороны конфликта в том, что необходимо убрать все препятствия на пути осуществления плана мирного урегулирования. Под его давлением все камбоджийские фракции сумели договориться об окончательном прекращении огня, об отказе от всякой военной помощи извне, о переносе штаб-квартиры ВНС в Пномпень80.

Добившись успеха в Паттае, бывший монарх стал действовать еще более решительно. Встретившись с Хун Сеном в Пекине в июле 1991 г., Сианук договорился с ним о том, что, будучи главой ВНС, он выходит из ФУНСИНПЕК и становится нейтральным по отношению ко всем фракциям советником. В обмен на это Хун Сен отказался от своего требования стать заместителем председателя ВНС81. Уступка Хун Сена позволила Сиануку в один момент де-факто превратиться вновь в верховного правителя страны, стать над всеми фракциями и формализовать свое реальное положение в кхмерской политике.

По словам одного из французских журналистов, «Сианук вновь стал королем на посту президента, что стало возможным в результате консенсуса мировых держав и китайско-вьетнамским договоренностям »82. Хун Сен за свою уступчивость тоже получил дивиденды: в Китае его признали как партнера, а не как вьетнамскую марионетку и даже проявили готовность иметь с ним дело. Более того, неожиданная благосклонность Пекина к правительству Государство Камбоджа вызвала в Пномпене бурю положительных эмоций. В специальном информационном сообщении говорилось, что «Политбюро ЦК НРПК выражает глубокую и искреннюю признательность правительству, деятелям всех уровней и великому народу Китая за теплое всестороннее содействие, позволившее делегации членов ВНС от ГК успешно выполнить свою миссию в КНР»83. Далее было сказано, что руководство НРПК «дает высокую оценку позиции КНР, признающую ГК на равных основаниях с другими сторонами ... проявляющую добрую волю к скорейшему урегулированию кампучийской проблемы»84. Были забыты недавние обиды, когда Китай считался главным врагом НРК, стоящим за спиной полпотовцев, впрочем, как и то, что Советский Союз еще недавно считался чуть ли лучшим другом пномпеньских властей. Нельзя было не обратить внимание на то, что в официальном сообщении о заседании Политбюро ЦК НРПК ни разу не упоминалось о Москве, даже в длинном списке стран, которым руководство ГК выражало благодарность за поддержку в мирном урегулировании положения в Камбодже85.

Успех Хун Сена состоял еще и в том, что при поддержке китайцев он сумел восстановить свои отношения с Сиануком и даже завоевать его расположение. В советском посольстве в Камбодже в это время отмечали, что «Китай взял курс на постепенное развитие своих отношений с Вьетнамом и Пномпенем и в связи с этим нацелил Сианука на конструктивный диалог с руководством ГК»86. Новое качество отношений с Сиануком открывало перед Хун Сеном и новые возможности продолжить борьбу, цели которой состояли в переходе этой ключевой политической фигуры на его сторону, расколе КПДК и в изоляции «красных кхмеров».

Упрочив свои политические позиции, руководство ГК стало все более активно влиять на условия реализации плана мирного урегулирования. Хун Сен, например, при негласной поддержке главы ВНС, заявил, что если «красные кхмеры» уберегут свои войска от демобилизации, то они смогут вновь диктовать Камбодже свои условия. В связи с этим он потребовал изменить уже принятое положение о стопроцентной демобилизации всех военных сил противостоящих группировок. После обсуждения этого вопроса Совет Безопасности ООН принял решение, что в рамках миротворческой операции демобилизованы должны быть не 100 процентов, а только 70 процентов воинских контингентов87. Эта была большая победа НРПК, которая теперь при любых обстоятельствах гарантировала себе сохранение лучшей части своих войск.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 2-6-2020 22:05

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу