Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА

21-7-2012 22:40| Разместил: admin| Просмотров: 15522| Комментарии: 0

3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.  

Военно-политическую обстановку, сложившуюся в 1973 г. в Камбодже, партийный центр оценивал как вполне благоприятную для реализации своих планов переустройства всей системы экономических, политических и административных отношений в стране. В середине 1973 г. была введена новая структура административного деления, не имевшая аналогов в национальной истории. Традиционные, исторически сложившиеся камбоджийские провинции ликвидировались и вместо них появились несколько больших административных зон. Юго-Западная включила в себя провинции Кохконг и Кампот на побережье Сиамского залива, а также расположенные севернее их провинции Такео, Кандал, Кампонгспы, Кампонгчхнанг. Восточная зона состояла из провинций Свайриенг, Прейвенг, Кампонгчам и Кратие, находившихся вдоль границы Камбоджи с Вьетнамом. Северо-Западная охватывала провинции Кампонгтхом, Сиемреап, Оддармеантьей и Бантейчхмар. Еще одна зона включала западные провинции Пурсат, Баттамбанг и Пайлин. Особую зону составили районы, непосредственно примыкавшие к столице страны — Пномпеню. Кроме того, в Северо-Восточную зону объединялись северные и северо-Восточные провинции Мондолкири, Ратанкири, Стынгтраенг и Преахвихеа117.

Каждая из зон делилась на районы (дамбан), подразделявшиеся на округа (срок), объединения нескольких деревень (кхум) и отдельные поселения (пхум). Во главе каждой административной единицы, начиная от пхума, стоял комитет. Он включал обычно председателя, заместителя председателя, членов комитета, ответственных за экономику, социальную политику, народную культуру и армию. Все члены комитета на уровне не ниже дамбана состояли в Компартии Камбоджи. В комитеты округов (сроков), и особенно кхумов и пхумов, в первое время еще входили люди, которые хотя и не были членами партии, но «активно участвовали в освободительной борьбе». Чем ниже был уровень комитета, тем меньше, по свидетельству очевидцев, был контроль над ним со стороны коммунистов, тем большей разнородностью он отличался118.

В 1973 г. «красные кхмеры» начали активно консолидировать свою власть и на нижних уровнях административного управления. В сроках, кхумах и пхумах они создавали свои низовые партийные ячейки. Такая ячейка, называвшаяся анусакха — насчитывала обычно не менее двух человек. Множились они довольно быстро и к 1974 г. покрыли практически всю территорию освобожденных районов страны119. Их члены постепенно вытесняли все неблагонадежные, с точки зрения «красных кхмеров», политические элементы из административных комитетов сроков, кхумов и пхумов. Эти ячейки, непосредственно подчиненные вышестоящим партийным органам, стали фактически «второй и главной властью» на местах, образовав на самом нижнем административном уровне каркас будущей жесткой тоталитарной системы. Несколько низовых ячеек кхума объединялись в отделение партии, называвшееся сакха пак. В сакха пак могло входить более 10 человек. Три и более сакха пак образовывали окружной комитет — капа срок, состоявший из трех-пяти членов в зависимости от численности сакха пак в округе120.

Руководитель партийного комитета зоны, района или округа одновременно возглавлял и всю местную администрацию. Его власть, особенно руководителя парткома зоны, была очень велика, однако не абсолютна, поскольку очень большим влиянием там также пользовались командующий вооруженными силами и армейский политкомиссар. Подчинялись они не только и не столько руководителю партийного комитета зоны, сколько своему непосредственному начальству в ЦК Компартии. Такая модель организации власти, когда все нити управления сходились в партийном центре и ни один из руководителей на всех промежуточных звеньях административной цепочки не мог чувствовать свое абсолютное полновластие в административном округе, оказалась чрезвычайно эффективной. Она позволила Салотх Сару успешно противостоять всем сепаратистским попыткам руководства некоторых зон, стремившихся проводить собственную, независимую от ЦК Компартии политику.

Еще одной особенностью новой административной системы стало то, что в освобожденных районах был введен традиционный для феодальной Камбоджи механизм чиновничьих кормлений, когда административный аппарат данного округа обеспечивал себя путем изъятия продукции (обычно это был рис) в подведомственном районе. С 1970 и до первой половины 1972 г. аппарат получал еще и денежное содержание, и каждому кадровому работнику и офицеру «красных кхмеров» выдавалось примерно 130-135 риелей в месяц121. В дальнейшем, из-за разрушения экономической инфраструктуры, это денежное «кормление » было заменено натуральной формой. И хотя официально никто ставки административным работникам не отменял, они от денег отказались сами. Это следует из известного письма Ху Нима, Ху Юна и Кхиеу Самфана, направленного ими в 1972 г. в адрес Сианука, в котором эти руководящие деятели коммунистов подчеркивали: «Наши кадровые работники на всех уровнях работают и воюют, не получая никакого жалованья. Более того, они так преданы родине, что даже не думают о нем»122.

По всей видимости, перевод кадровых работников аппарата и администрации на натуральное обеспечение был не только вынужденным, но и заранее продуманным шагом. Цель его заключалась в том, чтобы не допустить обращения денег, а значит, и коррупции в среде кадровых работников, приучить их к системе натурального обеспечения, органически входившей в будущую модель «чистой бестоварной экономики».

Административная реформа, создавшая организационный каркас тоталитарной системы, проводилась параллельно с главной реформой — аграрной. Она составляла ядро программы Компартии и должна была заложить фундамент новой экономической модели. Радикальные преобразования, задуманные «красными кхмерами», во многом облегчались тем, что аграрная экономика страны находилась в состоянии развала. И без того слаборазвитая инфраструктура кхмерской деревни подверглась тотальному разрушению, обширные площади пахотных земель, по словам находившегося в это время в Камбодже американского журналиста С. Шенберга, «были испещрены кратерами от бомб величиной с плавательный бассейн»123. Социальная структура деревни пребывала в хаосе, по некоторым сообщениям, «практически все сельские общины в стране оказались уничтожены»124. В Камбодже рвались налаженные экономические связи, резко сократилось число стабильных крестьянских хозяйств, стали исчезать целые социальные группы сельского населения.
Внутренний рынок страны более не существовал, а вместе с этим закрылась дверь и к мировому рынку. Сфера денежного обращения в сельской местности резко сократилась. Деньги к началу радикальных реформ реально ходили в лонноловской зоне и в прифронтовых районах. В глубинке, где господствовали коммунисты, деньги оказывались ненужными — здесь практически вся экономика перешла на натуральный бартерный обмен. Общая разруха, охватившая страну, предоставила партийному центру шанс без какого-либо заметного противодействия приступить в освобожденных районах к осуществлению своих давно вынашиваемых планов.

Первые признаки отхода кхмерских коммунистов от политики «быть с народом и жить его жизнью» можно отметить уже в конце 1972 г., когда в некоторых районах Юго-Западной зоны были проведены первые подготовительные мероприятия к предстоящему обобществлению. В районе Компонгтрач, например, в бывшей провинции Кампот индивидуальные рисовые поля были ограничены 5 га, а приусадебные огороды — 1 га. Представители администрации конфисковали весь рис, производившийся на площадях сверх этого лимита, и раздали его крестьянам, чей надел был меньше 5 га, или передали в пользование разного рода «народных» ассоциаций деревни — созданных сверху так называемых общественных объединений, в которых должны были состоять все женщины или вся молодежь данной деревни. Освобожденное руководство этих организаций, так же как и кадровый аппарат «красных кхмеров», было переведено на натуральное «кормление»125.

Несколько иначе реформа началась в расположенных неподалеку от Пномпеня более плодородных и плотно заселенных районах бывшей провинции Кандал. Земля там была отобрана у всех владельцев, а затем по принципу уравнительности поделена между находившимися в районе крестьянскими семьями, причем надел, предоставляемый каждой семье, не превышал 1 га126. В результате тысячи крестьян потеряли принадлежавшие им лично и обрабатывавшиеся на протяжении многих лет земельные наделы и превратились из собственников земли в ее держателей. Так были созданы условия для следующего шага аграрной реформы — образования производственных крестьянских кооперативов.

Этот шаг был сделан в мае 1973 г., в самый разгар американских бомбардировок, когда ЦК Компартии принял постановление «О коллективизации и обобществлении в кхмерской деревне». В нем вносились важные изменения в аграрную политику: земли «предателей» и крупных землевладельцев, конфискованные ранее и переданные в пользование безземельным крестьянам, теперь отбирались и передавались в коллективную собственность создаваемых производственных кооперативов. Залежные и новоосваиваемые земли также намечалось передать в коллективную собственность земледельцев. Провозглашалось полное запрещение ростовщичества и национализация каучуковых плантаций. Другие пункты постановления, по сведениям Н. Чанды, предусматривали запрещение частной собственности на землю и использование денег, организацию сельскохозяйственных кооперативов, изгнание вьетнамских торговцев и рыбаков из Камбоджи127.

Таким образом, «рубикон» между двумя принципиально отличными друг от друга типами аграрной политики был перейден. Игры в социальную справедливость, служение крестьянам, в опору на традиционализм закончились. «Красные кхмеры» взяли курс на реализацию собственной политической программы переустройства сельского общества, которая имела мало общего со всеми этими принципами. Уже к концу 1973 г. в стране было образовано 30 тысяч сельскохозяйственных кооперативов128.
Процесс обобществления крестьянских хозяйств развивался в 1973 г. двумя различными путями. В одних районах создавались кооперативы так называемой «промежуточной формы»: каждая семья продолжала самостоятельно обрабатывать свой участок земли, но урожай собирался совместно всей деревней и складировался в одном месте. Руководитель группы, состоявшей обычно из 12-15 семей, распределял дневную норму риса. Он имел также специальный фонд для приобретения различного инвентаря и медикаментов. Изначальна фонд этот был не денежный, а натуральный и необходимые товары не покупались, а обменивались на рис из фонда кооператива129. В кооперативах «промежуточной формы», которых особенно много было в Восточной зоне (провинции Прейвенг, Свайриенг), сохранялся семейный труд, сельскохозяйственный инвентарь и тягловый скот еще оставались в частном владении. Цель образования такого рода кооперативов, по мысли главного теоретика политики обобществления Ху Юна, занимавшего в то время пост министра внутренних дел и по делам кооперативов в так называемом «королевском правительстве Камбоджи», состояла в том, чтобы подготовить почву для дальнейшей коллективизации в местах устойчивого земледелия. При этом планировалось, что кооперативы «промежуточной формы», как некая «школа коммунизма » для кхмерских крестьян, будут существовать неопределенно долго. Следующий шаг в коллективизации Ху Юн собирался сделать только после того, как будут подготовлены необходимые материальные условия и крестьяне сами почувствуют в этом потребность. Он был убежден, что кооперативы должны были строиться на свободной и демократической основе130.

Второй тип обобществления, как предполагалось, судя по (уже упоминавшейся) книге Ху Юна «Паньха сахако», должен был иметь менее широкое распространение, чем первый вариант, и практиковаться лишь там, где осваивались новые земли131. В этом случае производственные кооперативы создавались путем передачи пахотных земель группе семей. И посадка, и выращивание, и сбор риса совершались совместно. Сельскохозяйственные орудия и тягловый скот подлежали обобществлению. Так же как и при первом варианте, весь полученный рис свозился в одно место на общественные склады и назначенный местным руководством начальник группы распределял среди крестьян дневную норму риса132.

Именно этот более радикальный вариант коллективизации, когда сразу же без промежуточных этапов образовывались кооперативы с общим имуществом, оказался в стране доминирующим. Объединения крестьян, которые Ху Юн называл «кооперативами высшей формы обобществления»133, быстро распространились не только на осваиваемых землях, но и в традиционных рисоводческих провинциях, особенно широко на Юго-Западе (Такео, Кампот) и Северо-Западе (Сиемреап). Этому способствовала и практика крупных перемещений населения, к которой здесь уже с июля 1973 г. широко прибегало руководство «красных кхмеров».

По информации Б. Кьернана, «наиболее интенсивная программа переселения крестьян на новые земли проводилась в бывших провинциях Кампот и Такео, а также в Кандале. Вначале снимались с родных мест лишь отдельные семьи, но с середины и по декабрь 1973 г. крестьян начали переселять целыми деревнями»134.

Смысл подобного переселения состоял в том, что крестьян из обжитых, но сильно разрушенных и подвергавшихся интенсивным бомбардировкам мест направляли на освоение новых земель в джунглях. Такой проект, несомненно, не был лишен логичности, учитывая что новоосвоенные земли в джунглях в течение двух-трех первых лет могли дать урожай существенно более высокий, чем старые земли истощенные и испорченные в результате военных действий. Переселяя людей в новые районы, «красные кхмеры» преследовали и чисто политические цели. В процессе переселения окончательно разрушались традиционные отношения внутри деревенского социума, крестьян сильно перемешивали, старались сделать так, чтобы люди из одних и тех же деревень оказались в разных кооперативах. Вырванных из традиционных сфер обитания людей было легче заставить принять без особого сопротивления новые, коллективистские формы жизни. К тому же переселенцам категорически запрещали брать с собой больше установленной нормы личных вещей, и, таким образом, зажиточные крестьяне лишались части своего имущества.

Радикальные меры, касающиеся переселения крестьян, проводились одновременно с первыми, открытыми репрессиями против буддийских монахов. Им запретили возводить пагоды на новых местах обитания, а главное, заставили обрабатывать землю наравне с крестьянами, рыть каналы, ухаживать за животными и выращивать овощи135. Более того, местные партийные функционеры стали называть их не иначе как «никому не нужными паразитическими членами общества, представителями класса эксплуататоров, которым в новом обществе нет места»136. Ликвидируя монашество как неотъемлемый и традиционный атрибут кхмерской духовной жизни, партийный центр не только избавлялся от конкурентов на идеологическом поле, но и показывал свою силу и способность к подавлению любого сопротивления. Салотх Сар был так уверен в себе, что начал осуществление насильственных радикальных реформ еще до взятия Пномпеня и ликвидации власти Лон Нола.

Действия партийного центра оказали самое негативное воздействие на отношение к коммунистам сельского населения. Тысячи крестьян при первой возможности предпочитали покидать зоны коммунистического контроля и переходить туда, где еще оставались лонноловские части. По свидетельству Д. Кирка, «в конце 1973 и в начале 1974 г. беженцы, которые из внутренних районов Камбоджи прибывали во Вьетнам или к Кампонгчаму (где находились отдельные изолированные зоны, которые еще контролировались правительством в Пномпене. — Д . М .), рассказывали о жестокостях властей и происходивших частых убийствах. В 1974 г. почти 350 тысяч человек бежало из районов, занятых «красными кхмерами»137. В это же время сотни семей из районов, предназначенных для переселения, предпочли покинуть Камбоджу и обосновались в Южном Вьетнаме. За это «кадровые работники низшего административного уровня», которые допустили их бегство и «еще не вполне прониклись революционной идеологией», были репрессированы138. Особенно большой размах репрессии приняли на территории бывшей провинции Кампот (Юго-Западная зона), где были взяты под стражу практически все кадровые работники деревенского уровня. Их считали «либо провьетнамски настроенными, либо неспособными осуществить переселенческую программу»139. На самом деле причина этих арестов была, скорее всего, иная: командующий войсками этой зоны Та Мок, ставший самым влиятельным человеком в Юго-Западной зоне, убирал кадры, назначенные предыдущим руководством, и расчищал дорогу для своих ставленников.

Нельзя не сказать здесь и о том, что резкое сужение социальной базы и поддержки «красных кхмеров» в кхмерском сельском обществе предоставляло лонноловскому режиму шанс на выживание. Будь во главе режима человек иного склада, чем Лон Нол, он наверняка смог бы воспользоваться опрометчивостью коммунистов, раскрывших свои карты еще до окончания гражданской войны. Однако пномпеньский режим не предпринял ни с военной, ни с пропагандистской точки зрения ничего, что могло бы поколебать власть коммунистов. Режим настолько разложился, что офицеры, даже понимая, что их ожидает в случае победы «красных кхмеров», продолжали продавать им оружие и боеприпасы, продолжали торговать «мертвыми душами», предоставляя заведомо ложные данные о численности своих частей, чтобы получить дополнительные доллары из тех, что США выделяли на содержание солдат пномпеньской армии140.

Отсутствие какого-либо ощутимого сопротивления крестьян радикальным преобразованиям в аграрной сфере подвигло партийный центр к продолжению и ускорению этой политики. Салотх Сара уже не устраивала ситуация, сложившаяся в 1973 г., когда на контролируемой коммунистами территории Камбоджи были образованы кооперативы двух типов, различавшиеся между собой уровнем обобществления. В самом начале 1974 г. это различие было ликвидировано и процесс обобществления в деревне перешел на новую ступень: уже созданные кооперативы были укрупнены и в освобожденных районах появились новые кооперативы с общим имуществом, в полном соответствии с программой Ху Юна. Небольшие «группы солидарности за увеличение продукции», насчитывавшие от 10 до 15 семей, уступили место коммунам, которые стали объединять жителей нескольких деревень, включали в себя все население определенного района вместе с монахами, женщинами и детьми141. Различие между двумя типами объединения крестьян также было ликвидировано путем дальнейшего обобществления имущества в кооперативах «промежуточной формы». В новых, укрупненных «группах солидарности» обобществлялось все, начиная от земли, сельскохозяйственного инвентаря и вплоть до тягловых животных и домашнего скота. Распределение риса зависело здесь только от количества труда, выполненного за день, без учета материального вклада каждого крестьянина в кооператив. В беседе с американскими исследователями Дж. Гильденбрандом и Г. Портером представитель «красных кхмеров» пояснил им, что в этих кооперативах «хотя крестьяне и обрабатывают маленькие участки земли, выращивая фрукты и овощи, частная собственность на землю уже не существует»142.  

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 10-8-2020 07:03

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу