Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ (1863-1945 гг.)

15-7-2012 19:55| Разместил: admin| Просмотров: 8634| Комментарии: 0

1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)

В сферу непосредственных интересов Франции Камбоджа вошла в начале 60-х годов XIX века, после того, как французы захватили Сайгон и прилегающие территории и стали готовиться к новым захватам в Индокитае. Вдохновителем и организатором французского наступления на Камбоджу стал адмирал Ла Грандьер, занимавший пост губернатора Кохинхины (Южного Вьетнама). Воспользовавшись относительным спокойствием в захваченных провинциях в дельте Меконга и обострением англо-сиамских отношений, Ла Грандьер пришел к выводу, что настало подходящее время для продвижения в глубь Индокитая, на территорию Камбоджи. По его указанию в страну был направлен один из приближенных к нему офицеров — Дудар де Лагре, которому было предписано представлять в Камбодже политические, торговые и военные интересы Франции, преследуя конечную цель — установление над ней французского протектората.

Прибыв ко двору короля Нородома, Дудар де Лагре обнаружил, что и король, и многие его приближенные выражают крайнюю обеспокоенность растущей зависимостью Камбоджи от Сиама, тем что король Сиама Монгкут «пользовался в стране большим влиянием, чем сам кхмерский король». Воспользовавшись этим настроением кхмерских верхов, французский представитель стал внушать Нородому, что только Франция способна защитить его от все более жесткой сиамской опеки и гарантировать его права на престол. В условиях, когда три претендента на его власть готовились к штурму столицы, предложение французов показалось Нородому вполне приемлемым, и он, после длительных бесед с Дударом де Лагре, дал согласие на визит Ла Грандьера и подписание договора о протекторате. Этот договор был составлен французами и секретно подписан Ла Грандьером и Нородомом 11 августа 1863 г. Быстрота и скрытность франко-камбоджийских переговоров не позволили представителю сиамского короля, бывшего по договору 1845 г. вместе с вьетнамским императором со-протектором Камбоджи, вмешаться и не допустить перехода страны под власть Франции. Впоследствии, когда секретные договоренности раскрылись и Сиам заявил протест французскому правительству, Ла Грандьер категорически отрицал свое давление на короля в какой-либо форме, тогда как Нородом, оправдываясь перед сиамским сюзереном, ссылался на неприкрытое давление французской стороны.

Сегодня трудно установить, как все происходило на самом деле, однако известно, что люди, близко знавшие закулисную сторону подготовки и согласования всех статей секретного договора, полагали, что на Нородома не только оказывалось давление, но его к тому же просто обманули. Один из помощников Ла Грандьера позже вспоминал, что кхмерский король «едва ли понимал истинный смысл слова «протекторат».

Подписание договора о протекторате Франции над Камбоджей еще не означало, что она установила реальный контроль над этой страной. Узнав о достигнутом соглашении, разгневанный представитель сиамского короля заставил Нородома подписать другой документ, в котором тот не только признавал себя вассалом Сиама, но и соглашался с тем, что его официальный титул будет уже не король, а лишь правитель Камбоджи, а королевство должно было стать данником Сиама. Договор устанавливал, что правитель Камбоджи назначался только по указу из Бангкока, а в случае, если он не будет «вести себя хорошо», Сиам оставлял за собой право захватить провинции Пурсат и Кампонгспы в дополнение к передаваемым под его юрисдикцию провинциям Баттамбанг и Ангкор.

Однако расчеты сиамского представителя противопоставить новый документ договору о протекторате Франции не оправдались: под давлением французского правительства король Сиама Монгкут отказался от прав протектора и согласился предоставить Камбодже независимость. При этом он выдвинул несколько условий, которые должны были позволить Сиаму «сохранить лицо» при своем уходе из Камбоджи. Он, в частности, потребовал, чтобы король Нородом был коронован совместно представителями Сиама и Франции, а также передать Сиаму западные провинции Камбоджи. Французы согласились и в начале июня 1864 г. совместно с сиамскими представителями короновали Нородома. Позже, в 1867 г., Париж и Бангкок пришли к соглашению, по которому Сиам окончательно отказывался от всех сюзеренных прав над Камбоджей в обмен на западные провинции Баттамбанг и Ангкор (Сиемреап), которые передавались в его состав.

В результате всех этих переговоров, соглашений и компромиссов Франция стала единственным сюзереном Камбоджи. Секретный договор 1863 г., который теперь окончательно вступил в силу, переводил кхмерское королевство в зону французского влияния и тем самым предопределял неизбежность и модернизации камбоджийского общества, и постепенное превращение страны, уже как части французской колониальной империи, в субъекта глобальных международных отношений.

Ключевой документ, описывавший новый статус Камбоджи, состоял из 19 статей, причем уже в самой первой указывалось, что «французский император соглашается принять Камбоджу под свой протекторат». В соответствии с другими статьями Франция получала право назначать своего консула, которому в королевстве должны были воздаваться те же почести, что и важнейшим сановникам Камбоджи. Договор лишал правительство Камбоджи права проводить самостоятельную торговую политику: все порты страны открывались для французских торговых кораблей, французские подданные получали возможность свободно передвигаться по стране и торговать. Франция принимала на себя также обязательство поддерживать в Камбодже порядок и спокойствие и охранять ее от всякого рода внешних нападений. Взамен этого ограничивалась свобода внешнеполитической деятельности кхмерского королевства. В договоре, в частности, указывалось, что «ни один представитель иностранного государства не имеет права находиться на территории страны без предварительного согласия французского губернатора Южного Вьетнама и правительства Камбоджи».

Последствия договора 1863 г. и п ерехода Камбоджи под протекторат Франции первое время ощущались лишь на вершине власти, где ключевые политические решения уже не могли приниматься без участия французского представителя. В остальном существенных перемен в стране долгое время не происходило, традиционная система управления и хозяйствования оставалась неизменной. Причина такого положения заключалась в том, что во Франции в первое время рассматривали Камбоджу не как объект для экономической экспансии, а скорее как стратегический форпост в глобальном соперничестве с Англией за преобладание в регионе. Поэтому 14 лет (1863-1877) французы почти не вмешивались во внутренние дела и не предпринимали серьезных попыток реальной модернизации кхмерского общества.

Постепенно, однако, по мере того как Франция все более активно продвигалась во Вьетнаме и Лаосе, формируя из своих новых владений Французский Индокитай, позиция французских резидентов при камбоджийском короле все больше менялась. Вместо прежней индифферентности и пассивности они стали заинтересованнее вникать в камбоджийские дела. Причина этого заключалась в том, что все откровеннее проявлялось желание французского правительства найти пути экономического освоения Камбоджи, подключения ее к хозяйству метрополии. От резидента в Пномпене стали требовать, чтобы он содействовал созданию в стране возможно более благоприятных условий для притока французского капитала. А чтобы добиться этого, он должен был активно участвовать в решении вопросов внутренней политики.

Быстро выяснилось, что в условиях сохранения существовавшей в стране системы традиционных политических и экономических отношений возможностей прибыльно вкладывать финансовые средства в Камбоджу просто не существует. Главным препятствием на этом пути стала господствовавшая в кхмерском королевстве традиционная модель организации власти и общества. В Камбодже для нее были характерны такие черты, как всесилие и бесконтрольность государственной бюрократии, широко распространенное рабство, неопределенность и слабая защищенность землевладельческих прав непосредственных производителей, налоговые злоупотребления чиновников. Уровень прибавочного продукта, производимого в аграрном секторе, был крайне низок, и он растворялся без следа в многочисленном административно-бюрократическом аппарате. В такой ситуации получить путем взимания налогов реальные дивиденды от господства в Камбодже, без коренного изменения прежней модели организации кхмерского общества, оказывалось невозможным.

Еще менее реальным делом представлялось массовое инвестирование капиталов в страну для покупки земель, создания плантационного хозяйства, которое работало бы на экспорт, образования банков, торговых компаний и т.д. А между тем экспорт капитала являлся одним из основных путей развития французской экспансии в Индокитае, и в самой Франции представители финансового капитала стремились вложить свободные средства во Французский Индокитай, причем с максимальной надежностью и эффективностью. Для этого необходимы были понятные европейцам институциональные реформы, которые открыли бы легитимные возможности эксплуатации колониальных территорий. О давлении финансового капитала на политику французской колониальной власти говорит тот факт, что с 1888 и по 1920 г. только частные французские инвестиции в Индокитае составили 500 млн. золотых франков. К этому надо добавить, что еще почти 500 млн. франков были вложены в регион по государственной линии.
Все большее давление финансового капитала, очевидная необходимость экономического освоения Камбоджи, тесной привязки страны к колониальной империи — все это вынуждало французские власти в Индокитае заняться внутренним переустройством кхмерского общества. При этом, по свидетельству Ж. Шено, многие в Париже и во французской администрации в Индокитае не желали проводить реформы, но «вынуждены были делать это под воздействием неумолимых обстоятельств ». Под «неумолимыми обстоятельствами» подразумевалось, по всей видимости, то, что французский колониализм как система экономических отношений, как определенный административно-правовой механизм, оказался абсолютно несовместим с традиционной организацией камбоджийского общества. Прежде чем вкладывать в Камбоджу, необходимо было создать иную социально-экономическую модель, которая бы адекватно отражала интересы инвесторов и позволяла активно проводить экономическое освоение страны.

Первая попытка модернизации традиционной модели была предпринята в январе 1877 г., когда король Камбоджи Нородом под давлением французского резидента подписал декрет, по которому члены королевской семьи лишались всех функций управления, сохраняя, однако, свои титулы. Им назначалось государственное содержание. В декрете указывалось, что «все новые налоги могут вводиться только с одобрения Королевского совета». Тем самым французский резидент получал возможность влиять на внутреннюю политику кхмерского королевства, ибо он вместе с ближайшими к кхмерскому монарху чиновниками входил в состав этого высшего государственного органа. Менялось и положение крестьян, для которых устанавливался денежный выкуп за так называемые королевские работы (ремонт дорог, ирригационных каналов, строительство плотин и т.д.) вместо необходимых для их отработки 90 дней в году. Отменялись всякого рода государственные монополии, кроме монополии на продажу опиума и рисовой водки.

В столице учреждался Верховный суд, который одновременно становился и апелляционной инстанцией для судов низшей ступени. Судебные функции чиновников тем самым существенно ограничивались. В соответствии с этим декретом в стране отменялась и система пожизненного рабовладения. Каждый, кто находился в рабстве за долги, мог быть выкуплен или получал право добиться освобождения с учетом своей работы на хозяина. Приобретение всякого нового раба обусловливалось возможностью его выкупа. Причем специально подчеркивалось, что это распространялось на всех рабов, включая даже «диких» (т. е. жителей горных районов, так называемых кхмае лы — горных кхмеров), и иностранцев любой национальности, попавших в рабство. В декрете специально оговаривались права семьи, глава которой оказался в долговом рабстве.

Декрет 1877 г., также как и предыдущие попытки реформирования традиционного общества в Камбодже, предпринятые в пятидесятые годы XIX века королем-реформатором Анг Дуонгом, существенных изменений в камбоджийскую реальность не внес. Необходимость глубоких перемен в стране понимали и поддерживали виднейшие представители верхушки кхмерского общества. «Второй человек» в Камбодже принц Сисоват, например, заявил представителю Франции при королевском дворе, что он находит французские предложения, касающиеся реформирования всего аппарата управления страной, правильными, и «если бы я был королем, то я бы их принял». Однако одной только воли принца Сисовата было мало: главной преградой на пути любых преобразований и перемен, защитником «традиционных ценностей и обычаев Камбоджи» выступал многочисленный и влиятельный слой феодально-чиновничьей бюрократии, который совершенно не собирался терять свою власть.

Административный аппарат проигнорировал инспирированный французами королевский декрет 1877 г, справедливо усмотрев в нем посягательства на свои доходы и власть. Никаких реальных изменений после его провозглашения в стране отмечено не было. В письме, направленном в адрес министра по делам колоний, глава администрации Кохинхины отмечал в 1882 г., что «охота за людьми и продажа их в рабство продолжаются, особенно в зоне обитания пнонгов и стиенгов (малых горных народов. — Д. М .); чиновники, которым не выплачивают денег, продолжают свои вымогательства и живут за счет мародерства и грабежа; общественные службы существуют только на словах, а в реальности их нет; продажность должностных лиц на всех уровнях также не уменьшилась; расходы двора продолжают в то же время возрастать год от года». В другом документе глава администрации Кохинхины высказывал такое мнение: «Мы напрасно потеряем время, стараясь гальванизировать эту нацию, которую фатальные законы, кажется, приговорили к уничтожению».

Очевидный неуспех реформы 1877 г. вынудил французов более решительно взяться за реорганизацию системы власти и управления в Камбодже. В 1884 г. они попытались поставить под свой контроль и разом реформировать весь традиционный управленческий аппарат королевства. В Париже понимали, что без этого власть Франции в Камбодже так и будет в значительной степени номинальной. Резидент и его окружение рассчитывали при этом на поддержку части высшего кхмерского чиновничества, выступавшего за модернизацию системы управления страной. В беседе с французским резидентом министр флота Камбоджи говорил, например: «Вы (французы) не должны обманывать себя в отношении административного аппарата. Ваше присутствие здесь составляет препятствие для большинства чиновников, которые рассчитывают, что вы закроете глаза на их образ жизни».

Главным содержанием навязанной королю новой программы реформ стало введение в Камбодже прямого французского управления. Под угрозой применения военной силы 17 июня 1884 г. представители Франции заставили короля Нородома подписать с ними договор, первый пункт которого гласил: «Король Камбоджи гарантирует принятие административных, юридических и финансовых реформ, которые Французская республика считает полезным предложить для облегчения управления протекторатом»19. Таким образом, король как бы заранее одобрял весь комплекс мер, которые французы собирались провести для модернизации страны. В последующих пунктах соглашения излагалась программа предложенных французами радикальных реформ: в сфере государственного управления предусматривалось, например, что камбоджийские чиновники — главы провинций ставились под прямой контроль французских резидентов (ст. 3); число провинций сокращалось с 57 до 8; они делились на округа, штат чиновников которых утверждался французским резидентом. При короле Нородоме учреждалась должность не дипломатического представителя Франции, как раньше, а Верховного резидента, подчинявшегося губернатору Кохинхины. Резидент получал свободный доступ к королю Камбоджи (ст. 5), устанавливался цивильный лист для содержания короля в размере 30 тыс. пиастров (1 пиастр — 4,55 франка), а для содержания принцев и королевской семьи — 250 тыс. (ст. 7).

Полностью менялась и организация власти в камбоджийской столице. Пномпень переходил под прямое управление французского верховного резидента или его заместителя — председателя муниципального совета. Совет состоял из 6 французов (чиновников или коммерсантов), назначаемых губернатором Кохинхины, а также 3 кхмеров, 1 вьетнамца, 2 китайцев и 1 чама, которые назначались королем, но утверждались французским губернатором Кохинхины.

Долгое время при оценке этого «соглашения» вопросы, связанные с коренным переустройством, модернизацией камбоджийского общества, затрагивались в отечественных исследованиях лишь вскользь. Внимание было сосредоточено главным образом на том, что и договор 1863 г. о протекторате, и «соглашение» 1884 г. о реформах были неравноправными, навязывались камбоджийскому монарху силой и фактически вели к закабалению страны. В подтверждение справедливости подобных утверждений приводили известные крестьянские волнения во главе с Ачар Суа (1864-1866), По Камбао (1865-1867) и, конечно, наиболее массовое и организованное антифранцузское выступление в 1885-1886 гг., когда практически вся страна, за исключением Пномпеня и нескольких провинциальных центров, оказалась под контролем восставших. На анализе движущих сил этого восстания хотелось бы остановиться особо, поскольку в отличие от первых двух движений, которые, по определению Ю. П. Дементьева, носили традиционный для Камбоджи «династический характер», последнее выступление было направлено исключительно против французов и проходило при самом активном участии кхмерской управленческой элиты. Это был ответ на попытки французской администрации отстранить кхмерскую бюрократию от управления страной.

Восстание, организованное чиновниками, при негласной поддержке со стороны короля Нородома, началось в 1885 г. и быстро охватило всю страну. В современной кхмерской истории оно получило название «движения в защиту короля», так как чиновники поднимали крестьян на борьбу под лозунгом защиты монархии от попыток ее фактической ликвидации. Они убеждали, что отстранение короля и кхмерских чиновников от власти будет означать окончательное закабаление Камбоджи и гибель страны. О размахе движения, его характере и масштабе можно судить по сообщениям французских резидентов, находившихся к этому времени в различных провинциях страны. Так, резидент в провинции Кампонгчам сообщал, например, что «за исключением нескольких пунктов на реке, где наши сторонники держатся с большим трудом, восставшие хозяйничают во всем районе. Повсюду двигаются отряды мятежников, которые собирают налоги с населения, набирают людей в армию, сжигают дома наших сторонников, пытаясь отправить их жен и детей во внутренние области страны, чтобы подчинить себе других». Далее этот резидент сообщает о том, что почти все население провинции «поднялось на восстание».

При изучении этих и подобных им сообщений, которые французские резиденты слали из других районов Камбоджи, можно сделать вполне определенный вывод, что массовость и организованность восстанию придавало активное участие в нем служащих всех звеньев административного аппарата и особенно чиновников на местах, игравших в восстании руководящую роль. По свидетельству очевидцев, в конце февраля 1885 г. они даже провели мобилизацию населения: лица, пригодные к военной службе, были призваны в армию и пополнили отряды регулярных камбоджийских войск, выступивших против французской администрации.

Анализ требований восставших показывает, что не идея борьбы за независимость была главным стимулом выступлений (хотя в некоторых местах и этот лозунг активно использовался) — на первом месте было стремление отменить ключевые положения реформы 1884 г., сохранить прежнюю социально-политическую и экономическую систему. Кхмерские чиновники требовали не изгнания французов из страны, а лишь сохранения независимой кхмерской королевской администрации, лишения французского резидента в Камбодже права решающего голоса и контроля над кхмерской администрацией. Еще яснее о подлинном характере восстания свидетельствовали требования о сохранении традиционной налоговой системы и о безусловном сохранении рабства в Камбодже.

Под давлением восставших французы вынуждены были пойти на определенные уступки кхмерской бюрократии, согласились заключить с королем другое соглашение, которое бы учитывало интересы кхмерской административной элиты. Новый документ об организации и распределении власти в стране был подписан и вступил в действие в июне 1886 г. Это стало сигналом к повсеместному прекращению восстания. Восставшие не были разбиты, просто по негласному приказу короля чиновники вернулись к исполнению своих обязанностей, а крестьяне — к своим наделам.
По соглашению 1886 г., королю и кхмерской бюрократии возвращались функции управления. С 1 января 1887 г. камбоджийская администрация в стране восстанавливалась. Вместо восьми резидентов, которые по договору 1884 г. должны были управлять провинциями, оставалось только четыре. Верховный резидент Франции в Камбодже продолжал быть членом Королевского совета, но лишался права решающего голоса. Благодаря успеху восстания, Камбоджа, сохранившая статус французского протектората, приобрела права довольно широкой внутренней автономии. В таком качестве в 1889 г. кхмерское королевство и было включено в сформированный Францией Индокитайский Союз.

Уступки, сделанные кхмерской бюрократии в 1886 г., не означали, однако, что французы вообще отказались от желания монопольно управлять Камбоджей. Только теперь был избран другой более медленный и постепенный путь, когда властные полномочия короля и феодально-бюрократической верхушки не отнимались, а покупались. В 1888-1896 гг. французская администрация в Камбодже заключила с королем Нородомом ряд соглашений (в форме его указов), по которым у него «откупались» те уступки, на которые Франция вынуждена была пойти в 1886 г. Каждый новый указ, расширявший полномочия ее администрации, «уравновешивался» увеличением средств, выделявшихся на содержание королевского двора, а также передачей в собственность короля богатых земельных наделов. Это была своего рода капитуляция камбоджийской власти, но капитуляции почетная с «сохранением лица».

Чаще всего откупы касались сферы экономики и налогообложения, которые переходили под непосредственный контроль администрации протектората, но немало соглашений было и политических, направленных на расширение власти Франции. Они превращали французского резидента в Камбодже в реального главу исполнительной власти. Расширение полномочий французского верховного резидента вело и к увеличению численности чиновников метрополии в Камбодже. Так, например, после подписания откупных соглашений более чем в два раза выросло число французских резидентов, управлявших камбоджийскими провинциями. В 1889 г. было лишь 4 резидента, а в 1894 г. их число увеличилось до 10.

Наиболее существенной уступки французы добились в июле 1897 г., когда король Нородом подписал указ, который во многом повторял соглашение, вызвавшее восстание 1884 г. На этот раз никакого восстания уже не последовало, хотя в своем указе король заявил об отказе от какого-либо участия в делах государственного управления. За кхмерским королем осталось лишь право подписывать декреты, подготовленные в аппарате французского верховного резидента в Камбодже. Он стал номинальным главой кхмерской администрации, а также, как и раньше, выступал как глава буддийского духовенства и пользовался правом помилования по отношению к своим подданным.

Вслед за ограничением власти короля претерпели существенные перемены и привилегии традиционной феодальной элиты. 21 мая 1904 г. специальным указом была отменена система комлангов30 и крестьяне были освобождены от каких-либо обязательств по отношению как к своему комлангу, так и к его главе. Функции защиты их прав, вместо бывшего патрона — главы комланга, взял на себя учреждаемый суд. Позднее, 5 мая 1905 г. и 7 мая 1907 г., на свет появились и другие указы, касающиеся властных полномочий кхмерской элиты. Была отменена так называемая система уделов, по которой каждый член королевской семьи, крупный чиновник (входивший в состав Совета министров) «представлял» перед королем соответствующее количество провинций Камбоджи и пользовался доходами с них.

Отличительная черта всех этих нововведений состояла в том, что при ликвидации привилегий и отстранении от власти старой феодальной элиты максимально учитывались ее финансовые интересы. Французская администрация прекрасно помнила масштаб и организованность восстания 1885-1886 гг. и стремилась всячески избежать повторения тех событий. Вместо традиционной многоступенчатой системы «кормления» не только сам король, но и феодалы разного ранга стали получать денежное содержание непосредственно от администрации протектората. Содержание это, надо сказать, было немалым: мелкий чиновник в Пномпене получал, например, 192 пиастра, губернатор провинции — 810, высшие чиновники — 1800 пиастров. (Для сравнения пномпеньские кули зарабатывали в среднем около 8 пиастров в месяц, постройка обычного дома обходилась от 32 до 36 пиастров).
Высокие доходы кхмерских чиновников, вместе с жестким контролем за их деятельностью со стороны французских резидентов, привели к существенному ограничению традиционной для страны массовой коррупции. Теперь, в случае получения взяток, любой чиновник рисковал не только своим положением, но и стабильно высоким доходом. Кроме этого, для всего бюрократического аппарата была введена единая градация. Все чиновники стали подразделяться на три категории, причем даже к третьей категории могли относиться только те, кто получил образование в открытой французами в Пномпене так называемой административной школе, где готовили управленцев низшего звена.

Что же касается чиновников высшего звена, то они за добровольный отказ от сохранения традиционной системы клиентельных отношений (комлангов) и отказ от своей доли в доходах от «опекаемых » провинций также получили дополнительные и очень значительные денежные выплаты. Таким путем французы в буквальном смысле этого слова «выкупили» традиционные права и привилегии кхмерского чиновничьего аппарата, особенно его верхушки, и таким образом сумели относительно мирно завершить перестройку системы управления государством.

На вершине пирамиды кхмерской администрации, которая практически полностью была сохранена, стоял король, он же, как уже отмечалось, оставался главой буддийского духовенства (сангхи) и обладал по отношению к своим подданным высшей cудебной властью — правом помилования. За подписью короля выходили указы и постановления, которые регулировали всю жизнь кхмерского общества. Однако особенность этих документов заключалась в том, что они получали законную силу только после подписи французского верховного резидента в Камбодже. Без этой подписи в силу они вступить не могли. Кроме этого, сами указы, которые приносили на подпись королю, готовились в администрации протектората французскими чиновниками, подчинявшимися непосредственно верховному резиденту.
Таким образом, страна являла собой иллюстрацию принципа — «король царствует, но не правит». Этот принцип был закреплен в соответствующем соглашении камбоджийского монарха с администрацией Индокитайского Союза. Глава Камбоджи получал от колониальной администрации крупное по камбоджийским меркам ежегодное содержание. Денежное содержание получали и представители феодальной элиты более низкого ранга — родственники короля и чиновники различных ступеней.

Структура местных органов власти строилась в соответствии с административным делением страны. Во главе каждой из шестнадцати провинций стоял кхмерский чиновник, все распоряжения которого получали законную силу только после их одобрения французским резидентом. Функции кхмерских и французских чиновников были разделены следующим образом: кхмерский глава провинции — чаовайкхет отвечал за исполнение королевских указов и распоряжений, а его французский начальник — за составление списка налогоплательщиков, сбор и поступление налогов, разбор судебных дел. С августа 1904 г. при французских чиновниках были созданы совещательные советы из представителей местного населения. Избираемые путем многоступенчатых выборов из числа наиболее влиятельных жителей, они собирались раз в год, чтобы вместе с французским резидентом обсуждать положение дел в своей провинции.

На следующей ступени административной иерархии — округе (по-кхмерски — срок) французских резидентов уже не было. Чаовайсрок — глава округа назначался главой провинции из числа доверенных лиц при одобрении его кандидатуры французским провинциальным резидентом. Еще ниже находилась община кхум с мекхумом во главе. Эта низшая административная и налоговая единица была новым для Камбоджи административным образованием, созданным французами для управления массой разбросанных по огромной территории деревень — пхумов, возглавляемых сельскими старостами — мепхумами. Кхум объединял от одной до десяти таких деревень на территории, размеры которой зависели от степени населенности района. Обычно в кхуме жило от 4 до 8 тысяч человек.

Создание кхумов и их администрации, а также уточнение их юрисдикции было оформлено указами короля в 1908, 1919 и 1925 гг. Мекхум избирался советом кхума, в который входили выборные от всех налогоплательщиков местной общины, достигшие 21 года. Совет кхума собирался четыре раза в год, составлял бюджет, который затем подлежал утверждению главой провинции и одобрению французского провинциального резидента. Нельзя не обратить внимание на то, что королевские указы 1919 и 1925 годов об организации власти в сельских общинах впервые в кхмерской истории вводили в стране местное самоуправление.

Выборные советы кхумов были наделены широкими полномочиями — решали вопросы о подушном налоге, определяли число лиц, внесенных в налоговые списки, ведали распределением трудовой повинности, набором в армию, следили за порядком на территории общины.

Строго централизованная система управления, полностью подконтрольная верховному резиденту Франции в Камбодже, оказывала двойственное влияние на жизнь страны. С одной стороны — несомненно ущемляла камбоджийские свободы и суверенитет и создавала предпосылки для дестабилизации обстановки и роста националистических и антифранцузских настроений. Но с другой — обеспечивала необходимую политическую стабильность и эффективность в управлении, что вкупе с экономической реформой позволило стране в период колониального правления сделать огромный рывок во всех областях своего развития.

Продуманный и последовательно проводившийся в жизнь экономический курс и относительная эффективность административной власти позволили Камбодже более 30 лет жить без массовых социальных конфликтов и кровавых междоусобиц. Отдельные антиправительственные выступления, конечно, были и в 1905 г. в Стынгтраенге на севере, и в 1908 г. в Баттамбанге на западе Камбоджи, когда недовольные засильем французов крестьяне на короткое время даже захватили город Монгколборей. Из относительно крупных социальных волнений можно указать также на крестьянские манифестации в январе- феврале 1916 г. В разгар Первой мировой войны население таким путем выражало недовольство новыми налогами, мобилизациями на строительство и реконструкцию дорог и призывом во французскую армию. В движении, охватившем почти всю страну, приняло участие около 100 тыс. человек. Антифранцузские выступления в Камбодже происходили синхронно с протестами, которые в это время прокатились по приграничной с Камбоджей провинции Тяудок в Южном Вьетнаме. Французский чиновник, находившийся в это время в провинции Прейвенг, расположенной к востоку от Пномпеня близ границы с Вьетнамом, отмечал, что «последние события в Южном Вьетнаме оыстро стали здесь известны и камбоджийцы стали распространять слухи, что вьетнамцы поднялись на восстание, чтобы прийти им на помощь». Он указывал также, что «положение в провинции неспокойно, поэтому требуется продлить пребывание в Прейвенге полицейских сил, отправленных на помощь местным властям». Только после того как 20 тысяч наиболее активных участников движения были арестованы, выступления в стране пошли на убыль, тем более что и королю Сисовату после встречи с крестьянами удалось убедить их прекратить борьбу.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 14-7-2020 05:17

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу