Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.

16-7-2012 17:47| Разместил: admin| Просмотров: 5866| Комментарии: 0

2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи  

Важнейшим элементом экономической системы, установившейся в результате проведенных французской администрацией реформ, стал ростовщический капитал, который быстро занял ключевые позиции в сельском хозяйстве. Дело в том, что, по словам А. Фореста, после отмены рабства «быстро распространилась во всей сельской Камбодже задолженность крестьян». Главным толчком для развития этого процесса стало решение администрации протектората, обязавшее все государственные органы получать различные выплаты и собирать налоги с крестьян только в денежной форме. Необходимость постоянно иметь деньги, продавать свою продукцию и покупать различные товары нарушила простоту, основанной на преимущественно натуральном обмене, кхмерской сельской экономики. Крестьянские хозяйства к такому повороту дел явно не были готовы. Теперь даже в годы неурожаев они вынуждены были продавать необходимый им для пропитания рис, только чтобы получить деньги. Например, в 1911 г., несмотря на то что из-за неурожая в провинции Кампот была запрещена торговля рисом, крестьяне, нуждавшиеся в средствах, продолжали тайно продавать его по низким ценам китайским торговцам и во Вьетнам.

Для крестьян ситуация усугублялась еще и тем, что у них не было навыков в торговле, они не знали реальных цен, не имели никаких материальных накоплений, чтобы вести стабильное товарное хозяйство. В таких условиях ростовщики и перекупщики превратились в естественный элемент новой экономической системы. Именно их капитал, без наличия иных материальных источников, стал обеспечивать, в конечном счете, возможность расширенного рисопроизводства в стране.

Механизм развития ростовщичества в деревне чаще всего был следующим: крестьяне, которым не хватало, например, посадочного материала, перед севом обращались к китайцу-ростовщику с просьбой авансировать им несколько пиастров и некоторое количество риса для проведения сева. По условиям контракта они должны были вернуть долг через три месяца плюс дополнительную сумму из расчета 20- 30% ростовщического кредита в месяц. Чаще всего должник не мог отдать долг в положенный срок. В этом случае первое соглашение аннулировалось и заключалось новое, по которому ставки ростовщического кредита увеличивались. Такая операция возобновлялась «три или четыре раза и за короткое время незначительный долг становился просто подавляющим». Не видя выхода, крестьяне закладывали свою землю ростовщику и оставались на ней в качестве арендаторов. Такая практика приобрела в стране огромный размах. Обследование, проведенное в провинции Кампот в 1911 г., показало, что из 10 рисовых полей, выбранных произвольно, 6 или 7 принадлежали китайцам, которые либо сами их возделывали, либо там, на условиях аренды, продолжали работать бывшие хозяева-кхмеры.

Администрация протектората, стремившаяся не допустить социальных волнений, предпринимала попытки ограничить такое приобретение земли китайцами, сократив высокие ставки ростовщического кредита. По указу 1897 г. они не должны были превышать 3% в месяц, а в декабре 1914 г. — понижены до 8% в год. Но эти законы на практике не действовали, поскольку должники и кредиторы заключали контракты из расчета от 40 до 100% годовых. В отдельные годы ростовщический пресс становился особенно тяжелым. В 1930 г., например, ставки кредита поднялись до 15-30% в месяц, и власти протектората пошли на кардинальную меру — вообще отменили крестьянский долг ростовщикам38. Так же они поступили и в кризисном 1933 г., когда были отменены долги 1932 и предшествовавших лет, понижен земельный налог и налог на некоторые предметы потребления. Французская администрация четко преследовала свои главные цели: обеспечить в стране социальную стабильность и сохранить класс многочисленных средних землевладельцев как основу податного населения Камбоджи.

В то же время нельзя не отметить, что борьба администрации протектората с ростовщичеством все время оставалась, так сказать, «дозированной», ограниченной рамками сложившейся социально- экономической системы. Было стремление сохранить среднее и мелкое крестьянское землевладение, при этом администрация протектората учитывала, что именно ростовщический капитал оставался важнейшим инструментом изъятия товарного риса у крестьян. Его «аппетиты» в разные годы ограничивали, вводили в разумные рамки, но уничтожить его и не пытались, поскольку это означало бы на деле крах всего камбоджийского рисового экспорта и получаемых от него немалых доходов.
Примером «борьбы» с экспансией ростовщичества может служить принятое в 1926 г. положение, в соответствии с которым лицам, не являвшимся французскими гражданами и не относившимся к категории «покровительствуемых», запрещалось землевладение в Камбодже. Введение такой правовой нормы было направлено главным образом против китайских ростовщиков и перекупщиков. Теперь они уже не имели возможности легально переводить в свою собственность пахотные земли своих должников. Но это запрещение никак не отразилось на размахе ростовщических операций, только вызвало к жизни новый вид контракта между должниками и кредитором: крестьяне, получая кредит, закладывали под него не свой земельный участок, а будущий урожай с этого участка, причем иногда договор заключался сроком на несколько лет вперед.

В Камбодже получили распространение две основные формы ростовщического кредита: товарная и денежная. По свидетельству Ж. Делвера, особенно процветал товарный кредит.

Система товарного кредита в деревне была представлена широкой сетью стационарных торговых пунктов, принадлежавших в основном местному китайскому капиталу. В 1953 г. в стране насчитывалось 34 тыс. деревенских лавок, чаще всего торговавших в кредит на ростовщических условиях. В стране, где насчитывалось более 800 тыс. крестьянских хозяйств, в среднем на каждые 18-20 из них приходился один торговец-ростовщик. Обычно в основных рисоводческих районах товарный кредит предоставлялся крестьянину на девять-десять месяцев, т. е. на период от начала полевых работ и до уборки урожая.

Дельвер пишет: «В начале полевых работ, когда у крестьян иссякали запасы риса и они оставались без продовольствия и даже без семенного материала, деревенский лавочник отпускал им в долг рис, сушеную рыбу и другие товары первой необходимости. Все они предоставлялись под залог будущего урожая и цены на них устанавливались обычно в пересчете на стоимость риса на момент выдачи ссуды». Такой порядок открывал широкие возможности для ростовщических операций, потому что после уборки урожая, когда крестьянам предстояло выплачивать долг, цена риса в сельской местности понижалась обычно вдвое, что обеспечивало лавочнику возможность получать на авансированный товар 100% прибыли.

В районах земель чамкар товарный кредит выдавался, как правило, на более короткие сроки, чем на низких и тем более высоких землях— обычно 5-6 месяцев. Такая практика соответствовала особенностям земледелия на этих угодьях, где преобладали технические и огородные культуры с более коротким, чем у риса, сроком вегетации. Крестьяне, занимавшиеся производством табака, брали в кредит товары сроком на 6 месяцев. К концу этого срока они обязаны были выплатить долг с 50%-ной надбавкой.

Ростовщические займы в денежной форме на протяжении всего колониального периода играли второстепенную роль, что свидетельствовало о слабом развитии товарно-денежных отношений в деревне. Лишь к началу независимости их удельный вес стал, по свидетельству Г. Г. Сочевко, несколько выше. Кредитная ставка при денежных займах составляла 10-12% в месяц47. Причем сам денежный кредит предоставлялся обычно на шесть или восемь месяцев, т. е. так же, как и в случае с товарным кредитом на срок возделывания технических культур и риса. Повышенный ссудный процент взимался в тех случаях, когда заем выдавался под залог движимой и недвижимой собственности кредитора-крестьянина (рабочий скот, личное имущество и т. п.).

Таким образом, ростовщик вместо права распоряжаться земельным наделом своего должника получал право пользоваться большей частью его урожая. А. Форест свидетельствует: «Ростовщики бережно заботились о «курице, несшей золотые яйца». Они всегда оставляли крестьянину необходимый минимум и практически перестали требовать, чтобы крестьяне-должники покинули свою землю». Так, вместо залога личной свободы земледельца, характерного для доколониальной традиционной Камбоджи, в залог при новой системе стал отдаваться урожай.
Деревенские лавочники никогда не действовали в одиночку, а почти всегда являлись торговыми агентами более крупных китайских коммерсантов-оптовиков, проживавших в уездных или провинциальных городах. Практически все товары, поступавшие в деревенскую лавку, принадлежали торговцу-оптовику. Он же владел транспортными средствами и зернохранилищами.

Контролируя внутреннюю торговлю рисом и другими видами сельскохозяйственной продукции, крупные коммерсанты-китайцы, в свою очередь, представляли лишь промежуточное звено в системе ростовщической эксплуатации кхмерской деревни. Большинство из них находилось в финансовой зависимости от китайских и французских внешнеторговых компаний, которые, собственно, и предоставляли им кредит на ростовщические операции. Объем этих кредитов, по данным Г. Г. Сочевко, достигал 60-70% стоимости оборотного капитала китайских коммерсантов-оптовиков. В конечном счете основной доход от ростовщических операций поступал в крупные банки, находившиеся под французским контролем, и прежде всего в Индокитайский банк.

Таким образом, французская администрация и капитал были заинтересованы в укреплении новой экономической системы, которая помимо прямых налогов обеспечивала и значительные денежные поступления в банковскую сферу и товарный рис для экспорта. Поэтому, несмотря на сложные, а подчас и враждебные отношения с властями протектората, ростовщический капитал превратился фактически в главного регулятора сельскохозяйственного производства в стране, оказывал большое влияние на специализацию крестьянских хозяйств Камбоджи. Как правило, деревенский лавочник выдавал кредиты только под те культуры, которые представляли для него наибольший коммерческий интерес. Так, при сокращении выдачи кредитов под рис в 30-е годы одновременно с этим были увеличены займы под широко вывозимую за границу красную кукурузу. В результате лишь за это десятилетие производство кукурузы в Камбодже увеличилось в 4 раза: со 100 тыс. до 400 тыс. тонн.

В период Второй мировой войны товарное направление ростовщического кредита резко изменилось. Европейский рынок, куда главным образом поступала красная кукуруза, оказался закрытым и основное кредитование пошло тем хозяйствам, которые выращивали технические культуры, например клещевину, а также фасоль, табак, капок. В результате за пять лет производство кукурузы упало в три раза, а крестьяне переориентировались на другие, более выгодные культуры.

По данным 1952 г., 75% крестьянских хозяйств Камбоджи находились в той или иной степени в долговой зависимости от ростовщиков. Исследования, проведенные французскими учеными, показывают, что к середине 50-х годов общая сумма ростовщического кредита в деревне достигала 750-1000 млн. риелей, что составляло 20% стоимости валовой продукции сельского хозяйства Камбоджи в этот период.

Другой характерной чертой экономической политики в эпоху протектората стало развитие плантационного хозяйства — совершенно новой сферы в аграрной экономике Камбоджи. В отличие от рисоводства, где власти протектората всячески препятствовали образованию крупных хозяйств и интенсивной концентрации земли, в сфере производства каучука, выращивания табака и перца был выбран путь создания крупных плантационных хозяйств.

В первые годы после установления протектората верховный резидент Франции в Камбодже имел право на фактически бесплатную выдачу земельных концессий значительных размеров (до одной тысячи га). В 1928 г. выдача бесплатных концессий была отменена. Вместо этого концессию можно было получить лишь с аукциона, к участию в котором допускались не только французы, но и крупные чиновники- кхмеры, представители кхмерской элиты. К 1930 г. общая площадь земельных концессий, предоставленных французской администрацией за годы своего правления, достигла уже 190-200 тыс. га. Из них французы владели примерно 140 тыс. (т.е. примерно 70% земель, отданных в концессию).

Передача земель в концессию французским предпринимателям привела к заметному укреплению экономического потенциала Камбоджи. Наряду с рисом в стране появилась вторая по значению экспортная культура — каучук, который давали основанные французами плантации гевеи. Экономический эффект от введения этой культуры для Камбоджи усиливался еще и тем, что под гевею шли практически неиспользуемые под рис или другие традиционные культуры красноземы провинции Кампонгчам. Вложения иностранного капитала в плантационное хозяйство позволили стране ввести в оборот тысячи гектаров ранее заброшенных и неиспользуемых земель. В 1921- 1922 гг., когда каучуковый бум еще только начинался, под посадками гевеи было занято лишь 1224 га. В 1945 г. эта культура выращивалась уже на площади почти 30 тыс. га (29 922 га). В одном только 1937 г. из страны было вывезено 12 тыс. т латекса. Выращивание гевеи и производство каучука стали настолько выгодным делом, что, по некоторым данным, инвестиции французских компаний в производство каучука составили накануне Второй мировой войны около 60% всех инвестиций в Камбодже.

Развитие каучуководства лишь один из примеров эффективности предпринятых реформ, открывших Камбоджу для экспансии французского капитала.

Еще одним направлением французских инвестиций в 1914— 1945 гг. стало формирование современной инфраструктуры. Тогда как в 1910г. в Камбодже было лишь 406 км мощеных дорог, — к 1920 г. их протяженность достигла уже 1518. Были построены магистральные трассы, связавшие Пномпень с Сайгоном, главным городом на западе страны — Баттамбангом и портом Кампот. В 1929 г. — возведен крупный мост через реку Бассак, а в 1932 г. первый поезд прошел по железнодорожной линии Пномпень— Баттамбанг.

Строительство новых дорог позволило ввести в хозяйственный оборот тысячи гектаров новых земель и способствовало огромным переменам, которые происходили в главной отрасли камбоджийской экономики — рисоводстве. Уже к 1904 г. площадь земель под рисом возросла почти в два раза по сравнению с началом 80-х годов XIX века и достигла 300 тыс. га. В последующие 13 лет она увеличилась еще втрое и к 1927 г. составила 900 тыс. га. Освоение новых земель происходило по всей территории страны, но особенно интенсивно в провинциях Прейвенг и Кампонгчам. В 1919 г. общая площадь обрабатываемых земель в Прейвенге составляла лишь 55 тыс. га, в 1937 г. она достигла уже 124 тыс. га, а в 1952 г. накануне получения Камбоджей независимости — 188 тыс. В провинции Кампонгчам в 1919 г. было 45 тыс. га обрабатываемых земель, в 1937 — 64 тыс. и в 1952 — 110 тыс.

За сравнительно короткое время общий объем риса, выращиваемого в стране, увеличился настолько, что Камбоджа стала превращаться в крупного экспортера зерна этой сельскохозяйственной культуры. С середины 20-х годов из страны ежегодно вывозилось 150-200 тыс. т риса. В 1937 г. его экспорт составил уже 400 тыс. т. Необходимо, однако, отметить, что все эти успехи были связаны не столько с интенсификацией сельскохозяйственного труда, сколько с упомянутым экстенсивным фактором — заметным расширением площади пахотного клина. Урожайность риса практически на протяжении всего существования режима протектората менялась мало и оставалась, в зависимости от качества земель, в пределах 0,5-0,6 т с гектара.

Экономический подъем аграрного сектора способствовал быстрому демографическому росту в Камбодже. До прихода французов численность населения страны сокращалась, но с установлением протектората процесс пошел в обратном направлении. В Камбодже к 60-70-м годам XIX в. насчитывалось 800 тыс. — 1 млн. человек. К 1911 г. в стране было уже 2 млн. 430 тыс. жителей.

Как мы видим, установление французского господства в стране, при всех его издержках, дало мощный импульс глубокому реформированию и развитию кхмерского общества. За сравнительно короткое время — примерно 25 лет (1884-1910) практически все основные структуры этого общества претерпели существенные изменения.

В сфере управления вместо архаичного и неэффективного чиновничьего аппарата стала действовать новая колониальная администрация во главе с французскими резидентами в центре и на местах. Был введен жесткий контроль над деятельностью чиновников, разработаны четкие и конкретные правила, определены границы их компетенции, ликвидированы многочисленные традиционные поборы с крестьян.

Благодаря реформам налогообложения, введения и закрепления права частной собственности на землю и отмене рабовладения в стране коренным образом изменилась социальная структура, появился массовый слой мелких землевладельцев, в который вошли как бывшие лично свободные неак тиа, так и различные категории зависимого населения типа кхном краой и каун кхмуой.

Важные перемены наступили и в социально-психологической сфере. Отмена системы клиентельных отношений (комлангов), введение земельного кадастра и земельного законодательства, отмена традиционных методов решения имущественных споров местными чиновниками и введение судебной системы создали основу существования нового и самого многочисленного социального слоя страны — мелких землевладельцев.

Все эти внутренние перемены сопровождались и в некотором смысле даже подстегивались процессом постепенного втягивания Камбоджи в международное разделение труда и в мировой рынок. Рынок в рамках новой системы давал импульс для изменений в обществе, стал их источником и проводником и в узком значении — «как локализованный институт обмена стоимостей», и в широком — как «ключевой механизм системы общественных связей нового типа, пронизывающий все общество от основ его материального бытия и до высших форм сознания». Вторгаясь в традиционное общество, рынок, как свидетельствует вся история нового времени, его деформирует, разрывает традиционные связи, ломает устоявшиеся ценности. Кхмерское крестьянское хозяйство как основная ячейка этого общества стало главным объектом этого влияния.

Выше уже отмечалось, что в традиционном кхмерском обществе существовали отдельные элементы товарно-денежных отношений — в форме сделок по купле-продаже недвижимости, закладов под залог земель, а также торговли рисом в городах. Но очевидно также, что отдельные элементы товарно-денежных отношений были прочно встроены в традиционную экономическую структуру, нигде фактически не противореча ей.

Установление режима французского протектората и решительное вытеснение в результате последовательных реформ натуральных форм обмена, господствовавших в доколониальной экономике, резко изменили это положение. Товарно-денежные отношения превратились в доминирующие и сами стали формировать новую реальность. В Камбодже, как отмечал А. Форест, получилось, «как будто две противоположные системы пришли в соприкосновение». В результате этого соприкосновения отдельное крестьянское хозяйство оказалось в двойственной ситуации. С одной стороны, оно перестало быть только самообеспечивающимся и было включено в рыночную экономику, производя товарный рис и кукурузу, но с другой — материальные условия жизни крестьян, их психология, тип поведения изменились мало, сельский мир остался глубоко традиционным и патриархальным.

Причины такой раздвоенности крестьянского мира проистекали от особенностей его подключения к колониальной экономике, от того, что в Камбодже, как, впрочем, и во многих других странах Востока, в период французского протектората произошло, если так можно сказать, асимметричное включение крестьянского хозяйства в рыночную экономику. Это очень важный феномен, не раз отмечавшийся в востоковедной литературе. В трудах В. Г. Растянникова особенно четко показывается различие понятий товарность сельского хозяйства и товарное производство в сельском хозяйстве.

Согласно его выводам, крестьянин может производить меновую стоимость, т. е. рыночную продукцию, но при этом оставаться в рамках натурального по своей ориентации хозяйства. Он — простой производитель меновых стоимостей, осуществляющий производство на натуральной основе. Производимая им продукция принимает форму меновой стоимости, реализуется на рынке, воплощая односторонний, безвозмездный поток продукта из сферы сельскохозяйственного производства. Поэтому характерной чертой аграрной экономики ... является разительная диспропорция ... между уровнем товаризации результатов производства (превращение продукта в товар в фазе выхода его из процесса производства) и уровнем товаризации воспроизводственного процесса (потребление товарного продукта во всем потребляемом в производстве продукте). Первый намного выше второго. Таким образом, крестьянский продукт превращался в товар лишь после того, как он у крестьянина отчуждался, без его ведома и без какого-либо влияния на воспроизводственный процесс внутри крестьянского хозяйства.

Сложившаяся в Камбодже подобная асимметрия стала немалым препятствием для формирования фермерских в полном смысле слова капиталистических хозяйств. К подобному типу хозяйствования камбоджийские крестьяне не были готовы ни психологически, ни материально (отсутствие сил и средств для налаживания стабильного товарного хозяйства).

Таким образом, в результате проведенной аграрной реформы и вхождения страны в мировой рынок в Камбодже образовалась гибридная натурально-товарная система сельскохозяйственного производства, которая хотя и оказалась более эффективной, чем традиционная, была, однако, далека от внутреннего равновесия и даже обладала намного большим социально-взрывчатым потенциалом, чем предыдущая. На основе этой системы в Камбодже сформировался огромный массив крестьянских хозяйств, которые осуществляли воспроизводство на натуральном и полунатуральном (т. е. с вкраплением отношений товарного обмена) базисе и функционировали исключительно (или почти исключительно) ради получения средств к жизни, но «под воздействием различных форм внеэкономического принуждения, расставались с той или иной частью своего необходимого продукта».

Внутри такой гибридной системы неизбежно возникали глубокие противоречия между крестьянами и ростовщиками, а в более широком плане между остававшейся на уровне натурального производства деревней и все более богатевшим и капитализировавшимся городом. В то же время внутри социально однородного крестьянского мира происходила имущественная дифференциация, на селе развивалось батрачество и испольная аренда, появились довольно многочисленные, особенно в беднейших районах страны, группы безземельных крестьян, фактически пауперов, вытолкнутых из традиционной деревни. Все эти противоречия, имманентно связанные с господством натуральнотоварной системы, оказывали огромное влияние на политические процессы в стране.

Это влияние особенно проявилось в 40-е годы XX века, когда из-за начала мировой войны и краха экспортно-импортного рынка экономический механизм, позволявший Камбодже стабильно развиваться, оказался нарушенным. Рис, который производили крестьяне, уже не находил платежеспособного сбыта, ростовщики, в свою очередь, лишались кредитов от крупных китайских и европейских банков. Если учесть, что сотни тысяч тонн риса ежегодно отправлялись практически за бесценок в Японию (в 1941 г. из Индокитая было отправлено 585 тыс. т, в 1942 — уже 973 тыс. в обмен на мало что стоившие так называемые специальные иены), то понятно, что глубокий кризис в аграрной экономике стал неизбежен.

От этого кризиса пострадали в первую очередь наиболее развитые хозяйства, ориентированные на внешние рынки. За короткое время регресс в аграрном секторе стал очевиден: от товарного производства многие крестьяне вновь возвращались к производству риса для самообеспечения и минимального обмена. Из-за отсутствия сбыта была заброшена и значительная часть ранее освоенных пахотных земель. За 1941-1946 гг. по самым скромным подсчетам объем сельскохозяйственного производства сократился на 20-30 %68. Заметно ухудшилось положение ремесленников в городах, хуже стали жить чиновники, интеллигенция, студенчество. Все это, вместе с инфляцией, ростом стоимости жизни, порожденным войной, вызывало неуклонный рост социальной напряженности, который привел к открытым протестам и массовой антифранцузской манифестации в июле 1942 г. Только жесткая административная власть французского резидента удерживала кхмеров от новых бурных социальных выступлений. Как только эта власть была ликвидирована Японией в марте 1945 г., Камбоджа вступила в период новой нестабильности и ожесточенной политической борьбы, последствия которой оказались для страны крайне разрушительными.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 14-7-2020 07:06

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу