Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

Заключение

26-7-2012 13:25| Разместил: admin| Просмотров: 1699| Комментарии: 0

После очередной победы партии Хун Сена на выборах в 2003 г. и формирования нового коалиционного правительства, в политической жизни Камбоджи произошло еще одно очень важное событие: в сентябре 2004 г. король Нородом Сианук, находясь на лечении в Пекине, неожиданно для всех окружавших его людей объявил о своем отречении от трона по состоянию здоровья. На встрече с прибывшими к нему премьер-министром Хун Сеном и председателем нижней палаты принцем Раннаритом, которые попытались убедить короля остаться и не уходить, он ответил: «Стране пришло время заняться выборами нового монарха, поскольку я не собираюсь менять принятого решения»1. Сианук заявил, что из всех возможных претендентов на трон желает видеть на нем своего младшего сына от брака с королевой Моник — Сихамони. Этот принц, в отличие от старшего брата Раннарита, никогда не интересовался политикой, в 1962 г., когда ему было девять лет, он был направлен учиться в Чехословакию, где и получил высшее образование, окончив Национальную Академию искусств. С отцом он особенно сблизился, когда был рядом с ним в самый тяжелый для Сианука период жизни, — во время его пребывания пленником «красных кхмеров» с 1975 по 1979 г.

Мало кому из кхмеров были известны политические взгляды и личная жизнь этого кандидата в короли. Большая часть населения вплоть до коронации вообще не знала в лицо нового монарха2. Неудивительно, что король Сихамони не обладал и частью популярности, харизмы, политического опыта своего отца, место которого в камбоджийской политике с момента его отречения осталось вакантным навсегда. Это ощущение конца целой эпохи почувствовали многие в Камбодже, и даже Хун Сен признал, что, «к сожалению, у кхмеров уже не будет короля, который сыграл бы такую роль в истории страны, как Нородом Сианук»3.

Многоопытный политик ушел с политической сцены в тот момент, когда понял, что его посредничество вряд ли понадобится в дальнейшем, что наиболее острые рифы на пути развития страны позади, что политическая система обрела искомую устойчивость, а правящие круги проявили склонность к постепенной консолидации. Свидетельством последнего стало историческое примирение Сам Рэнси и его партии с НПК. Лидер националистов вдруг намного смягчил свою риторику и заявил, что его конфликт с премьер-министром исчерпан и что тем самым Камбоджа открыла новую страницу в своей истории. Он выступил за диалог с властью, добавив: «Мы не любим друг друга, но мы терпим друг друга»4.

Новый курс партии Сам Рэнси позволил Национальному собранию в марте 2006 г. принять поправку к конституции, согласно которой для формирования правительства вместо прежней нормы в две трети голосов депутатов вводилась новая — 50 плюс один голос. То, что такая поправка была принята, знаменовало успех НПК: ведь, если учесть, что практически на всех после 1993 г. выборах эта партия получала больше половины депутатских мандатов, вероятность того, что ей опять не придется уговаривать оппозиционеров вступать с ней в коалицию, стала высока, как никогда. Впервые после эпохи НРК перед Хун Сеном и Чеа Симом открылась возможность формирования собственного однопартийного правительства. Высокую вероятность этого подтвердили и вторые коммунальные выборы (местных органов власти), которые состоялись в стране в апреле 2007 г. Как отмечали в госдепартаменте США, прошли они на редкость спокойно и в результате НПК получила 61 % всех мест, партия Сам Рэнси — 25,5% и оставшаяся далеко позади ФУНСИНПЕК — около 6 %5.

Таким образом в первом десятилетии XXI века в стране сложилась довольно устойчивая двухпартийная система, в которой на роль главной оппозиционной силы вместо ФУНСИНПЕК выдвинулась партия Сам Рэнси. В то время как НПК объединяет консервативную и традиционалистскую часть электората, партия Сам Рэнси привлекает националистов, сторонников организации общества и экономики по западным политическим схемам и экономическим моделям. О судьбе ФУНСИНПЕК можно сказать только то, что в октябре 2006 г. на внеочередном съезде этой партии принц Раннарит был смещен с поста ее президента. К этому времени большая часть ее руководящих деятелей, занимавших кресла министров и губернаторов, были сняты со своих постов премьер-министром Хун Сеном под предлогом их коррумпированности и некомпетентности. Отстранение от власти вызвало глубокий кризис в рядах партии и ее фактический распад. Это событие имело и своего рода символическое значение как свидетельство окончания переходного периода в кхмерской политике: выступая «младшим партнером» в коалиции с НПК, партия Раннарита сыграла ключевую роль в утверждении нового демократического механизма власти в Камбодже и перехода страны к двухпартийной системе. Однако в новых условиях роялисты, зажатые между прозападными и традиционалистскими слоями камбоджийского общества, оказались на периферии кхмерской политики.

В октябре 2004 г. парламент Камбоджи принял закон о ратификации соглашения с ООН об учреждении Международного трибунала для суда над лидерами «красных кхмеров». Это решение опровергло мнения скептиков, считавших, что кхмерские власти под давлением Китая и из опасения внутренних беспорядков не склонны устраивать международный трибунал6. Председатель НПК Чеа Сим, которого особенно подозревали в нежелании возвращаться к полпотовскому прошлому, от имени партии заявил, что поддерживает все усилия ООН и королевского правительства, направленные на совместную организацию такого суда ради торжества справедливости по отношению к 1,8 млн. человек, «погибших в период правления “красных кхмеров” от голода, болезней, принудительного труда»7. Это было важное заявление, поскольку считалось, что идея организации трибунала, вынесенная на повестку дня камбоджийской политики в 2001 г., встретила оппозицию именно со стороны НПК. Такое отношение было неудивительно, если вспомнить, 4to почти все руководящие деятели этой партии так или иначе состояли раньше в рядах «красных кхмеров» и могли справедливо опасаться, что обвинения, предъявляемые этому движению, коснутся и их. Хун Сер объяснял свою осторожность в деле проведения такого процесса необходимостью умиротворения страны, чтобы те люди, которые вышли из джунглей, не вернулись туда вновь под угрозой ареста и суда. Выступая перед бывшими боевиками в последней и главной базе «красных кхмеров» — Анлонгвенге, он убеждал их ничего не опасаться и не уходить обратно в джунгли, а остаться жить на своих землях. «Во мне еще свежи воспоминания собственной юности, — сказал он, — и я по собственному опыту знаю, что из-за отсутствия политического плюрализма люди уходят в джунгли, начинают вооруженную борьбу»8. После выборов 2003 г., однако, отношение правительства к идее организации суда над бывшими сподвижниками Пол Пота коренным образом поменялось, и Хун Сен выступил за то, чтобы его больше не откладывать. В декабре 2005 г. он сказал, что как только страны- доноры внесут деньги в фонд проведения трибунала, судебный процесс будет начат9. Доказательством того, что руководство Камбоджи полно решимости приступить к организации трибунала, стал арест в июле 2006 г. бывшего начальника печально знаменитой тюрьмы Туолсленг Дуча, а вслед за ним и его начальника — бывшего второго человека «красных кхмеров» Нуон Чеа. Этот «друг вьетнамцев» совершенно не ожидал ареста, полагая, что давно договорился с Хун Сеном «забыть прошлое». Однако 82-летнего бывшего «брата номер два» арестовали и на вертолете под конвоем доставили в пномпеньскую тюрьму10. Как сообщала кхмерская печать, задержали его с согласия главы Пайлина И Чхеана, который, по некоторым данным, являлся бывшим телохранителем Пол Пота и близким к другому возможному фигуранту международного трибунала Иенг Сари11. По всей видимости, И Чхеан пошел на этот шаг в обмен на обещание Хун Сена, что он сам не будет арестован и останется на свободе. Кроме того, бывшие «красные кхмеры» не захотели и не пожелали защитить своего прежнего начальника, поскольку прекрасно понимали, что шансов противостоять правительству у них больше нет. Поэтому разговоры, которые начались в Пномпене после кончины Та Мока в тюрьме, о том, что когда Международный трибунал приступит к своей работе, то все, кого предстояло судить, будут уже в могилах, не вполне справедливы12. Хотя, учитывая слабое здоровье и преклонный возраст и Нуон Чеа и арестованных позже Кхиеу Самфана и Иенг Сари, эти сомнения все равно остаются...

В 2008 г. на новых выборах, которые по признанию международных наблюдателей оказались самыми мирными после 1991 г., НПК завоевала еще больше голосов, чем в 2003 г. — более двух третей всех мест в Национальном собрании. В количественном выражении НПК получила 90 из 123 мест, партия Сам Рэнси — 26, а когда-то влиятельный ФУНСИНПЕК — лишь 213. Бывшие коммунисты наконец-то добились того, что, не вступая ни в какие коалиции, получили возможность самостоятельно формировать правительство.

О политических настроениях большинства кхмеров в начале XXI века свидетельствует социологический опрос, проведенный в 2002 г. На вопрос об оценке существования в стране отношений патрон — клиент, провоцирующих коррупцию, больше половины опрошенных заявили, что считают эти отношения «культурным наследием кхмеров, которое следует сохранить»14. Трудно себе представить, чтобы таким был ответ большинства в предгрозовые 60-е годы, когда общество искало выход из противоречий и кризиса, в утверждении иных, чем традиционные, форм своей организации и правления. Сегодня, наоборот, многие кхмеры видят источник стабильности в сложившейся коррупционно-компромиссной системе, когда правящая партия отдает либо часть власти, либо контроль над каким-нибудь прибыльным бизнесом своим политическим оппонентам, в ответ, рассчитывая на их лояльность. Результатом таких негласных договоренностей становится то, что оппозиция из непримиримой превращается в системную. Эволюция партии Сам Рэнси особенно после выборов 2003 г. более чем убедительно подтверждает этот процесс. Политическая стабильность позволяет Камбодже довольно динамично развиваться. В 2005 г., например, экспорт только изделий текстильной промышленности принес около 2 млрд. долларов, а приток иностранных инвестиций составил 215 млн.15 ВВП страны в двухтысячные годы растет ежегодно на 6-8%, инфляция не превышает 5%, доход на душу населения в 2008 г. превысил 2 тыс. долл. и удвоится после начала эксплуатации открытых на шельфе Камбоджи месторождений нефти16.



Проанализированный более чем столетний период камбоджийской истории следует рассматривать как процесс модернизации традиционного кхмерского общества, который начался с реформ, проведенных Францией в 1884-1886 гг., и закончился через сто с лишним лет утверждением современной политической и социально-экономической модели развития. Через подобную модернизацию, то есть заимствование и аккультурацию восточными обществами западных политических институтов, норм, правил и представлений о власти, прошли в XX веке большинство стран Востока. Этот процесс везде, от Китая и Японии и до Индонезии и Филиппин, сопровождался гражданскими войнами, переворотами и революциями, в которых традиционализм и модернизм противостояли друг другу. В этой борьбе происходили существенные изменения как в сфере политической психологии, так и в самой структуре и идеологии восточных сообществ. В какой-то момент этого длительного противостояния происходил синтез старого и нового, который фиксировал иное, чем раньше, состояние восточного общества, далеко ушедшего от феодальных отношений, которые служили общим для большинства стран Востока фундаментом для перемен. Первоначально и Камбоджа шла тем же самым путем, однако в определенный момент времени — в середине 60-х годов процесс модернизации в стране принял катастрофический характер. Причина этого заключалась, по всей видимости, в специфичности ее национальной истории, когда после окончания Второй мировой войны страна оказалась в эпицентре международных конфликтов. Внешние воздействия — индокитайские войны и связанные с ними американское и вьетнамское вмешательство во внутренние дела — создавали серьезные проблемы национальному развитию, что усугублялось конкретными ошибками политического руководства Камбоджи в 50-60-е годы. Вина за эти ошибки в значительной степени лежала не только на главе государства Нородоме Сиануке, но и на всей традиционной правящей и интеллектуальной элите, раздираемой внутренним недоверием, борьбой за власть, богатство и влияние. В такой ситуации общество балансировало на грани гражданской войны, противоречия только нарастали, политические силы занимали бескомпромиссные позиции, а синтез и выход на новое качество политической системы, способной не только к стабильности, но и к саморазвитию и саморегулированию, оказывались невозможными.

В условиях полномасштабного национального кризиса конца 60-х и начала 70-х годов, когда сначала был свергнут Сианук, а потом после разрушительной гражданской войны власти лишились и его противники, контроль над Камбоджей перешел к выходцам из социальных низов кхмерского общества. В определенном смысле это была естественная реакция общества на неспособность правящих классов разрешить ключевые проблемы национального развития. Произошла резкая смена элит, к власти в 1975 г. пришли новые люди, противостоявшие старой элите. Возник мощный социальный «лифтинг», связанный в первую очередь с распространением в Камбодже марксистской доктрины и деятельностью Коммунистической партии. Теперь Компартия стала главным двигателем национальной модернизации, ее победа в гражданской войне создала условия для радикальных перемен. Однако по мере реализации Пол Потом доведенного до абсурда марксистского эксперимента страна превратилась по сути в огромный концентрационный лагерь. Общее число погибших в период 1975-1979 гг. до сих пор еще точно не установлено и колеблется между 1,6 и 2,3 миллиона человек. Гибель этих людей — чудовищная плата кхмерского общества за модернизацию в рамках определенным образом трактуемой коммунистической доктрины, которая в конечном счете выразилась в бесконечных рядах трудовых бригад, работавших на полях от рассвета до заката, в голоде, охватившем целые районы, обернулась жестокими репрессиями, когда определяющим элементом жизни общества стал всеобщий страх. Другие страны — Китай, Вьетнам, СССР, Северная Корея, опыт которых использовала Демократическая Кампучия, также в свое время переживали разрушительный этап отрицания любых товарных форм организации жизни и экономики, тотального противостояния западному миру. В Камбодже, в силу субъективных качеств пришедших к власти людей, этот период был особенно разрушительным и кровавым.

В 1979 г. благодаря вьетнамскому вмешательству ситуация переменилась. Вьетнамские коммунисты к этому времени уже прошли период тотального отрицания товарной экономики, и объективная реальность подталкивала их к поиску компромиссных форм организации политической и социально-экономической системы, где товарные отношения могли бы господствовать в экономике при сохранении власти Компартии в политике. Поставленная руководством КПВ у власти вторая волна кхмерских коммунистических функционеров придерживалась в целом тех же подходов и в новых условиях выбрала иной, чем при «красных кхмерах», вариант национального развития. Важную роль сыграл в этом, как и в Китае и во Вьетнаме, общесоциальный позитивизм марксизма, импульс к переменам и развитию, заложенный в этой доктрине, который дал возможность проводить прагматичную политику, направленную на обновление всех сторон жизни общества. Прагматизм в политике позволил новой национальной элите, представлявшей в это время сложный конгломерат выходцев из всех слоев кхмерского общества, выбрать реалистический и сбалансированный курс в экономике и компромиссный в политике. Такой подход предопределил реальный синтез традиционалистских и западных политических институтов и выразился в успешном проведении в 1991-1993 гг. уникальной миротворческой операции под эгидой ООН, достижении национального примирения, восстановлении конституционной монархии и одновременно с этим утверждении в стране демократической по форме, но традиционной по сути (т. е. понятной большинству) политической системы.

Сегодня все социологические опросы среди кхмеров показывают, что люди не хотят перемен, радикально-мессианские идеи их уже больше не привлекают, никто не хочет уходить в джунгли и умирать за идею, как это было в 60-е годы. Такие настроения, впрочем, как и стабильный экономический рост, повторяемость демократических процедур, — важные признаки того, что долгий и кровавый путь модернизации Камбоджи в целом завершен. Более чем столетняя многоактная пьеса, полная миллионов жертв, человеческих страданий, трагедий и катастроф, подошла в конце концов к относительно счастливому завершению. Но история Камбоджи продолжается, и важно, чтобы в XXI веке кхмеры не повторяли заблуждений и ошибок века XX.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 10-8-2020 06:33

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу