Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА VI КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.

21-7-2012 01:16| Разместил: admin| Просмотров: 13233| Комментарии: 0

В такое объяснение и в такие слова Салотх Сара образца 1963 г. поверить трудно. Скорее всего, он объявил о создании Компартии, чтобы подчеркнуть ведущую роль нелегальной НРПК в революционном движении, отделить ее и от неудачливой «Прачеачун», и от членов НРПК, проживавших в Ханое. В любом случае переименование партии свидетельствовало о том, что новое руководство стремилось продемонстрировать, что коммунистическое движение в стране перешло на новый этап развития. В истории партии варианта 1974 г. отмечалось, что на «съезде перед партией были поставлены новые задачи и намечены новые направления работы»75. Не исключено, что уже тогда речь могла идти и о практических мерах, которые необходимо было предпринять для возобновления вооруженной борьбы с сиануковским режимом.

Однако прежде чем новое руководство нелегальной НРПК смогло взять политический курс, нацеленный на учет в первую очередь интересов кхмерских коммунистов, произошли события, которые, казалось, должны были надолго отодвинуть эту перспективу. Массовые студенческие манифестации 1963 г., которые начались в Сиемреапе а позже перекинулись на всю страну, проходили под левыми лозунгами и имели явно антисиануковский подтекст. Масштаб выступлений, которые охватили и Пномпень, испугал главу государства и он решил нанести удар по всем преподавателям, известным своими левыми настроениями и симпатиями к левым взглядам и левым политикам.

Начавшиеся аресты прокоммунистических интеллектуалов проходили под предлогом того, что они постоянно критикуют Сангкум и тем самым подрывают национальное единство. Появились публикации о том, что «в листовках, у них найденных, ряд государственных деятелей именовались агентами американского империализма, а сам Сангкум — организацией, в которой противостоят друг другу угнетатели и угнетенные»76.

Опасаясь арестов и репрессий, преподаватели-коммунисты и сочувствовавшие им были вынуждены скрыться из Пномпеня. Студенты и преподаватели искали убежище от преследований правительства в глухих районах страны, в районе гор Кравань, в лесистых местностях на севере и северо-востоке Камбоджи. Получилось, что Сианук сам подтолкнул левых к исходу из городов и к более решительным антиправительственным действиям, чем пропаганда и просветительство.

Тогда же покинул Пномпень и Салотх Сар. В беседе с югославскими журналистами в 1978 г. он объяснял: «Я больше не мог оставаться в Пномпене. Я должен был присоединиться к партизанам. Я соблюдал хорошую конспирацию. Однако полиция Лон Нола меня выследила. Они знали обо мне, но не знали кто я такой. В Пномпене я отвечал за движение в столице, кроме того, я осуществлял контакты с сельской местностью»77. Вместе со своими соратниками он укрылся от преследований полиции на так называемой базе 100 (мулотхан муой рой), которая в то время располагалась в южновьетнамской провинции Тэйнинь в десяти километрах от границы с Камбоджей78. За исключением Нуон Чеа, который еще некоторое время оставался в Пномпене, именно здесь сосредоточилось все будущее руководство Демократической Кампучии. Об их жизни на «базе 100» известно немного, но, видимо, это был наиболее тяжелый период в жизни Салотх Сара и его соратников. Никто из проживавших здесь кхмерских коммунистов позже не хотел и не любил вспоминать это время. Только отрывочные данные из не вполне достоверных «признаний» арестованных, уже во времена полпотовской диктатуры, высокопоставленных партийцев дают возможность составить общее представление о том, как жили и чем занимались кхмерские коммунисты.

Особенность их существования в ту пору заключалась в том, что они, несомненно, чувствовали себя в полной зависимости от своих вьетнамских «братьев». Покинув Пномпень, они жили на «базе 100» под охраной вьетнамских солдат, которые даже не разрешали кхмерским эмигрантам свободно покидать ее территорию79. Салотх Сар совместно с Иенг Сари составлял партийные документы, печатал антиправительственные листовки. Психологическая атмосфера на этой базе, затерянной в джунглях, была, по всей видимости, напряженной. Об этом рассказывал в январе 1978 г. Нгуен Тхань Ле — первый заместитель заведующего отдела внешних сношений ЦК КПВ послу СССР во Вьетнаме Б.Н. Чаплину: «Раньше между Пол Потом и Иенг Сари были разногласия, так в 1963-1964 годах Иенг Сари покинул его в подполье и уехал в Пномпень. Тогда Пол Пот уговорил вьетнамских друзей помочь его вернуть»80.

Если эта история, рассказанная Нгуен Тхань Ле в 1978 г., соответствовала действительности, то она свидетельствует не только о ссорах, происходивших среди кхмеров, но и показывает, насколько неформальными и дружественными тогда были отношения Салотх Сара с вьетнамскими соратниками. Думается, что будущему ненавистнику Вьетнама потребовалось использовать все умение скрывать свои истинные цели и взгляды, чтобы убедить вьетнамских кураторов в своей лояльности. В замкнутом мире этой базы он изучал вьетнамский язык и продолжал планировать революцию в Камбодже. Известно, что в конце 1964 г. Салотх Сар провел там учебно-методическую встречу, на которой обсуждались вопросы внешней политики, т. е. именно те, в которых вьетнамцы были наиболее заинтересованы. О собрании на «базе 100» говорилось в партийном документе 1978 г.: «Было решено проводить такую линию, чтобы противостоять любому возможному ходу американцев»81.

Во время пребывания Салотх Сара на «базе 100» вьетнамские «старшие братья», вероятно, внимательно присматривались к новым кхмерским лидерам и довольно долго решали, можно ли сделать на них ставку. На них не мог не произвести впечатление «боевой настрой», с которым работали Салотх Сар и его партийные соратники. Один из очевидцев их жизни там писал: «Даже если их била лихорадка, они все равно работали. Я видел, как они сами писали документы и размножали их через трафарет»82. Выдержка и покладистость Салотх Сара, продемонстрированная им готовность вести и дальше революционную борьбу вместе с вьетнамцами, убедили их, что Салотх Сар именно тот человек, с которым можно вести дело. Его стали уважительно называть Ань Хай — старший брат, а в неформальном общении даже Хай Тьен (добродушный)83.

При выборе «Хай Тьена» в руководители Компартии Камбоджи в Ханое, скорее всего, учитывали, что члены НРПК, находившиеся с 1954 г. во Вьетнаме, и особенно их многолетний лидер Сон Ногок Минь, давно потеряли связь с родиной, и им было бы сложно поставить под свой контроль новое поколение коммунистов, действовавшее в Камбодже. Другие вьетнамские креатуры из партии «Прачеачун», вроде Кео Миа, себя во многом дискредитировали беспомощным заискиванием перед сиануковским режимом, что не спасло эту партию от разгрома. В отличие от них Салотх Сар и его товарищи, которые сформировали в подполье новое ядро партии и при этом ничем своих антивьетнамских настроений и замыслов не показывали, выглядели явно предпочтительнее других претендентов на лидерство.

Долгие «смотрины» Салотх Сара как нового партийного лидера окончились в конце 1965 г., когда вьетнамские кураторы направили его в Ханой, где он должен был получить окончательное признание как лидер кхмерских коммунистов со стороны высших руководителей Партии трудящихся Вьетнама (ПТВ). О его беседе в Ханое с Ле Зуаном — одним из высших руководителей ПТВ до сих пор существует противоречивая информация. Пол Пот в своей «Черной книге» утверждал, что спорил с вьетнамским руководителем относительно первоочередных целей кхмерской революции. Он якобы утверждал, что эта цель — свержение Сианука, а Ле Зуан считал главной целью борьбу с американским империализмом и желательность союза кхмерских коммунистов с Сиануком. Ле Зуан представил кхмерам документ «на вьетнамском языке», в котором их призывали отказаться от революционной борьбы (в интересах Камбоджи) и дожидаться победы вьетнамцев. Далее в «Черной книге» говорится, что «споры по вопросу о партийной линии были крайне ожесточенными», но еще дальше подчеркивается, что камбоджийская делегация не сделала ничего такого, что вызвало бы... раздражение у вьетнамцев84. Очевидное противоречие в откровениях автора «Черной книги» можно объяснить тем, что в 1978 г. в разгар противостояния с Вьетнамом Пол Пот (Салотх Сар) не мог признать, что во время его встречи с Ле Зуаном он без борьбы согласился на все вьетнамские предложения. Поэтому и написал, что боролся за независимый курс, спорил с высокими покровителями, и только общая обстановка заставила его согласиться с мнением вьетнамского лидера. Всем было понятно, что если бы он, в конце концов, не согласился с Ле Зуаном, его карьера как лидера Компартии оказалась бы под очень большим вопросом.

После беседы с Ле Зуаном Салотх Сар был представлен кхмерским коммунистам, жившим в Ханое, как лидер партии. На встрече он ознакомил их с подготовленными на «базе 100» документами по организации партии, ее политической линии и ее борьбе85. Значение этой встречи для Салотх Сара трудно было переоценить: кхмерские коммунисты в Ханое, которые находились до этого вне поля его формальной власти и группировались вокруг Сон Нгок Миня, были, хотя и формально, переданы в его подчинение. Тем самым три разделенных в 1954 г. центра консолидации кхмерских коммунистов вновь объединились под руководством Салотх Сара в одной партии. Без поддержки вьетнамского руководства добиться этого было бы невозможно. Не исключено даже, что аргументы Салотх Сара относительно реакционности внутренней политики режима Сианука, которые он изложил Ле Зуану, произвели определенное впечатление на вьетнамское руководство. Стратегической линии Ханоя на первоочередную поддержку режима Сианука они не изменили, однако в 1965 г. в традиционном обращении Отдела внешних связей ЦК ПТВ к камбоджийским коммунистам, проходящим подготовку в ДРВ, не было в отличие от предыдущих лет сказано ни слова о прогрессивной роли Сианука. Указывалось лишь на то, что их борьба будет в конечном счете победоносной86. Более того, в том же году впервые за долгое время «группа камбоджийских коммунистов была переправлена в Южный Вьетнам, чтобы потом начать действия в Камбодже»87. Все это свидетельствовало о том, что после визита Салотх Сара вьетнамцы стали вносить некоторые коррективы в свою политику относительно Камбоджи.

Не менее важным событием в жизни Салотх Сара, оказавшим огромное влияние на его политические взгляды, стала поездка в Пекин. Его визит туда был согласован с вьетнамским руководством и свидетельствовал о несомненном доверии, с которым в Ханое относились к Салотх Сару. В Пекин он прибыл в начале 1966 г. в момент, когда китайская «культурная революция» только набирала силу. По некотором данным, особенно близко сошелся он там с Кан Шеном, начальником тайной полиции Мао. Этот деятель после своего возвращения из СССР в 1937 г. прославился болезненной подозрительностью и жесткими чистками всех политических противников своего патрона88. Вполне возможно, что Кан Шен поддержал и радикализм Салотх Сара и дал много практических советов насчет того, где искать внутренних врагов и как с ними бороться.

Думается также, что Салотх Сара, еще недавно прозябавшего в полузаточении на безвестной базе в глухих джунглях, не мог не поразить размах политической борьбы, независимость и заряд социальной мобилизации, связанный с «культурной революцией» в Китае. Не исключено, что он там увидел то, о чем мог только мечтать: неограниченную власть вождя над огромными массами людей. Может быть, отсюда и пошло его желание принимать решения в таком же ключе, что и в Китае, и делать упор на те же идеологические постулаты: перманентная революция, непрерывная классовая борьба, социальная опора на беднейшие слои крестьянства. «Деревня окружает город», «винтовка рождает власть», «опора на собственные силы» — все эти и многие другие емкие лозунги Мао стали и его лозунгами. По крайней мере, после его поездки в Китай эти постулаты стали краеугольным камнем его политики.

И все же весомой материальной поддержки Пекина Салотх Сар, несмотря на тесное общение с Кан Шеном и высокопоставленными китайскими партийными деятелями, не получил. Максимум, на что он мог рассчитывать, так это на моральную поддержку, учитывая, что в Пекине продолжали делать ставку на Сианука, старались сохранить с ним самые тесные связи и не собирались их разрывать. Впрочем, Салотх Сару в то время особенно и не нужна была материальная помощь из Китая, важнее было то, что в КНР его признали лидером кхмерских коммунистов. Тем самым он прошел все этапы процесса легитимации его власти в партии.
Возвращение Салотх Сара из Пекина через Ханой в Камбоджу произошло в середине 1966 г. и совпало с кульминацией второй индокитайской войны. Сотни тысяч американцев и южновьетнамских солдат проводили операции против отрядив-Фрои-та национального освобождения Южного Вьетнама по всей территории этой части страны, бомбили и приграничные районы Камбоджи и Лаоса. «База 100» оказалась под ударом и была покинута. Салотх Сар и другие руководители Компартии переправились на так называемую «базу 104», расположенную в горной и пустынной северо-Восточной провинции Ратанакири. Здесь уже не было вьетнамской охраны и жизнь была намного свободней, чем на «базе 100». Вплоть до 1969 г. именно эта провинция и эта «база 104» станут главным штабом кхмерских коммунистов. Там находились Салотх Сар, Нуон Чеа, Иенг Сари, там проводились совещания и партийные конференции, в том числе и учебно-подготовительная встреча 1966 г., на которой, по всей видимости, и было принято решение о переходе к вооруженной борьбе89.

После возвращения Салотх Сара из Пекина и Ханоя и до проведения учебно-подготовительной встречи произошло еще одно событие в жизни Салотх Сара, о котором нельзя не упомянуть. В конце 1966 г. он тайно прибыл в Пномпень с целью встретиться с кем-то из высших советских дипломатов, рассчитывая заручиться поддержкой Москвы. Такая встреча состоялась, однако главу компартии не устроило, что беседовал с ним ничего не решавший посольский чиновник (как рассказывал Ю. Н. Мякотных — бывший посол России в Камбодже, это был лишь третий секретарь посольства СССР в Камбодже)90. Попытка Салотх Сара выйти на прямые контакты с Москвой и заручиться поддержкой помимо вьетнамских еще и советских коммунистов успехом не увенчалась.

Анализируя эту ситуацию, сегодня можно сказать, что с самого начала это было малореальное предприятие: у советских представителей в то время не было практически никакой достоверной информации о положении дел в Компартии Камбоджи91. Например, в сопроводительной записке к беседе советского посла в Камбодже Крутикова В. А. с Кхиеу Самфаном (будущим президентом Демократической Кампучии) говорилось следующее: «Кхье Сампхан (так в тексте. — Д. М.) является наиболее последовательным и принципиальным среди левых деятелей Камбоджи; по некоторым данным является членом группы «Прачеачун»; по меньшей мере, в прошлом сочувствовал французским коммунистам и находился под их влиянием; до сих пор нам не приходилось слышать о его каких-либо прокитайских высказываниях92. Вся эта скудная и не вполне достоверная информация совершенно не отражала реального веса Кхиеу Самфана и его места в коммунистическом руководстве. Интересно здесь еще и другое: «красные кхмеры» — будущие ярые антисоветчики в то время с готовностью шли на контакты с советскими представителями. Более того, они передавали важную информацию о взглядах и деятельности коммунистов, которая на самом деле оказалась невостребованной в советском посольстве. Кхиеу Самфан, например, сказал советскому послу, что страна переживает серьезные экономические трудности, что в деревне крайне напряженное положение, там проводятся аресты и репрессии по отношению к тем крестьянам, которые осмеливаются выражать недовольство и как-то сопротивляться эксплуатации. То, что крестьянское движение остается слабым, сказал он, — это результат «отсутствия организации, которая бы его возглавила с позиции политической классовой борьбы»93. Он дал понять послу, что под организацией, которая возглавит крестьянское движение, он не имеет в виду «Прачеачун», которая и так ведет «работу в массах крестьянства и молодежи»94.

Кхиеу Самфан указал также и на то, что отношение левых к существующему режиму и его лидеру изменилось, так как «Сианук оказался в кольце реакционных сил, которое все более и более угрожающе смыкается вокруг него»95. Какой-либо реакции на информацию Кхиеу Самфана с советской стороны не последовало. Максимум на что было готово пойти советское посольство, так это «на посылку лектора для проведения курса лекций для представителей левых сил по социально- экономическим проблемам Камбоджи»96.

Салотх Сару и Кхиеу Самфану в их контактах с советскими представителями не повезло еще и в том, что тогда еще СССР не вполне определился относительно форм и масштабов своего участия в Индокитайской войне. Если бы эти деятели вышли на контакт с советским посольством в 1968 или 1969 г., когда СССР быстро втягивался в индокитайские дела, помогая Вьетнаму в отражении американской агрессии, активно боролся с Китаем за влияние на Вьетнам, год за годом расширял свое экономическое и военно-политическое присутствие в регионе, — то результат их усилий мог быть совершенно иным.

Особенность ситуации в Камбодже тогда заключалась еще и в том, что тайная и подпольная деятельность Салотх Сара по реорганизации Компартии происходила параллельно с широкой пропагандой коммунистических идей в стране, распространением их и вообще левых взглядов среди молодежи и образованных слоев общества. Решающую роль в этом сыграли коммунисты, которые находились на легальном положении, но не в рядах «Прачеачун», а в Сангкуме. Они имели возможность свободно передвигаться по стране, выступать и агитировать за себя и свои взгляды, публиковать статьи и книги. К ним прислушивались даже власть имущие, поскольку социально-экономический кризис, коррупция, отчуждение большинства народа от власти — все это были проблемы, которые требовали скорейшего решения и грозили кхмерскому обществу крупными потрясениями. Нарастание кри210 зиса предоставило кхмерским коммунистам исторический шанс вновь выйти на политическую авансцену своей страны.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 12-8-2020 09:59

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу