Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)

17-7-2012 16:36| Разместил: admin| Просмотров: 13227| Комментарии: 0

По указанию принца дни работы конгресса объявлялись в стране выходными. Руководил работой конгресса всегда сам Сианук, который каждый раз при открытии торжественно объявлял, что доступ на его трибуну открыт для любого гражданина страны. Тем самым он создавал иллюзию участия народных масс в выработке политических решений, хотя на самом деле большинство выступлений простых кхмерских тружеников с мест были хорошо подготовлены и отрежиссированы. Национальные конгрессы оказались очень эффективны с точки зрения укрепления личной власти Сианука, к их поддержке он прибегал в самых сложных для себя ситуациях.

Вскоре после победных для Сангкума выборов выяснилась полная неспособность Народно-социалистического сообщества обеспечить руководство страной. Дело в том, что старая межпартийная борьба перенеслась в рамки сообщества. Инициативы Сианука постоянно подвергались саботажу и критике, в самом Сангкуме боролись разные клановые и лоббистские группы, блокировавшие принятие даже простейших решений. В противовес этому Национальные конгрессы оказались куда более эффективны. Если конгресс принимал решение, то считалось, что оно выражает волю всего народа, и представители оппозиции, рискнувшие выступить с критикой этого решения, могли быть объявлены «предателями нации».

Сианук заявлял, что, созывая Национальные конгрессы, он сам и правительство будто бы ставят свою деятельность под контроль простых людей. Противники же Сианука выступали против самой идеи конгрессов, считая, что «эти форумы сродни толпе, которая ждет от своего вождя всего: справедливости, достоинства, советов и решений ». Такие утверждения были недалеки от истины, поскольку важнейшие решения на конгрессах принимались открытым голосованием путем поднятия рук. Такой способ волеизъявления голосовавших почти всегда гарантировал, что резолюции конгрессов принимались в том виде, в каком их предлагал Сианук, так как мало кто решался открыто ему оппонировать.

Для того чтобы сохранить за страной облик демократического и независимого государства, бывший монарх инициировал на первом Национальном конгрессе внесение ряда важных изменений в конституцию. Отныне в ней не содержалось никаких упоминаний о былой принадлежности Камбоджи к Французскому Союзу и она провозглашалась независимым и суверенным государством. Кхмерский язык объявлялся государственным (ст. 2). Конституция пополнилась новыми положениями о равноправии мужчин и женщин в области активного и пассивного избирательного права (ст. 49, 50); за избирателями признавалось право досрочного отзыва депутатов (ст. 51); Национальное собрание получало право участвовать в «оздоровлении администрации » и требовать наказания провинившихся чиновников (ст. 68, 69); вводилась глава о народных собраниях провинций и столицы, создававшихся в целях привлечения населения к участию в решении государственных дел в масштабе соответствующей провинции.

Последний пункт представлялся Сиануку особенно важным, так как позволял осуществить его старый замысел о введении в стране местного самоуправления — альтернативы всевластию местной бюрократии. Вскоре, однако, от этой идеи пришлось отказаться, поскольку выяснилось, что народные собрания стали злейшими врагами чиновников на местах, практически парализовали их работу. Опасаясь потерять поддержку бюрократического аппарата, Сианук согласился упразднить полномочия народных собраний. Это была одна из первых уступок Сианука кхмерской бюрократии.
Другим его разочарованием стало то, что никак не удавалось погасить политическую и межфракционную борьбу внутри Сангкума. За один 1955 год сменилось пять правительств, сформированных из членов правящей партии. Они находились у власти в среднем чуть меньше двух с половиной месяцев, все время подвергаясь ожесточенным нападкам со стороны своих однопартийцев. Сианук не стал активно вмешиваться в эту борьбу, опасаясь, видимо, способствовать развалу всей политической конструкции. В то же время такая ситуация была ему выгодна: его возможные политические противники обратились друг против друга, апеллируя к нему, как верховному арбитру. В дальнейшем он стал активно использовать борьбу внутри сообщества для сохранения своей власти, поддерживая то правый, то левый фланг этой организации.

Добившись политического доминирования, Сианук решил выступать не просто политическим лидером, но и идеологом социально- экономического и политического развития Камбоджи. Он сформулировал и стал пропагандировать собственную программу строительства государства и общества, которую назвал программой «кхмерского буддийского пути к социализму». Показывая свое видение будущего, он рассчитывал еще более укрепить свой авторитет и отделить себя и от правительства и от Национального собрания, которые погрязли в борьбе амбиций, в коррупции и не оправдывали доверие народа. Он показывал, что стоит над ними и что его задача — определить правильные цели и курс национального развития, а реализовывать эти идеи должны правительство и административный аппарат. Такой подход к управлению государством давал бывшему монарху возможность на Национальных конгрессах, выступая от лица народа, резко критиковать политиков, не решавших задач национального строительства, не ставших проводниками выдвинутого им правильного политического курса.

Историческое существование программы «кхмерского буддийского пути к социализму» делится обычно на три основных этапа: 1956-1960 гг., когда рассматривались различные аспекты социальной политики буддийского и «социалистического» государства; в начале и в середине 60-х годов, когда первостепенное внимание уделялось уже вопросам экономической политики, а к концу этого десятилетия, когда попытки реализовать социальные и экономические положения программы не привели к успеху, на первое место вышли чисто этические проблемы буддийского общества и государства.

При оценке социально-политических аспектов программы «кхмерского буддийского пути к социализму» не вызывает сомнений ее очевидная популистская направленность, попытка сформулировать постулаты «особого пути развития Камбоджи». В основу этой программы, по мысли Сианука, должны были быть положены идеи социального равенства, справедливости, неприятия капитализма — все те принципы, которые во время борьбы за независимость привлекали камбоджийцев, особенно бедных и неимущих, в лагерь коммунистов. К этим априорно популярным и понятным большинству кхмеров идеям бывший монарх добавил лозунги национализма и соблюдения традиций буддизма как высшего выражения кхмерской идентичности. Он заявил, что дальнейшее развитие страны — это «специфический путь, пронизанный буддийским духом и учитывающий все национальные особенности ». И с самого начала он четко противопоставлял свой социализм социализму коммунистов. Он подчеркивал, что «кхмерский социализм не имеет ничего общего с социализмом Маркса и Энгельса, так как опирается на учение Будды». Идеология марксизма, по его словам, «советует слабым разгромить сильных и установить собственную пролетарскую диктатуру», которая, однако, не может не породить новый клан сильных, руководящих слабыми. Буддизм же рекомендует правящим уважать управляемых, воспитывая у них доброту и сострадание. Отсюда ясно, почему столь трудно создать буддийско-марксистскую амальгаму.

Общий смысл рассуждений Сианука на первых порах разработки буддийского социализма можно свести к формуле — «все очень просто ». Не надо никаких реформ и изменений. Все насущные проблемы можно решить. Для этого достаточно, чтобы монархия была демократизирована, чтобы капиталисты были принуждены стать более гуманными и чтобы народ всецело проникся буддийским духом. Тогда люди будут довольны своей жизнью и у коммунизма, полагал Сианук, не будет никаких шансов на победу в Камбодже. Не без гордости он часто повторял: «“наш социализм” содействует и повышению жизненного уровня народа и препятствует победе коммунизма в Камбодже».

Сианук любил рассуждать о демократизации монархии, поэтому эта тема вполне закономерно заняла одно из центральных мест в политическом разделе программы «кхмерского буддийского пути к социализму ». Бывшему монарху необходимо было заявить о себе как о стороннике современных демократических норм и представлений о власти, ответив тем самым на обвинения своих политических противников в стремлении к единоличному господству. Он отрицал эти намерения, утверждая, что не держится за власть и доказал это своим отречением от престола. Отказ от престола позволил ему свободно рассуждать на тему реформирования кхмерской монархии и даже заявлять: «.. .Наша монархия стала одной из самых демократичных в мире. Она должна идти и далее по пути социалистического движения».

Сама программа «демократизации монархии» включала практику проведения дважды в неделю так называемых «народных аудиенций» и еженедельных «пресс-конференций» с участием членов правительства, королевской семьи и высокопоставленных государственных деятелей. Все это должно было служить установлению прямых контактов между народом и представителями власти. Для демократизации монархии бывший король предложил также избирать провинциальные собрания, которые контролировали бы деятельность местной администрации. Он хотел создать в кхумах так называемые «коллективные центры» для обсуждения политических, экономических и социальных проблем; ввести выборность мекхумов. Из всех этих лозунгов самым популистским стало предложение привести доходы министров и членов Национального собрания в соответствие с уровнем жизни рядовых кхмерских граждан. Предполагалось запретить высокопоставленным чиновникам пользоваться служебными машинами и резиденциями, носить парадные мундиры вне королевского дворца, а также упразднить форму обращения к ним «ваше превосходительство». Примером образцового служения народу Сианук всегда приводил себя: «Я подаю пример другим членам королевской семьи, отказавшись от служебных автомобилей, принадлежащих королевскому двору, от демонстрации вне стен дворца “желтого кресла” ... и наград, от флажка на машине и эскорта мотоциклистов...».

Вся эта политическая и популистская риторика бывшего монарха оказалась сплошной демагогией — после всех его громогласных заявлений о «демократизации монархии» в стране ничего не изменилось. Никакого воздействия ни на кхмерское общество, ни на кхмерскую монархию она не оказала. Еженедельные пресс-конференции и «народные аудиенции» быстро ему наскучили, зарплата высших чиновников так и не была снижена, а решение об ограничении их власти народными собраниями разного уровня осталось лишь на бумаге. Неспособность Сианука реализовать свои обещания поколебала в глазах многих кхмеров его авторитет как политического лидера, умеющего добиваться поставленных целей. Бывший монарх явно недооценил моральные последствия невыполнения своих обещаний относительно демократизации монархии и власти в стране и окончательно убедил многих в своей двуличности, когда снова стал всюду появляться в мундире и при орденах, пользоваться всеми привилегиями пребывания у власти и передвигаться по Пномпеню в окружении почетного эскорта мотоциклистов.

В конце 50-х годов Сианук пришел к выводу о необходимости юридического закрепления своей позиции единоличного лидера страны, поскольку он никак не мог наладить эффективное управление структурами, которые он возглавлял, и, прежде всего, Сангкумом. Расчеты на то, что, став председателем этой политической организации, он сможет контролировать деятельность и правительства и Национального собрания, так и не оправдались. Никакой дисциплины и жесткой иерархии власти ему создать в народно-социалистическом сообществе не удалось. Его указания и решения плохо исполнялись и часто просто саботировались. Депутаты при любой возможности критиковали как внутреннюю, так и внешнюю политику своего председателя, обвиняя его в стремлении упразднить демократию и установить свою личную власть. В правящей партии оказались люди разных взглядов и политических предпочтений, там быстро оформились правое и левое крыло, немедленно вступившие между собой в борьбу.

Реальная власть Сианука как официального лидера Сангкума оказалась во многом эфемерной. В организованной им политической структуре ему не только не внимали, с ним спорили, отказывались выполнять его указания и жестко критиковали. Навести в этом сообществе порядок, ужесточить дисциплину и превратить Сангкум в приводной ремень своей политики он не мог, так как опасался, что с ужесточением дисциплины разрушится вся с таким трудом созданная организация и вышедшие или исключенные из нее депутаты могут стать его непримиримыми врагами. В связи с этим он решил повысить статус Национальных конгрессов Сангкума, превратить их в конституционный орган, который вместе с ним стоял бы над правительством и Национальным собранием.

В январе 1957 г. состоялось открытие IV Национального конгресса Сангкума, на который Сианук собрал 10 тыс. делегатов со всей страны. Такой массовый съезд людей из провинций был призван показать противникам председателя Сангкума масштабы поддержки народом его политики. Бывший монарх действовал решительно и первым же пунктом повестки дня поставил вопрос о включении в конституцию специальной главы о Национальном конгрессе. Сианук предложил определить функции Национального конгресса, отведя ему роль главного органа, определяющего политическую линию развития страны, и закрепив эти функции законодательно. Он предложил обязать Национальное собрание и правительство руководствоваться в своей деятельности решениями конгрессов. В своем выступлении на форуме Сианук заявил, что после принятия этой поправки «...пожелания народа могут быть полностью приняты во внимание. Мы очень ценим мнение наших крестьян и рабочих. Голос народа должен быть услышан. И только через Национальный конгресс это можно сделать эффективно. Депутаты и министры встречаются с народом раз в четыре года, когда хотят быть переизбранными. Им следует приходить сюда и давать отчет о своей деятельности каждые шесть месяцев, отвечать на вопросы граждан, выслушивать их мнения». Он также сообщил, что желает ввести положение о конгрессе в конституцию, так как хочет, чтобы «конгресс стал силой, которая сможет направлять нас по демократическому пути, чтобы не сворачивать с дороги, как это раньше бывало, когда политические деятели и партии, получавшие голоса народа, брали власть в Национальном собрании и правительстве и забывали о мнении народа».

Предложения Сианука, несмотря на оппозицию сторонников Демократической партии, утверждавших, что Национальные конгрессы вообще не нужны и только дублируют функции Национального собрания, были одобрены в полном объеме и Национальный конгресс наделили статусом государственно-политического органа, которому надлежало знакомить народ с делами общенационального значения. Правительству и Национальному собранию следовало выполнять все постановления конгрессов, созываемых два раза в год. Если Национальное собрание и правительство выражали свое несогласие с решениями конгресса, то принятие окончательного решения откладывалось до следующего конгресса. В случае, если делегаты конгресса не приходили к единому мнению, вопрос выносился на референдум.

В новой конфигурации власти парламент был низведен фактически до уровня совещательного органа, а бывший монарх, казалось, приобрел эффективный способ контроля над деятельностью всех политических структур. Однако вскоре выяснилось, что и здесь успех Сианука оказался относительным. В обмен на согласие бюрократии поддержать идею конституционного статуса Национальных конгрессов он вынужден был отказаться от намерения поручить провинциальным собраниям и коллективам граждан контроль над деятельностью местных администраций. То была важная уступка провинциальной бюрократии, давно противившейся такому плану. Многие в стране восприняли это решение Сианука не как компромисс, а как проявление слабости и неуверенности в собственных силах.

В это время вновь активизировались, казалось бы, поверженные на выборах 1955 г. демократы. Их новые лидеры попытались сплотить всех политических оппонентов бывшего монарха внутри Сангкума и вне его и создать фронт объединенной оппозиции. Опасаясь этого, Сианук решил вообще уничтожить эту партию, которая с самого начала своего появления на политической арене оставалась его злейшим врагом. Деятельность Демократической партии, говорил советскому послу близкий к Сиануку Пен Нут (которого «китайцы рассматривали как “персонаж номер два в Камбодже”»), носит теперь определенно подпольный характер. Встал вопрос, чтобы нанести демократам политическое поражение. В этих целях Сианук, по словам Пен Нута, предложил им «организовать между представителями Сангкума и Демократической партии публичную дискуссию по наиболее важным вопросам политической жизни: о политическом режиме, о нейтралитете, о продажности сангкумовской администрации».

Обладая всей полнотой власти, бывший монарх сделал из этой политической дискуссии целый спектакль. На ней присутствовали главы двух буддийских сект, а также представители местной и иностранной прессы. Перед дворцом, где проходила встреча, сторонники Сианука провели 50-тысячную хорошо организованную «народную демонстрацию» с участием 4 тыс. военных и представителей всех провинций страны в поддержку Сангкума. Манифестанты провели митинг, во время которого выразили поддержку монархии и Сангкуму и выдвинули требование о роспуске Демократической партии. В это же время в некоторых провинциях были спровоцированы «стихийные вооруженные столкновения» между сторонниками Сианука, которых поддерживала полиция, и сторонниками демократов. Пен Нут объяснил советскому послу причину этих инцидентов: «.. .Поведение демократов в ходе обмена мнениями показало, что Демократическая партия остается на своих позициях. Такое поведение вызвало резкую реакцию по всей стране. Были совершены нападения на демократов в Пномпене, особенно со стороны отдельных групп солдат и офицеров. Состоялись демонстрации с участием военных, выражавших преданность Сиануку и требовавших роспуска Демократической партии.

Конец этого политического спектакля оказался вполне предсказуем: под мощным давлением лидеры демократов признали правильность политики Сианука и Сангкума и неправильность своих действий. Один из их лидеров Нородом Пхуриссара (получивший вскоре министерский пост уже как член Сангкума) от имени ЦК Демократической партии заявил, что «в ближайшем будущем демократы изменят свою позицию и будут сотрудничать с правительством».

После убедительной демонстрации своей силы Сианук опять- таки в духе героя театральной постановки милосердно заявил о том, что члены Демократической партии, которые признают политическую программу Сангкума, могут к нему свободно присоединиться. В Демпартии многие увидели в этом последний шанс остаться в политике и поспешили воспользоваться приглашением правителя. Камбоджийская пресса сообщала о все новых членах Демпартии, которые, осознав свои ошибки, гурьбой потянулись в Сангкум, благодаря бывшего монарха за проявленное милосердие. На этом театральное действо под названием «ликвидация Демократической партии» закончилось: партия прекратила свое существование и на политическом поле Камбоджи вне Сангкума осталась лишь прокоммунистическая группа Прачеачун.

В то время как Сианук крепил свое политическое лидерство и расправлялся с последними оппозиционерами, оставшимися вне Сангкума, управление страной не становилось эффективнее. Правительства менялись примерно каждые три месяца. Всего за два года и четыре месяца существования Национального собрания, избранного в 1955 г., сменилось девять правительств. Камбоджийская печать отмечала: «Разногласия возникают в рамках каждого кабинета министров ... Придерживаясь различных политических взглядов, наши министры часто стремятся создать кланы, соперничество между которыми трудно поддается анализу».

Ситуация не изменилась и после новых выборов в Национальное собрание, которые состоялись 23 марта 1958 г. Перед выборами Сианук принял решение лично подбирать всех кандидатов от Сангкума. Сделал он это под тем предлогом, чтобы «устранить заурядных, слабых и комбинаторов, которые слишком склонны смешивать общие интересы со своими личными, а также тех, кто, прикрываясь Сангкумом, занимались подрывной пропагандой, инспирируемой из заграницы»59. Голосование за предварительно подобранных кандидатов, как и можно было предполагать, принесло полную победу Сангкуму, у которого к этому времени соперников на политическом поле не осталось. Из оппозиционных кандидатов только лидер «Прачеачун» — Кео Миа, баллотировавшийся по пномпеньскому избирательному округу, набрал 396 голосов (против 13542 сангкумовского кандидата). Представители народно-социалистического сообщества получили все места в высшем законодательном органе страны.

После новой своей политической победы Сианук, казалось, наконец достиг цели и превратился в полновластного правителя страны. Он был главой общенациональной политической организации, которая охватывала все политическое поле и контролировала все органы законодательной и исполнительной власти, он выступал как главный идеолог национального развития. Избранные депутаты Национального собрания по его требованию принесли клятву на верность моральным принципам буддизма (что означало верность его программе «кхмерского буддийского пути к социализму»). Его авторитет в стране был как никогда высок, парламентской оппозиции не существовало.

Однако в этот момент триумфа выяснилось, что его власть во многом эфемерна: возглавленный им Сангкум оказался недееспособной и плохо поддающейся руководству организацией, в которой в непримиримой борьбе за власть и привилегии сошлись многие амбициозные политики. Своей непрерывной борьбой друг с другом они фактически парализовали эту организацию. Программа «буддийского социализма » оставалась лишь на бумаге, в то время как реальная оппозиция его власти, особенно внешнеполитическому курсу, который становился постепенно все более антиамериканским и нейтралистским, не просто окрепла, но и была готова приступить к активным действиям. Многим в верхушке камбоджийской власти не нравился его авторитарный стиль управления, нежелание вступать в организованный под патронатом США военный блок СЕАТО, его активное участие в Бандунгской конференции, где было учреждено Движение неприсоединения, успешные визиты в Москву и Пекин. Противодействие этому курсу оформилось, прежде всего, среди людей из его близкого окружения. Речь идет о пресловутом заговоре Сам Сари и Дап Чхуона, потрясшем всю политическую систему страны. Один из инициаторов заговора — Сам Сари был близким соратником Сианука, занимал посты политического советника ЦК Сангкума, заместителя премьер-министра, посла в Великобритании. Другой главарь заговорщиков — Дап Чхуон в прошлом военный, которого Сианук назвал «показательным губернатором провинции Сиемреап» (правда, позже он обвинил его в связях со спецслужбами США). Сианук не догадывался, что ранее Дап Чхуон был связан с вьетнамцами: «до 1948 г. находился в рядах сопротивления (Кхмер Иссарака. — Д. М ) и имел задачу организовать Комитет национального освобождения. Но он ее не выполнил, так как перешел в королевский лагерь».

Оппозиция этих высокопоставленных политиков своему патрону и его внешнеполитическому курсу была общеизвестна. Они выступили против концентрации власти в руках Сианука и удушения им! всех форм реальной демократии в стране. Сам Сари не скрывал, что; разошелся с Сиануком по вопросам внутренней и внешней политики. Он написал открытое письмо бывшему монарху, напечатанное в газете «Риехтхипатай», в котором заявил о переходе в оппозицию и о создании новой оппозиционной партии «Демократические кхмеры». Вслед за этим, в газете «Риехтхипатай», на короткое время ставшей главной оппозиционной газетой Камбоджи, стали публиковаться откровенно антиправительственные материалы, в которых содержались прямые призывы к отказу от курса нейтралитета и сотрудничества с социалистическими странами, заявления о том, что «нейтралитет ведет страну к катастрофе», что внешний курс Сианука — «тупиковая политика», «политика самоубийства». Нападкам подвергся и лично Сианук, которого бывший соратник обвинил в установлении «диктатуры, в невежестве и некомпетентности».

Сианук недолго терпел критику со стороны своих бывших соратников и вскоре объявил их заговорщиками, связанными с американским ЦРУ, замышлявшим свержение законной власти в стране. Заговор был назван Бангкокским, потому что якобы из столицы Таиланда тянулись все его нити. В этой связи не может не возникать вопрос, а собственно был ли сам заговор, если его главный участник открыто выступал как противник и политический оппонент правителя. Если доверять подконтрольной Сиануку камбоджийской прессе, то заговор был, и он был разработан в Бангкоке при участии официальных представителей США, Таиланда и Южного Вьетнама. План переворота предусматривал организацию в столице в начале 1959 г. беспорядков путем вывода из строя системы водоснабжения и сети электропередач; также намечалось провести операцию «массовых похищений детей», чтобы вызвать панику среди пномпеньцев. Все эти события должны были послужить сигналом к началу вооруженных действий в Сиемреапе. Командовать восстанием поручалось Дап Чхуону, на которого возлагалась задача захватить и отторгнуть провинции Сиемреап и Кампонгтхом, объявив их территорией «Свободной Камбоджи» с последующим учреждением правительства во главе с Сон Нгок Тханем, Сам Сари и Дап Чхуоном. Сон Нгок Тхань должен был ввести в две провинции отряды созданной им организации «Кхмер Серей» («Свободные кхмеры»), базировавшейся на территории Таиланда.

Из всего этого зловещего плана заговорщики выполнить почти ничего не успели, они лишь установили несколько громкоговорителей на границе Камбоджи, через которые передавали призывы к свержению монархии и Сианука, и распространили среди населения Камбоджи листовки, в которых изображали себя борцами «за независимость Камбоджи и счастье народа, а движение «Кхмер Серей» — «движением в защиту справедливости»68. По личному приказу Сианука правительственные войска под командованием Лон Нола, который занял пост министра обороны, неожиданным ударом захватили Сиемреап и ликвидировали центр заговорщиков. В штаб-квартире Дап Чхуона был обнаружен склад американского оружия, боеприпасы, документы, подтверждавшие иностранное вмешательство в дела Камбоджи, и шесть чемоданов с золотом. Дап Чхуон был смертельно ранен. Там же удалось задержать двух офицеров южновьетнамской армии. Устранив руководителей заговора, правительство подавило основные очаги оппозиционных сил в провинциях Свайриенг, Такео, Сиемреап, Кампонгтхом, арестовало более 100 человек, причастных к подготовке переворота, 13 из них были приговорены к смертной казни.

При анализе всех сообщений о деталях этого заговора возникает некоторое недоверие к официальной версии. В сценарии заговора скорее ощущается некий режиссерский стиль Сианука. Фантастические планы заговорщиков вроде массового похищения детей или отторжения от страны ключевых камбоджийских провинций, при опоре на иностранное вмешательство — все наводит на подозрение, что Сианук действовал по хорошо отработанным в СССР и в Китае схемам борьбы с политическими оппонентами. И в этом случае он показал себя способным учеником. Действительно, по существу, единственным человеком, кому все это оказалось выгодно, был сам Сианук. Он давно хотел избавиться от опеки Сам Сари, а также от самой личности такого вполне самодостаточного губернатора, как Дап Чхуон. Если бы эти политики действительно решили бороться против него, то без всякого заговора быстро сформировали бы влиятельную политическую силу, которая сумела бы выступить противником и Сангкума и единоличной власти правителя. Допустить такого поворота событий Сианук не мог, все его усилия по формированию режима личной власти потеряли бы смысл. Не исключено, что именно сам он и враги Сам Сари и Дап Чхуона в его окружении и разыграли весь фарс с заговором — с тем чтобы опорочить и устранить этих политиков.


Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 9-8-2020 12:40

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу