Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)

17-7-2012 16:36| Разместил: admin| Просмотров: 13237| Комментарии: 0

1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти

После завоевания независимости борьба за власть в Пномпене еще более обострилась, особенно между королем Нородомом Сиануком и Демократической партией. По существу, это была борьба двух тенденций в политической жизни — авторитарной и демократической. Король после своего триумфа рассчитывал получить неограниченную власть, а демократы всячески старались ему в этом помешать и по возможности вернуть себе былое влияние. Правительственные кризисы, скандалы и взаимные обвинения и как результат политическая нестабильность характеризовали первый год политической жизни государства.

Первое правительство независимой Камбоджи смогло продержаться у власти немногим более четырех месяцев. В апреле 1954 г. было сформировано новое правительство во главе с королем. Оно правило страной рекордно короткий срок — 10 дней. Затем за 8 месяцев — с апреля 1954 по январь 1955 г. — сменилось еще 4 коалиционных правительства. Вопросами экономического развития все они занимались мало, в основном действовали в личных, клановых и партийных интересах своих лидеров. Политические партии в Национальном собрании никак не могли договориться и проводить согласованную политику в пользу большинства населения — бесконечные споры и отсутствие реального дела показывали их несостоятельность. Такое положение вполне устраивало Сианука, поскольку подрывалось доверие людей к дееспособности многопартийной системы и к самим партиям как выразителям воли народа. На фоне политического разброда и взаимных обвинений политиков в коррупции, надежды камбоджийцев на стабильность и порядок все более связывались с именем Нородома Сианука, авторитет которого после «крестового похода за независимость » был очень высок. В свою очередь, Сианук, стремившийся воспользоваться этим авторитетом для достижения единоличной власти, возможности лично управлять Камбоджей, искал пути для реализации своих планов.

В январе 1955 г. он начинает сложную политическую комбинацию, смысл которой состоял в том, чтобы перестроить политическую систему страны из многопартийной в однопартийную и превратиться в полновластного правителя Камбоджи. Он формирует новое правительство, в которое включает представителей всех партий, кроме демократов и появившейся на руинах Кхмер Иссарака прокоммунистической «Прачеачун». Тем самым монарх как бы указал на своих союзников и противников. Следующим шагом стало проведение 7 февраля 1954 г. референдума по итогам «крестового похода за независимость ». По мнению вьетнамских коммунистов, это был «зондаж настроений масс накануне выборов, в пользе которых для себя правящая элита теряла прежнюю уверенность». Граждане должны были ответить на вопрос, удовлетворили ли их итоги королевской миссии. Голосование белым бюллетенем означало положительный ответ, черным — отрицательный. К участию в референдуме были допущены 70 тыс. монахов и 30 тыс. военных. Голосование проходило открыто, и те, кто был против короля, сильно рисковали, так как должны были в присутствии других людей выбросить бюллетень с изображением Сианука, тем самым нанося как бы оскорбление монарху, а по камбоджийским законам это могло послужить основанием для ареста. Результаты референдума были вполне ожидаемы — за короля было подано 925 тыс. бюллетеней, т. е. 99,8%, против — 1,8 тыс. Больше всего черных бюллетеней — 1,2 тыс. — было опущено в избирательные урны жителями провинции Кампот: свыше 250 человек голосовали против короля в провинции Кампонгспы и около 200 — в провинции Прейвенг.

На самом деле поддержка короля не была столь очевидной. Рассчитанный на проведение за один день — 7 февраля референдум затянулся на три дня, «так как население не обнаруживало энтузиазма». Однако монарх объявил о полном успехе референдума, о поддержке народом его политического курса. Далее Сианук решил оформить установление своей единоличной власти в рамках предложенной им административной реформы. Он обнародовал довольно радикальные предложения, смысл которых заключался в том, чтобы перейти от парламентской системы к просвещенному авторитаризму, при котором монарх, т. е. он сам, становился непререкаемым средоточием власти. Эти предложения были оглашены во время выступления короля перед правительством, членами МКК и дипломатического корпуса, которое состоялось через 12 дней после референдума — 19 февраля 1955 г. Свой доклад, подготовленный его ближайшими соратниками — Сам Сари и Йем Самбуром, король назвал проектом конституционной реформы, означавшей переход от «режима партий» к «демократии понятной для народа».

Суть этой «демократии понятной для народа» сводилась к тому, чтобы внести изменения в закон о выборах: депутатов в Национальное собрание избирать не прямым голосованием, а через выборщиков, которые, в свою очередь, избирались бы из депутатов местных провинциальных собраний жителями низшей административной единицы — кхума. Депутат, избранный в провинциальное собрание, автоматически занимал бы пост мекхума (главы кхума)6, что позволяло бы ему поддерживать тесный контакт с населением и быть хорошо осведомленным о положении дел в своем избирательном округе.

Сианук собирался превратить Национальное собрание в своего рода коллегию преданных ему глав местных администраций, а не в представительство политических партий, а выборы в Национальное собрание проводить на беспартийной основе. Кроме того, король предложил ввести для кандидатов в депутаты трехлетний ценз оседлости. В связи с этим, по сообщению радио Франс-Ази, королевское правительство заявило, «что бывшие мятежники, а также лица, не проживавшие на одном месте в течение трех лет, не могут участвовать в выборах». Реализация этого предложения фактически лишила бы как некоторых столичных политиков из числа членов Демократической партии, так и коммунистов — бывших участников Кхмер Иссарака активного избирательного права. Это было прямым нарушением Женевских соглашений.

План другого радикального нововведения состоял в том, чтобы превратить Национальное собрание в двухпалатный орган с высшей палатой — консультативной, в которую вошли бы люди, постоянно занимающиеся политикой, которых назначал бы сам король. Кроме того, предлагалось лишить Национальное собрание права роспуска правительства, которое было бы ответственным только перед королем.

Конечным итогом в реализации всех этих предложений стало бы низведение Национального собрания — по конституции высшего органа власти в стране — до уровня консультативного совета при  короле, положение которого в системе государственной власти становилось доминирующим. Для того чтобы обеспечить легитимность перехода власти в свои руки, Сианук предложил вынести обсуждение проекта конституции на новый референдум и провести его еще до всеобщих выборов.

Однозначно оценить мотивы действий кхмерского монарха и сегодня, спустя полвека, довольно сложно. С одной стороны, налицо его откровенное стремление к самовластию, желание контролировать все сферы жизни страны. С другой — он был движим, по крайней мере в то время, мессианской идеей своего предназначения как спасителя страны. Считая себя своего рода сакральным выразителем чаяний большинства кхмеров, он думал, что лучше других знает, чего они хотят и как этого добиться. По наблюдению Ж. Бриссе, «он был абсолютно предан неблагодарной задаче вывести свою страну и свой народ из векового оцепенения и заставить их плавно, без резких изменений войти в современный ему мир».

Однако реализовать свои замыслы через укрепление королевской власти, превращение монарха в реального правителя страны ему не удалось. Разочарование ожидало его сразу же после объявления плана конституционной реформы. Все его предложения натолкнулись на резкий протест со стороны партий, демократической общественности, а также части придворных кругов, не возражавших против расширения полномочий монархии, но не желавших установления власти лично Сианука. Осознав, что одним ударом установить в стране режим личной власти не удастся, и обнаружив довольно сильную оппозицию своим планам, король был вынужден от них отказаться, тем более что члены МКК, а именно представители Польши, выразили протест Сиануку по поводу его намерения изменить избирательный закон в целях дискриминации бывших участников движения сопротивления. 28 февраля 1955 г. премьер-министр Камбоджи официально объявил, что предстоящие выборы состоятся на основе демократической конституции 1947 г.

Очевидное политическое поражение не остановило кхмерского короля. Стать абсолютным монархом путем изменения конституции он не смог, поэтому выбрал иной путь к своей цели — решил стать авторитарным правителем за фасадом демократических форм власти. Для достижения этого он предпринял на первый взгляд довольно неожиданный, а в действительности тщательно продуманный шаг.  марта 1955 г. по радио было передано заявление короля об отречении  от престола в пользу своего отца Нородома Суримарита. «Если я останусь на троне, запертым в своем дворце, — говорилось в обращении Сианука к народу, — то я не смогу иметь точного представления ни о положении народа, ни о тех нарушениях, жертвой которых он является... ». Сианук заявил, что этим шагом он хотел развязать себе руки для участия в политической жизни страны в качестве «простого гражданина».

Все эти утверждения были и очередной политической уловкой в борьбе за неограниченную власть, и отражением его веры в свою исключительную, мессианскую роль в жизни страны. Он стремился к полновластию, искренне уверенный в том, что лучше всех знает, как распорядиться им на благо Камбоджи. Оставаясь королем, он был ограничен конституцией и парламентом и не мог ни править единовластно, ни реализовать свои планы относительно ее будущего. Отречение от престола открывало возможность активного участия в политической борьбе. Сианук прекрасно понимал, что, отрекшись от королевской власти, «в глазах народа он не перестанет оставаться монархом», поэтому как политик всегда будет иметь преимущество перед своими оппонентами. Он решил превратить себя в демократического монарха, лидера страны, власть которому принадлежит не по праву наследования, а по праву доверия народа.

Следующим шагом Нородома Сианука стало объявление об образовании новой политической организации — Народносоциалистического сообщества, Сангкума, который должен был стать политическим фундаментом власти бывшего монарха и единственной в стране и господствующей политической силой. В уставе этой организации говорилось, что ее цель — «сформировать кадры добровольцев для общего дела ... чтобы осуществить союз всех кхмеров, нарушенный существованием политических партий, чтобы установить в стране действительно социалистическую демократию и равенство, а также возродить родину с учетом ее великого прошлого». Сообщество, говорилось в этом документе, ставит своей задачей возрождение страны на принципах «преданности триаде — нации, религии, королю». Оно стремится «поднять уровень жизни народа, осуществить социальный, экономический и культурный прогресс ... оно защищает национальное единство, возвращает к прекрасным традициям, которые составляли величие родины в ее славном прошлом, в тесном единении с двумя ее естественными защитниками — религией и троном». В уставе Сангкума отмечались следующие главные условия членства в этой организации: не входить ни в какую другую политическую партию, быть готовым посвятить все силы осуществлению целей движения, а также быть бескорыстным, дисциплинированным и преданным народу. Сианук в своих выступлениях не раз перечислял те позитивные изменения в жизни страны, к которым, по его мнению, привело образование Сангкума, как то: сплочение нации; укрепление патриотизма и верности традициям; борьба против несправедливости и коррупции; развитие демократии для народа, но, что самое главное, — отказ от многопартийной системы, этой основной причины политической нестабильности.

Все эти утверждения реальности соответствовали мало. На самом деле учреждение новой организации преследовало одну цель: разрушить существующее политическое пространство и обеспечить единоличную власть Сианука. Включив в Сангкум существующие в стране партии, он полагал, что таким путем сможет ликвидировать многопартийную систему, а сам как бы возвысится над партиями и их политическими лидерами. Расчет при этом делался на веками существовавшую в Камбодже идеологию сакрально неразрывной связи «король — массы». В рамках этой идеологии король рассматривался как носитель божественной силы, как верховный защитник интересов простых крестьян, связанный с ними незримыми узами. Модернизация этой политической традиции заключалась лишь в том, что вместо единения «король — массы» предлагалось «вождь — массы», и при этом устранялись все промежуточные звенья между этими двумя полюсами в виде партий и Национального собрания. Сангкум рассматривался как механизм для непосредственного участия населения в политической жизни страны, что позволяло Сиануку при необходимости использовать свой неоспоримый авторитет у населения.

То, что все действия и заявления Сианука в то время были нацелены на достижение режима личной власти, понимали многие политики в Камбодже, в том числе и люди из его ближайшего окружения. Например, бывший премьер-министр Камбоджи Кхим Тит в беседе с послом СССР в Пномпене назвал Сангкум «слепым орудием Сианука, предназначенным для укрепления его личной власти». Он добавил также, что Камбоджа — не конституционная монархия, а страна, где установлена абсолютная диктатура.

Без сомнения, слова Кхим Тита соответствовали складывавшейся политической реальности. Но в то же время, анализируя выступления Сианука и его действия, особенно на международной арене (участие в 1955 г. в Бандунгской конференции, где было положено начало движению неприсоединения), возникает ощущение, что при всех тщательно продуманных комбинациях в борьбе за личную власть он сохранял некоторый политический идеализм — реальную веру в свою избранность, в свою миссию объединить нацию и построить справедливую и стабильную Камбоджу. Позже этот идеализм исчезнет, уступив место голому расчету, но на первых порах — в 50-е годы в меру своих возможностей он стремился создать условия для реализации этих целей, полагая, что преданность монархии и религии должны стать основой идеологии кхмерского общества. Следует заметить, что сама триада «нация — религия — трон», которая легла в основу идеологии Сангкума, была заимствована им у его политических соперников — демократов, которые в обновленном уставе своей партии, принятом на съезде в январе 1955 г., указывали, что цель партии — «служение нации — религии — трону в духе уважения Конституции».

Провозглашая такие цели, Демократическая партия фактически выходила на то же электоральное поле, что и Сианук, что заранее предопределяло ее политическое поражение. И дело даже не в том, что «скрытый» монарх обладал даром выражать те же идеи на простом и понятном народу языке, а в том, что эта партия все более теряла свою идентичность как организация республиканского толка, выступающая за введение в Камбодже многопартийности и демократии по американскому образцу. Из сторонницы модернизации и свободного рынка эта партия за десять лет превратилась в традиционалистскую организацию, разногласия с правителем которой носили не столько принципиальный, сколько личный характер, что, конечно, не могло укрыться от многих кхмеров, которые постепенно утрачивали к Демократической партии былое доверие.

С момента создания Сангкума численность его сторонников росла очень быстро. К организации присоединились приверженцы Сианука из дворцовой аристократии и несколько мелких политических партий, шансы которых на предстоящих выборах были практически равны нулю и которые желали получить свою «порцию» власти в обмен на лояльность. Так, в апреле распались партии Национально- демократическая, победоносного Северо-Востока, в мае — Партия кхмерского обновления, в июне — Народная21. Некоторые авторитетные деятели Демократической партии — Сим Вар, Сон Санн, Пен Нут покинули ее и вошли в Сангкум. Бывший лидер Либеральной партии принц Нориндет присоединился к Сангкуму, но в целом эта организация отказалась войти в сообщество.

В результате всех перемен на политическом поле стал доминировать новосозданный Сангкум, быстро превратившийся в партию кхмерского чиновничества. Бюрократия в центре и на местах увидела в Сангкуме новую партию власти и активно стала в нее внедряться. Администраторы в провинциях и уездах вступали в Сангкум и формировали там местные комитеты партии, которые сами и возглавляли. Как правило, представитель администрации становился и председателем отделения Сангкума в своем районе. «Если выбор данной кандидатуры и делался без особых раздумий, — писал известный французский исследователь этого периода истории Камбоджи Ф. Прешец, — то по крайней мере с твердой уверенностью, что боязнь наказания будет достаточной, чтобы обеспечить лояльность с его стороны». Таким путем с первых дней существования народно-социалистического сообщества происходило сращивание государственного аппарата с партийным.

Кроме бюрократии в социальное ядро Сангкума вошло и крестьянство, для которого Сианук оставался символом монархии и единства нации. В этой связи, вполне справедливо замечание Н. Н. Бектемировой о том, что «вступление в сообщество означало не столько то, что камбоджиец отдает предпочтение именно этой политической организации, сколько являлось выражением симпатии к ее руководителю ... и что участие традиционалистски настроенных крестьян в Сангкуме базировалось главным образом на персональной приверженности Сиануку». По мнению Г. Гура, первая волна вступления в Сангкум была выражением доверия к главе организации. «Несомненно, что успех Сангкума — был успехом Сианука и монархической традиции».

По уставу Народно-социалистическое сообщество возглавлял ежегодно избираемый Центральный комитет из 16 человек. Председателем его был сам Сианук, генеральным секретарем стал перешедший из Демократической партии на сторону бывшего монарха ветеран «Нагараватты» и один из самых авторитетных и популярных национальных политиков Сим Вар. Такая связка должна была, по мысли Сианука, демонстрировать национальное примирение наиболее последовательных и, казалось, непримиримых противников. Во всех провинциях в это время создавались отделения Сангкума, куда вливалось все провинциальное чиновничество. То же самое происходило и на более низком административном уровне — в сроках и кхумах.

В соответствии с уставом Сангкума не менее одного раза в год должен был собираться общенациональный съезд. Впервые он состоялся 13 июня 1955 г. незадолго до всеобщих выборов в Национальное собрание26. На эти выборы Сангкум пошел с политической программой, обещавшей стабильность, развитие экономики и рост уровня жизни, призывавшей к объединению народа вокруг трона и буддийской религии. Бывший король, а ныне лидер Сангкума обещал предпринять коренное оздоровление госаппарата, обеспечить «социальную справедливость », «оказать помощь бедным». Для пропаганды основных положений этой программы были пущены в ход контролируемые государством средства массовой информации. Делалось все, чтобы затруднить политическим соперникам их предвыборную кампанию. По сообщениям сотрудников Международной контрольной комиссии (МКК), члены Сангкума срывали митинги Демократической партии, а полиция никак им в этом не препятствовала. Были также попытки запретить партии «Прачеачун» выставлять своих кандидатов — ее члены только после вмешательства представителей МКК были допущены к выборам. Однако давление на бывших коммунистов не ослабевало, и их печатный орган газета «Прачеачун» все время оказывался под угрозой закрытия. Первый номер этой газеты вышел 1 апреля 1955 г., после 19 номера она была запрещена властями до 10 июня. После 24 июня правительство временно разрешило выпуск газеты, но после 39 номеров снова запретило ее — до 25 октября.

Таким образом, фактически весь предвыборный период бывшие коммунисты были лишены своего печатного органа и, соответственно, предельно ограничены в средствах агитации. То же можно было отнести и к печатным органам Демократической партии. У них тоже власти при первой возможности закрывали газеты и прочие издания. Бен Кьернан отмечал, что в руках Сангкума была вся администрация и он пользовался этим в полной мере». Был запрещен выход наиболее популярных оппозиционных газет, в адрес которых правительство выдвигало подчас абсурдные обвинения. Одну из них, например, закрыли только за то, что в ней утверждалось, что своей независимостью Камбоджа обязана усилиям всего народа. Это, по мнению властей, преуменьшало роль короля, искажало реальную историю. Другую газету закрыли за то, что она указала на «империалистическую суть» американской помощи Камбодже. По мнению властей, это не соответствовало действительности.

Во время избирательной кампании арестовали Кенг Вансака, кандидата от Демократической партии — заместителя ее генерального секретаря. Был убит кандидат партии «Прачеачун» Суон Сенг, который должен был баллотироваться от провинции Баттамбанг и имел там неплохие шансы на успех. Более того, давление оказывалось даже на тех, кто формально не принадлежал к оппозиционным силам, а просто выражал им сочувствие. Накануне выборов группа кхмерских студентов, обучавшихся в Париже, провела конференцию, на которой выразила поддержку оппозиции. В результате 11 студентов были лишены стипендий для продолжения обучения.

Всеобщие выборы состоялись 11 сентября 1955 г. В них приняли участие 7 партий, а в голосовании участвовало 75% избирателей — 761,9 тыс. человек. Сангкум завоевал 83 % голосов (630,6 тыс.) и получил все места в Национальном собрании. Демократическая партия набрала 12% голосов (93,9 тыс.), а «Прачеачун» — 4% (29,5 тыс.). Остальные партии собрали лишь 1 % голосов. В 25 избирательных округах оппозиция получила 25 % голосов35.
Главным результатом прошедших в сентябре 1955 г. выборов стала смена политической парадигмы развития страны — состоялся переход от многопартийной системы к режиму личной власти. Это произошло в условиях, когда подготовка к народному волеизъявлению и его процедура были далеки от демократических норм и сильно отличались от предыдущих выборов, на которых доминировали демократы. Есть масса свидетельств злоупотреблений на выборах: «Деревенским жителям угрожали наказанием, вплоть до смертной казни, если они не будут голосовать за Сангкум, население принуждали брать сангкумовские бюллетени, а крестьянам говорили, что в случае, если кто-то проголосует за другую партию, то подвергнется наказанию. Их заставляли давать клятву, что они будут голосовать за Сангкум, после чего уже те не решались поступать иначе».

Все эти нарушения не были учтены избирательной комиссией, а в распространении слухов о подтасовках обвинили тех, кто сочувствовал демократам и стремился таким образом объяснить их крушение. В то же время нельзя не учитывать и того, что и без нарушений окончательный результат вряд ли сильно отличался бы от опубликованных цифр. Сангкум и его лидер Сианук находились в то время на вершине популярности, и многие кхмеры связывали свои надежды с ними.

Победа на выборах закрепила положение Сангкума как главной политической силы страны. После объявления результатов голосования новая волна служащих госаппарата хлынула в Сангкум, в том числе и многие члены Демократической партии, занимавшие различные посты в административных структурах, которые стремились сохранить свои места и понимали, что смогут сделать это, только вступив в Сангкум. В Народно-социалистическое сообщество вошли и многие представители кхмерской интеллигенции, ранее симпатизировавшие демократам. Они прекрасно понимали, что субсидии на развитие культуры получат только те, кто участвует в Сангкуме и поддерживает Сианука. После успеха на выборах к победителям присоединились многие предприниматели из числа сино-кхмеров — традиционно влиятельной в Камбодже этнической и социальной группы, состоявшей из потомков смешанных кхмерско-китайских семей. В поддержку Сангкума выступила и часть кхмерско-китайских предпринимателей и землевладельцев, которые быстро поняли, какая политическая сила будет решать их вопросы в предстоящее время. Практически все мелкие политические организации заявили о своем самороспуске и присоединении к новой партии власти.

В состав Сангкума вошли и некоторые члены группы «Прачеачун», получившие от своих партийных лидеров задание участвовать в работе господствующей проправительственной организации и сформировать в ней левое крыло. Этот политический шаг был предпринят по инициативе вьетнамских товарищей, которые порекомендовали кхмерским коммунистам «послать своих людей как в Демократическую партию, так и в Сангкум с целью мобилизации их членов к созданию Единого антиамериканского фронта». По словам Чан Вена, это были преимущественно молодые и малоизвестные люди, которые тайно продолжали оставаться в рядах НРПК. Официально они действовали как члены правящей партии и должны были использовать легальную трибуну для работы с населением, а также по мере возможности оказывать влияние на политический курс руководства Сангкума. Оставаться далее в легальной организации коммунистов — партии «Прачеачун» — было признано для них нецелесообразным, поскольку руководство партии убедилось в том, что Сианук не позволит членам «Прачеачун» активно заниматься политической деятельностью. Действуя только в рамках «Прачеачун», сказал Чан Вен, представители левых сил имели бы ограниченные возможности для работы с массами.

После успеха Сангкума на выборах Сианук мог праздновать победу. Он, казалось, добился своей цели, однако хотел большего, — он стремился стать не просто лидером сильнейшей партии, но и лидером всего народа, имеющим возможность прямо обращаться к нему в обход всей административно-бюрократической и политической верхушки. Для этого он образовал внеконституционный орган, который, по его мысли, должен был стать дополнительной опорой режима личной власти. Так на свет появился Национальный конгресс Сангкума — новый политический институт, который должен был созываться два раза в год для обсуждения важнейших вопросов внутренней и внешней политики. В заседаниях Национального конгресса могли участвовать не только делегаты от местных комитетов сообщества, но и представители оппозиционных партий, а также все камбоджийские граждане, желавшие высказать свое мнение по тому или иному вопросу. Количество участников конгресса, как правило, достигало нескольких тысяч, и все это напоминало большое театрализованное шоу, в котором Сианук выступал как главный режиссер.


Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 11-8-2020 23:08

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу