Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.

18-7-2012 05:02| Разместил: admin| Просмотров: 10510| Комментарии: 0

1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов

В 1953-1970 гг. экономика Камбоджи развивалась в тесной связи с протекавшими в стране политическими процессами. Более того, можно без всякой натяжки сказать, что она оказалась заложницей политики, что политические интересы правящей верхушки явно превалировали над нуждами народного хозяйства. Это, естественно, сказывалось самым отрицательным образом на внутренней ситуации, которая была далека от стабильности.

Отмеченные тенденции стали особенно четко проявляться после ухода французской администрации: «сильный» режим протектората, с одной стороны, не давал особенно разрастаться коррупции, а с другой — при нем пресекались разрушительные действия любой политической оппозиции, тогда как сменивший его парламентский режим оказался в этом отношении гораздо слабее. Когда в 1955 г. власть перешла к Сиануку, опиравшемуся на Сангкум, это не слишком повлияло на ситуацию в национальной экономике: интересы политические, а именно, связанные с борьбой за власть, продолжали доминировать в правящих верхах над собственно экономическими. Глава Сангкума чрезмерно увлекся разнообразными политическими интригами и комбинациями и был уверен в том, что он способен правильно понимать стоящие перед страной экономические проблемы и самостоятельно находить им решение. В этом, как показала жизнь, он сильно заблуждался — экономическая политика в эпоху его правления оказалась оторванной от реальности, отодвинута на задний план. В результате власть не смогла длительное время поддерживать внутреннее равновесие и пропорции в перешедшей к ней «по наследству» от французов натурально-товарной экономике.
Свои экономические взгляды Сианук изложил в нескольких упомянутых выше теоретических работах, постулировавших основную доктрину национального развития — как курс буддийского социализма. В брошюре «Линия политического поведения членов третьего кабинета Сангкума», опубликованной в 1956 г., он писал: «...Капитализм является в нашей стране одним из главных препятствий на пути социального прогресса. Не секрет, что наши капиталисты заинтересованы только в личном обогащении, что они бесстыдно эксплуатируют своих рабочих и ресурсы страны, не давая взамен ничего ни государству, ни рабочим. Капиталист, “убивающий” своих рабочих, походит на животное, которое, живя на дереве, грызет его ствол до тех пор, пока дерево не падает и не убивает его своей тяжестью»1.

Подобные пассажи, разбросанные на страницах разного рода писаний о «буддийском социализме», по-видимому, служили для Сианука и его окружения экономической программой, на основе которой можно заставить капиталистов «гуманизироваться»: «Мы не будем лишать капиталистов их состояний, как это делают коммунисты, — заявлял в 1956 г. Сианук, — но нам следует добиться того, чтобы они сами открывали для своих рабочих медпункты, госпитали, школы, спортплощадки и т.д.»2.

В качестве «хороших» капиталистов Сианук любил приводить в пример французов — владельцев каучуковых плантаций в Чупе, которые «заботились о благосостоянии и образовании своих рабочих»3. К разряду «плохих» он относил китайцев и сино-кхмеров, которые «не сделали ничего ни для своих рабочих, ни для социального и культурного развития Камбоджи»4.

Глава государства, однако, быстро убедился, что, скрестив капитализм с буддизмом, ввести мораль и справедливость в национальную экономику ему не удается. К тому же сложившаяся в стране экономическая система предпринимательства в целом жила независимо от него и была ему неподконтрольна. Такое положение его не устраивало, и он внес кардинальные изменения в свою «экономическую программу ». Теперь он не столько пытался убедить капиталистов стать гуманными, сколько призывал строить социализм, а это предполагало формирование сильного госсектора и контроль государства над частным бизнесом.

В связи с этим в своих публичных выступлениях он стал все оольше склоняться к пропаганде социализма. Идею соединения в экономической программе положений социализма и буддизма глава государства обосновал в 1961 г. в новом теоретическом труде, посвященном экономике, который был им назван «Некоторые рассуждения о кхмерском социализме». Он заявил, что «буддизм есть социализм с точки зрения борьбы со злом и социальной несправедливостью»5. Но главное в социализме для него было то, что построение социалистического общества предполагало формирование сильного госсектора,; а также повышение роли государства во всех экономических процессах. Социализм для нас, отмечал он, это «такой строй, который предполагает сосредоточение управления экономикой в руках государства»6. И как глава государства, он рассчитывал, следовательно, через воздействие на экономику упрочить свою власть, устранить возможности формирования независимых от него политических центров силы, которые неизбежно бы возникли в частной и децентрализованной экономике.

В отличие от своей первой экономической работы, во второй он уже не только проклинал капитализм и алчных эксплуататоров, а попытался сформулировать и конкретные предложения, которые, с его точки зрения, могли бы реально продвинуть камбоджийскую экономику, и в первую очередь в ее аграрной части, вперед. Углублявшийся кризис в кхмерской деревне требовал более радикального вмешательства, чем предполагала прежняя программа Сианука, состоявшая в «гуманизации и буддизации».

Переломить кризисные тенденции в сельской экономике он рассчитывал, развивая кредитную и снабженческо-сбытовую кооперацию среди крестьян. Такая кооперация, опирающаяся на помощь государства, должна была способствовать вытеснению китайских ростовщиков и перекупщиков из традиционных сфер их контроля в деревне. Сианук указывал: «Вмешательство государства имеет в настоящее время главной целью дать крестьянам возможность избежать “услуг” частных торговцев, чаще всего иностранцев, которые в течение более чем векового периода практически обладали монополией на закупку сельскохозяйственной продукции и продажу предметов первой необходимости. Благодаря этому они получали огромные прибыли, к которым следует еще добавить доходы от ссуд и ростовщического налога»7.

Другое предложение Сианука состояло в организации массового организованного переселения крестьян из густозаселенных центральных районов в отдаленные приграничные провинции на востоке и северо-востоке — Ратанакири, Мондолкири, Стынгтраенг, а также в Кохконг на юго-западе. Таким путем глава государства рассчитывал снизить социальное напряжение в центре страны, где процесс обезземеливания и разорения тысяч крестьян неумолимо развивался. В 1960 г. левая газета «Аекопхиеп» отмечала: «Тысячи крестьян разоряются и покидают деревню по следующим причинам: а) низкая урожайность, так как из-за нехватки удобрений поле фактически ничего не дает; б) безземелье; крестьянин, который не имеет собственного участка земли, хотел бы арендовать его у помещика, но арендная плата очень высока, не имея денег на аренду, крестьянин вынужден работать по найму, но плата за его труд чрезвычайно низка; в) ростовщический гнет; если у крестьянина нет денег, он идет к ростовщику и берет все необходимое под очень высокие проценты; г) перекупщики; крестьянин, имеющий участок земли и благодаря тяжелому труду вырастивший урожай, вынужден по низким ценам продавать его перекупщику. В силу всех этих причин жизнь крестьянина становится все тяжелее, у него нет больше сил терпеть, он распродает свое небольшое имущество, бросает деревню... »8.

Для этой категории крестьян предполагалось выделить в отдаленных районах земельные участки размером до 5 га, а также предоставить необходимые ссуды на приобретение рабочего скота и сельскохозяйственного инвентаря. Большое значение Сианук придавал и планам коммунального развития в деревне, предусматривавшим оказание государственной помощи сельским кхумам в подъеме агротехнического уровня земледелия и развития в деревне традиционных форм трудовой взаимопомощи крестьян9.

Проблемы ирригации, строительства дорог и вообще развития инфраструктуры в деревне Сианук рассчитывал решить, используя так называемое «движение физического труда», т. е. добровольной, безвозмездной работы камбоджийцев «на благо родины». Предполагалось, что все категории населения должны будут определенное число дней в году участвовать в этом «движении»: работать в поле, на ирригационных стройках и т. д. Таким образом, население как бы возвращалось к традиционной практике «королевских работ»10, и руководство страны рассчитывало без особых затрат обеспечить решение накопившихся в деревне проблем.

Комплекс экономических предложений, изложенных в работе «Некоторые рассуждения о кхмерском социализме», пропагандировался в Камбодже как «экономический курс, который развивается в буддийском духе по срединному пути мудрости и реализма»11. Но при более глубоком анализе очевидно, что ни мудрости, ни тем более реализма в предложениях Сианука не было. Например, сама по себе идея вытеснения ростовщического капитала из деревни и замена его кредитной и снабженческо-сбытовой кооперацией представлялась привлекательной, но в конкретных условиях Камбоджи была малореальной хотя бы уже по чисто экономическим причинам. У государства и близко не было средств, чтобы как-то заменить ростовщический капитал в деревне, поскольку в это время только ростовщический кредит (без товарных поставок) оценивался примерно в 750 млн. 1 млрд. риелей, что составляло 18-20% стоимости валовой продукции сельского хозяйства страны12. Что касается государства, то оно через сеть созданных в 1956 г. кредитных и снабженческо-сбытовых кооперативов могло предоставить крестьянам сумму в 10 раз меньшую, около 100 млн. риелей, что составляло примерно лишь 10% всего сельскохозяйственного кредита13.

На самом деле громогласные заявления Сианука и других идеологов «кхмерского буддийского пути к социализму» о решительной борьбе с ростовщиками и перекупщиками имели перед собой вполне определенные политические цели, далекие от реальной экономики. Из ростовщиков и перекупщиков правительство страны сделало удобного внутреннего врага, к тому же инонационального. Борьба с этим недругом — главным эксплуататором камбоджийской деревни создавала вокруг Сианука, других приближенных к нему правительственных деятелей ореол народных защитников, что для целей их популистской политики было очень важно. Собственно экономический эффект всей этой кампании должен был состоять в том, чтобы под флагом общенациональной борьбы против ростовщиков и перекупщиков попытаться установить контроль над движением их капиталов.

На взаимоотношениях власти и ростовщического капитала (и связанной с ним так называемой компрадорской буржуазии) следует остановиться особо, так как эти отношения формировали становой хребет существовавшей социально-экономической системы. Ведь в Камбодже после обретения независимости реально существовало два центра власти: политическая находилась в руках главы государства и правительства, а экономическая — в руках компрадорской буржуазии и ростовщического капитала. С самого начала отношения между этими двумя центрами силы развивались сложно и неоднозначно. Компрадоры стремились сохранить свою независимость в сферах экономики и внешней торговли, правительство, наоборот, пыталось максимально подчинить себе ростовщический капитал и остававшийся как бы бесхозным после ухода французов товарный продукт, «изымавшийся ростов162 шиками из крестьянского хозяйства методами внеэкономического принуждения»14.

Попытки устроить соревнование государственного капитала с ростовщическим в сфере сельскохозяйственного кредита успеха правительству не принесли, поэтому оно, не имея возможности победить ростовщиков экономическими средствами, прибегло к административному давлению, политике запретов и экономических репрессий. В процессе этой борьбы глава государства, как всегда, игнорировал очевидные реалии народного хозяйства, выдвигая на первый план политические и идеологические соображения. Показателен в этом отношении известный указ 1956 г. о запрещении выдачи земельных концессий всем иностранцам, включая лиц китайского и вьетнамского происхождения. С одной стороны, этот указ как бы продолжал былую политику французской администрации, которая запрещала китайцам иметь земельную собственность в Камбодже и не допускала к таковой также представителей ростовщического капитала. Но с другой стороны, при подготовке этого указа камбоджийские власти не учли одного существенного факта: в новых постколониальных условиях, когда экономическое пространство бывшего французского Индокитая распалось на отдельные части, доходы ростовщиков и компрадоров от их операций в Камбодже зачастую уходили за пределы страны. Этнические китайцы подчас просто не имели права вложить их в покупку земли. Иногда, правда, они делали это через подставных лиц, но это не могло в корне изменить ситуацию.

В период протектората деньги, которые выкачивались из камбоджийского сельского хозяйства, поступали в основном в Индокитайский банк в Сайгоне, т. е. сохранялись в сфере общего экономического пространства Индокитая. Теперь же эти деньги уходили в китайские банки в Южном Вьетнаме и уже в Камбоджу не возвращались. Иначе говоря, из-за решений, продиктованных чисто политическими соображениями — не допустить крупного китайского землевладения в Камбодже и сохранить в противовес ему мелкое кхмерское хозяйство, был поставлен фактически крест на развитии крупных товарных хозяйств, способных резко поднять эффективность сельскохозяйственного производства: без многомиллионных вложений компрадоров развитие сельской экономики по пути концентрации земли и роста товарного производства было невозможно.

Вместо того чтобы найти способ привлечь ростовщиков и компрадоров выгодно вкладывать свой капитал в Камбодже, правительство в начале 60-х годов начало новую фазу антиростовщической и антикомпрадорской войны, которая обернулась, в конце концов, национальной катастрофой. Первый шаг к ней был сделан, когда в ноябре 1963 г. Национальное собрание приняло декрет о реформе банковской и внешнеторговой системы. Эта реформа предусматривала закрытие с 1 января 1964 г. всех частных коммерческих банков15. Так правительство пыталось перекрыть каналы, по которым денежные средства переводились за пределы страны. Между тем то были еще и основные каналы денежного обращения и связи Камбоджи с внешним миром.

В результате реформы прекратили свою деятельность несколько крупных французских торговых компаний. Почти одновременно в стране были закрыты иностранные коммерческие банки, в том числе три французских, несколько китайских, два английских, финансировавших, как писал журнал «Фар Истерн экономик ревью», «значительную часть внешнеторговых операций Камбоджи»16.

Все экспортно-импортные функции упраздненных частных фирм были переданы национальной внешнеторговой компании «Сосьете насиональ д’экспортасьон» (сокращенно: Сонэксим) с капиталом в 240 млн. риелей. Основным пайщиком Сонэксим стало государство (60% акций), остальная часть акций этой компании была распределена среди кхмерских деловых кругов17. Вскоре выяснилось, что влиять на операции ростовщического капитала, создав одну подконтрольную государству внешнеторговую компанию, обладающую монополией на экспорт и импорт, правительству не удалось. Единственным «достижением» стала лишь резко возросшая коррупция и активизация контрабанды, а также существенное ограничение кредита, предоставляемого крестьянству. Кроме того, множество китайских оптовых фирм, финансировавших ростовщические операции деревенских лавок, лишились кредитной поддержки и их финансовые возможности существенно снизились. Получилось, что от этой реформы пострадали не только компрадорские круги и китайский капитал, — не менее большой урон она нанесла и сельскому хозяйству страны, которое лишилось десятков миллионов риелей ежегодного кредита.

Сельское хозяйство оказалось тем более в трудном положении, что в результате другой политико-пропагандистской кампании, развернутой в связи с очередной политической интригой главы государства, страна отказалась от получения какой-либо помощи от США. Заявляя, что США пытаются использовать Камбоджу в своих целях, Сианук под лозунгом защиты национальной независимости и традиционных заклинаний о происках американских империалистов пошел на этот опрометчивый шаг, предпринятый без учета сложившихся политических и экономических реалий.

Значение же американской помощи для подъема экономики независимой Камбоджи было очень велико. Только с 1951 по 1961 г. благодаря этой помощи были проведены ирригационные работы на площади в 70 тыс. га. В реконструкцию одного из самых крупных камбоджийских водохранилищ — Западный Барай — США вложили 40 млн. риелей, а также более чем на 1 млн поставили различного оборудования18. На развитие сельского хозяйства страны в 1955-1961 гг. американцы направили почти 5 млн. долл., безвозмездно поставили разных товаров народного потребления, сельскохозяйственный инвентарь, удобрений на общую сумму 162 млн. долл. Общая же помощь США за 1955— 1961 гг. составила почти 300 млн. долларов19.

Прекращение ежегодного притока в страну 45-50 млн. долл. вкупе с дезорганизацией ее внутриэкономической жизни не могли не сказаться на показателях народного хозяйства. Например, в 1963 г. производство риса в натуральном выражении составляло 2700 тыс. т, в 1964-1965 — 2600 тыс., а в 1965/1966 оно не превысило 2400 тыс. т20. Несмотря на некоторый подъем в последующие два года, очевидно, что как раз с середины 60-х годов, то есть времени, когда стали сказываться последствия «решительных» шагов и кардинальных реформ 1963 г., кхмерская деревня вступает в период стагнации, когда стали сокращаться занятые под рис сельскохозяйственные площади, а прирост сборов зерна не поспевал за ростом населения. В стране начинает быстро нарастать социальная напряженность, а в 1967 г. в разных районах Камбоджи вспыхивают крестьянские волнения и восстания. Так что борьба с ростовщическим капиталом, радикальный антиамериканизм приносили правящей верхушке страны лишь чисто тактические дивиденды, а в стратегическом отношении все это, по существу, вело к подрыву важнейших элементов системы существования государства.

Непродуманным и малопродуктивным оказалось и другое экономическое «предложение», содержавшееся в программе «кхмерского буддийского пути к социализму». Смысл его, как уже отмечалось, состоял в том, чтобы организовать процесс миграции крестьянских семей из центральных районов страны в отдаленные приграничные области и тем самым снизить социальное напряжение, нараставшее в основных сельскохозяйственных регионах. В призывах и речах идеологов буддийской доктрины это предложение выглядело вполне логичным, вполне в русле известных начинаний французских властей в этой области. Но при ближайшем рассмотрении оно, так же как и указ о запрещении выдачи земельных концессий иностранцам, было далеко от сложившихся реальностей.

Дело в том, что в период французского протектората страна располагала большим массивом довольно плодородных неиспользуемых земель, требовавших незначительных затрат на их освоение, а это позволяло обеспечить расселение крестьян в новых районах. В 60-х годах в независимой Камбодже положение было уже иным. Резервы целины в районах, благоприятных для освоения, были в основном исчерпаны, предпринятое же в 1956 г. упразднение концессионной собственности отдельных французских плантаторов и передача под контроль правительства нескольких тысяч гектаров принадлежавших им рисовых полей, включая 3 тыс. га в провинциях Сиемреап и Баттамбанг21, не могли привести к решительному изменению ситуации.

Таким образом, как только резервы целины в местах, благоприятных для освоения, оказались исчерпанными, перестал существовать и последний социально стабилизирующий фактор натуральнотоварной системы. Безземельные и разорившиеся крестьяне не переезжали на новые земли, а либо вынуждены были оставаться в деревне на правах арендаторов или поденщиков, либо уходить в поисках работы в города. По данным, приведенным Б. Кьернаном, только с 1958 по 1959 г. приток мигрантов в Пномпень составил 10 тыс. человек, в Кандал — 12 тыс., в Такео — 6 тыс., в Свайриенг и Кампонгчам по 4 тыс., в Кампонгопы — 2 тыс. Так, всего за один лишь не самый плохой по урожайности и климатическим условиям год деревню покинуло почти 40 тыс. человек22.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 15-7-2020 02:35

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу