Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА

21-7-2012 13:06| Разместил: admin| Просмотров: 9711| Комментарии: 0

2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

Потеря стратегической инициативы и отказ от наступательных действий на поле боя предопределили глубокий кризис лонноловского режима. Правые политики оказались совершенно не готовы к жестокой и беспощадной войне. Решающий фронт этой борьбы проходил даже не на полях сражений, а в каждой кхмерской деревне, где крестьяне решали для себя вопрос, на чью сторону встать в этой войне. Вот тогда и выяснилось, что традиционное пренебрежение правых к кхмерской глубинке, их нежелание понять интересы крестьянства оказали самое роковое влияние и на их личную судьбу и на судьбу режима. Уже первые стихийные крестьянские протесты, так жестоко подавленные, должны были бы обеспокоить новые власти отсутствием социальной поддержки, вызвать активные поиски путей привлечения крестьян на свою сторону. Но этого не произошло и никаких новых привлекательных для крестьян идей по части реформирования аграрных отношений в Камбодже, охватывавших 85% населения страны, выдвинуто не было.

Программа «новых взглядов», разработанная участниками переворота в качестве противовеса сиануковскому «буддийскому социализму », учитывала главным образом интересы городских слоев и финансовых структур. В ней предусматривалась свобода частного предпринимательства, разгосударствление национализированных ранее предприятий, активное участие Камбоджи в международных финансовых организациях. Рассчитывая на приток финансовых средств из-за рубежа, новые власти объявили свободу и неприкосновенность иностранных инвестиций, вновь разрешили создание частных банков и экспортно-импортных контор76.

Что же касается аграрной политики, то программное заявление нового правительства содержало вполне традиционный еще со времен Сианука набор обещаний: о том, например, что ирригация будет развиваться как за счет самих крестьян, которые будут активнее возводить своими силами мелкие ирригационные сооружения, так и за счет средств государства и внешней помощи; намечалось повысить урожайность полей благодаря широкому использованию удобрений, применению новых методов ухода за рисом, механизации и т.д.; предусматривалось и более активное участие крестьян в движении по «дороге к прогрессу».

В программном заявлении особенно отмечалась полезность существовавших кооперативов. Единственным конкретным обещанием крестьянам были слова о «стабильных ценах и гарантированных рынках для сельскохозяйственной продукции»77. В результате осуществления всех названных мер планировалось в 1972 г. собрать 3320 тыс. т риса, главным образом за счет увеличения урожайности с 1,20 т/га до 1,32 т/га78.

О главных проблемах камбоджийского села — землевладении и землепользовании в программе «новых взглядов» ничего нового сказано не было. Отсутствовали там всякие указания на решение таких острых проблем деревни, как ростовщический процент, долги крестьян ростовщикам, более справедливые ставки аренды, увеличение государственных кредитов крестьянским хозяйствам. Без определения политики по всем этим ключевым вопросам стабилизировать политическое положение и разрешить противоречия, лежавшие в самой основе камбоджийского кризиса, было делом невозможным. Предпринятые новым режимом попытки реанимировать давно дискредитировавшие себя кооперативы на том же фундаменте и принципах, что и при Сиануке, свидетельствовали лишь об отсутствии всяких конструктивных подходов к проблемам деревни. Новые власти без конца утверждали, что крестьянские выступления против них спровоцированы вьетнамскими коммунистами. Официальное пномпеньское радио отмечало, что «крестьянские волнения — это результат подрывных действий Вьетконга или .. .людей со взглядами, как у Вьетконга»79.

Это был очевидный самообман, и в условиях, когда новые власти отрицали наличие объективных предпосылок к крестьянским восстаниям, шансов у них получить поддержку в деревне с их программой «новых взглядов» не было. К тому же организаторы переворота явно недооценили влияние на крестьян как личности Сианука, так и многовековой монархической традиции страны вообще. Озлобленность крестьян против людей, отставивших монарха-правителя от власти, была столь велика, что когда в провинцию Кампонгчам прибыли представители Национального собрания для разъяснения своей позиции, то собравшиеся на площади провинциального центра г. Кампонгчам из окрестных сел крестьяне обвинили их в предательстве и зверски убили на территории местной текстильной фабрики. При этом был произведен обряд «съедания печени врагов», что означало высшую степень готовности крестьян жертвовать собой ради своего короля80. Такого неожиданного ожесточения людей, до этого вполне пассивно наблюдавших за борьбой за власть между Сиануком и правой оппозицией, заговорщики явно не ждали. В своих расчетах они больше ориентировались на городских жителей, среди которых авторитет бывшего главы государства был, как уже говорилось, невысок.

Новая власть так и не приобрела легитимности и в крестьянском сознании выступала как символ далекого от крестьянских нужд, всегда им враждебного и в какой-то степени инонационального города. Ведь еще задолго до переворота у крестьян выработался устойчивый стереотип, что города — это, используя слова Ху Юна или другого видного коммуниста Ху Нима81, который также занимался анализом отношений город — деревня, «своеобразные насосы», которые грабят кхмерскую деревню, выкачивают из нее не только весь прибавочный продукт, но и часть необходимого. Такое представление, как мы уже отмечали, было вполне справедливым, учитывая, что в 50-е и 60-е годы отток ресурсов из деревни на порядок превышал обратное движение. Стойкие антигородские настроения продолжали крепнуть в середине 60-х годов, когда начались крестьянские восстания и режим использовал отряды горожан для поддержки армейских операций против восставших.

Власти образовывали из горожан так называемые «группы действия », которые направлялись в районы крестьянских выступлений. Весной 1968 г. почти 15 тыс. жителей Баттамбанга приняли, как сообщала пресса, «активное участие в борьбе против повстанцев»82. В Кампонгчаме по приказу губернатора служащие госаппарата также активно участвовали в уничтожении баз восставших83. Потом все эти «поисковые операции» против восставших крестьян возвратятся жителям городов сторицей, когда уже крестьяне, видя в них своих врагов, после победы коммунистов в 1975 г. с неприкрытой жестокостью погонят их из городов.
Враждебность крестьян к горожанам подпитывалась наличием заметно более высокого у тех уровня жизни и иного, чем в деревне, характера отношений между людьми. Противостояние крестьянского мира миру города активно использовалось коммунистическими агитаторами, утверждавшими, что патриархальные отношения в деревне — это и есть кхмерская национальная культура, а пропитанные жаждой наживы отношения в городах — это культура, чуждая кхмерам, и ее необходимо разрушить84.
Таким образом, в сознании деревенских жителей горожане выступали как их противники, эксплуататоры кхмерской деревни, люди, к тому же подчас не кхмерской национальности, которые, не создавая ничего полезного, живут за счет ограбления крестьян. Ху Юн, имея в виду городских ростовщиков и перекупщиков, отмечал в своей книге, что «в поле и на рынке кхмеры вынуждены делать все, что им приказывают китайцы»85.

Новые власти все-таки попытались разрушить этот антигородской стереотип. В июле 1970 г. было образовано министерство коммунального развития, задача которого состояла в том, чтобы «наладить диалог с крестьянским населением ... »86. Для этого были отобраны представители городской интеллигенции, в основном учителя и студенты, для направления в деревню в целях установления «взаимопонимания с народом и связей взаимного доверия между крестьянами и правительством »87. Автор этой идеи министр Ханг Тхун Хак так представлял себе процесс «завязывания» этого диалога: «Необходимо понимать нужды простых крестьян, ничего не навязывать им от имени правительства, просто создавать климат доверия. Когда наши представители определят нужды крестьян, министерство должно помочь им, но это должна по форме быть не такая помощь, которая стимулирует лень у крестьян, эта помощь должна побуждать их активно работать, чтобы улучшить свое материальное положение»88. Другая задача посланников министерства состояла в том, чтобы в каждой кхмерской деревне найти людей, пользующихся уважением в крестьянской среде, и с их помощью укрепить власть, влияние и авторитет правительства на местах.

Поскольку военно-политическая ситуация становилась все хуже и зона контроля пномпеньского правительства под ударами «красных кхмеров» и северовьетнамских войск быстро сокращалась, на успех программы коммунального развития возлагались большие надежды. Ее называли чуть ли не альтернативой планам коммунистов, пресса сообщала о тысячах интеллигентов, готовых выехать из Пномпеня в деревню для воплощения ее в жизнь89. На практике к октябрю 1971 г., т. е. через год и три месяца после принятия программы коммунального развития, на местах в провинциях оказалось лишь 109 человек, в основном учителя пномпеньских школ и преподаватели высших учебных заведений90. Число волонтеров в разных провинциях было различным — как правило, не превышало 6, а в Кампонгтхоме, Кампонгспы и Такео и того меньше. Больше всего их приехало в провинцию Свайриенг — 40 человек91.

Эмиссары правительства прилагали огромные усилия, чтобы перетянуть крестьян на сторону Пномпеня. В печати сообщалось, что «они без передышки колесили по своей провинции, жили в деревнях, устанавливали тесные связи с их жителями... Часто они выступали как посредники между крестьянами и местной администрацией»92. В январе 1972 г. произошло первое и последнее пополнение отряда правительственных агитаторов. 94 пномпеньских студента «после специальной подготовки и изучения стратегии, применяемой коммунистами, и тактики отправились в провинции для борьбы с ними и с их ставленниками»93.

Борьба за симпатии и поддержку со стороны крестьянства, несмотря на все старания добровольцев, успеха правительству не принесла. И причина этого заключалась не только в недостаточном количестве агитаторов или в их неопытности и незнании деревенской специфики. Решающее поражение в борьбе за умы крестьян было связано с тем, что противопоставить что-либо конструктивное активной и целенаправленной пропаганде коммунистов никакие правительственные агитаторы не могли.
Коммунисты, входя в деревню в 1970-1972 гг., делали реальное Дело: освобождали крестьян от всех налогов, делили земли крупных землевладельцев или крестьян, ушедших в город, собирали людей на так называемые политические митинги, на которых обещали оставшимся крестьянам, а это чаще всего были представители бедной части деревенского сообщества, возвращение к традиционному патриархальному кхмерскому миру, где не будет богатых и бедных и все будут равны94. Поэтому уверенность властей в том, что «население, вынужденное жить “при красном режиме”, отнюдь не поддерживает “красных кхмеров”», что все демонстрации в поддержку этой власти результат манипуляций «северовьетнамских агрессоров, которые способны устраивать мизансцены на всевозможные лады»95, действительности не соответствовало. Другое дело, когда с 1973 г. в сельских районах начались широкие эксперименты обобществления, тогда ситуация в деревне стала меняться. Но к этому времени «красные кхмеры», в отличие от эмиссаров Пномпеня, обладали уже реальными рычагами воздействия на крестьян, а именно, разветвленным репрессивным аппаратом. У посланцев правительства никогда не было ничего подобного. При выполнении своей миссии им не на кого было опереться, у них не было даже денег, чтобы вести пропагандистскую работу, оплачивать деятельность людей, выдвинутых ими для руководства сельским сообществом, помогать наиболее пострадавшим от военных действий крестьянским семьям. Это неудивительно: в 1971 г., например, министерству коммунального развития было выделено лишь 0,1 % от всего бюджета — 18 млн. 650 тыс. риелей96. Это была просто смехотворная сумма для «реализации критически важной и деликатной задачи» — как называла пномпеньская печать97 проблему установления диалога между крестьянами и правительством.

Фактический отказ от дальнейшего претворения в жизнь программ коммунального развития был вызван, по-видимому, тем, что власти в Пномпене вполне понимали их очевидную бесперспективность при сложившемся в стране положении. В течение 1970-1971 гг. «красные кхмеры» и северовьетнамские войска поставили под свой контроль примерно 70% территории страны98, т. е. как раз те сельские районы, с которыми и планировалось установить диалог. В связи с этим вместо программ коммунального развития правительство разработало иную, менее масштабную, но более соответствовавшую реальной ситуации аграрную программу. Цели ее были сугубо практическими: создать вокруг городов — Пномпеня и других провинциальных центров — так называемые зоны безопасности, с интенсивным сельскохозяйственным производством, способным обеспечить питание сотням тысяч беженцев, которые буквально заполонили города. У. Шоукросс отмечал, что «в первые месяцы после переворота несколько тысяч крестьян покинули места своего проживания, и к концу 1970 г. население только Пномпеня удвоилось и составляло 1 млн. 200 тыс. человек»99. Десятки тысяч беженцев пришли и в основные провинциальные центры. По свидетельству очевидцев, в основном беженцы состояли из крестьян, бросивших свою землю и имущество и прибывавших в города подчас из самых отдаленных деревень100.

Массовый исход кхмерских крестьян из деревни в 1970-1971 гг. в пномпеньских газетах обычно трактовался как «бегство от власти коммунистов и вьетнамских варваров, как нежелание людей жить на территории, временно занятой врагом»101. На самом деле причины крестьянского исхода были существенно иными. Известно, что в 1970— 1971 гг. на территориях, занятых кхмерскими коммунистами и вьетнамскими войсками, никаких жестких реформ обобществления в духе коммунистической доктрины не происходило. О каких-либо крупных эксцессах в деревне в то время ни в каких заслуживающих доверия источниках не сообщается.

«Обвальный» исход тысяч людей из сельской местности в города объяснялся иными факторами — в первую очередь, так называемыми «ковровыми» бомбардировками камбоджийской территории силами американской и южновьетнамской авиации. По данным У. Шоукросса, в 1970 г. 8% всех боевых вылетов американской авиации (в том числе стратегической, использовавшей многотонные В-52) пришлось на камбоджийскую территорию. Причем интенсивность бомбардировок все время возрастала и в 1971 г. уже 14% всех вылетов пришлось на Камбоджу102. Бомбардировкам подвергались в основном главные рисопроизводящие районы страны, в которых разрушения были огромны. По словам того же Шоукросса, «к концу лета 1970 г. большая часть страны превратилась в зону свободного огня, где пилоты уничтожали практически любые цели по собственному выбору»103.

Военные действия, развернувшиеся во всей стране, «ковровые» бомбардировки американской авиации, массовое разрушение аграрной инфраструктуры стали последним толчком к окончательному распаду натурально-товарной системы. И без того подорванные длительным кризисом экономические связи, скреплявшие ее изнутри, разрушились окончательно: крестьянские хозяйства исчезали, ростовщики не рисковали покидать городскую черту и сосредоточили свою деятельность в городах, а перерезанные вьетнамскими войсками и силами кхмерских коммунистов основные торговые пути были закрыты для доступа в деревню торговцев и перекупщиков. В условиях полного разрушения национального рынка, отсутствия необходимых товаров, крестьяне, еще оставшиеся на земле, ограничивали свое производство исключительно уровнем самообеспечения.


Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 10-7-2020 13:37

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу