Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА (1979-1991 гг.)

23-7-2012 04:32| Разместил: admin| Просмотров: 14354| Комментарии: 0

Мне несколько раз доводилось общаться с Хенг Самрином и брать у него интервью, и надо сказать, что вел он себя с журналистами довольно стесненно. Глава партии и государства отказывался говорить без заранее подготовленного текста и был всегда очень скован. Окружен он был вьетнамскими советниками, даже его охранники и личный врач, по крайней мере, во время его визита в Москву на XXVII съезд КПСС в 1986 г., тоже были вьетнамцами. В отличие от него Чеа Сим, который возглавлял Национальное собрание, а также Национальный совет ЕФНСК, ставший благодаря его энергии довольно влиятельной силой, был куда более общительным, хотя и он тщательно следил за тем, чтобы не сказать лишнего. Манера поведения этих людей хорошо передавала сложную иерархию зависимостей, в которых они жили.

В декабре 1981 г., после исчезновения Пен Сована, именно два этих деятеля заняли ключевые позиции во властных структурах — первая и вторая позиции в Политбюро ЦК НРПК70 и стали постепенно вытеснять представителей «вьетнамской группы» на политическую периферию. Сделать это было очень сложно, поскольку кадровые вопросы находились на первоочередном контроле у вьетнамских советников, которые стремились сохранять некоторый баланс сил между двумя группировками. Однако чаша весов теперь явно клонилась на сторону бывших «красных кхмеров». После 1981 г. из высших постов в государстве им не принадлежал лишь пост премьера, который занимал Чан Си, тесно связанный с вьетнамцами и «ханойской группой»71.

Вполне вероятно, что после отставки Пен Сована многие его соратники на втором пленуме ЦК, который состоялся уже после событий 4 декабря 1981 г., лишились бы своих постов, но поддержка их со стороны вьетнамских советников в партии предотвратила такие радикальные перемены. В Ханое сочли, видимо, что необходимо восстановить баланс власти, дабы не допустить чрезмерного усиления «бывших красных кхмеров». Вьетнамский посол в Камбодже Нго Дьен, выступая 8 января 1982 г. на митинге в Пномпене, «сообщил, что бывший секретарь горкома партии, министр промышленности Кео Чанда, который недавно возвратился из Вьетнама, где находился на излечении, в ближайшее время будет восстановлен на посту секретаря горкома »72. Такое императивное заявление вьетнамский посол сделал еще до того, как об этом объявили кхмерские власти. Такой шаг преследовал несколько целей: с одной стороны — показать всей кхмерской правящей верхушке, кто принимает основные кадровые решения, а с другой — вновь призвав к власти одного из ближайших соратников Пен Сована, восстановить баланс сил. Кроме того, следовало развеять сомнения советских союзников относительно способности Ханоя контролировать ситуацию в руководстве Камбоджи. Вьетнамцы любили делать это в легкой, ненавязчивой манере. Так, например, во время беседы с советским послом о предстоящем в конце января 1982 г. визите в Камбоджу группы экспертов Всемирной продовольственной программы Нго Дьен как бы между делом заявил, что «кампучийцы сначала хотели возразить против того, чтобы в составе группы экспертов Всемирной продовольственной программы были бы представители ряда западных посольств, однако «мы им рекомендовали принять эту делегацию в предложенном составе»73.

Перестановки в высших эшелонах камбоджийской власти мало повлияли на расклад сил на уровне провинциальных комитетов НРПК. На конец 1981 г., по данным М. Викери, «из 16 первых секретарей провинциальных комитетов партии к сторонникам “ханойцев” можно было отнести 4, Хенг Самрина и Чеа Сима — 7, а к неопределившимся — 5 человек»74.

В 1982-1983 гг. вьетнамские кураторы, ликвидируя дисбаланс, старались постепенно продвигать представителей «ханойской группы» на вершину власти. Уже к 1 февраля 1983 г. их представители Сай Бутхонг75, Чан Си и Бу Тхонг занимали соответственно третью, четвертую и пятую позиции в Политбюро ЦК НРПК. Особенно высоко поднялся премьер-министр Чан Си, который ранее занимал только седьмую позицию в руководстве. Теперь «ханойская группировка» контролировала столицу, правительство, министерство обороны и важнейшие отделы ЦК партии — организационный и пропаганды, находившиеся в подчинении соответственно Сай Бутхонга и Бу Тхонга. В списке членов Постоянного комитета ЦК НРПК эти люди также следовали сразу же за Хенг Самрином76. Уступкой «бывшим «красным кхмерам», по всей видимости, стало то, что всегда резко против них выступавший Кео Чанда, так скандально восстановленный вьетнамским послом на своем посту, в руководство партии введен не был. Его имя не фигурирует ни среди членов Политбюро, ни в Секретариате ЦК, ни в составе ЦК партии77. Для главы столичной парторганизации это было неприкрытым выражением недоверия и подрывало его возможность влиять на решения высшего руководства.

Таким образом, борьба двух группировок на вершине власти НРК завершилась компромиссом, достигнутым исключительно под вьетнамским давлением. Кураторы противостоявших друг другу политических сил в НРПК показали своим подопечным границы их возможностей и собственную решимость не допустить ни новых репрессий, ни нового раскола в камбоджийской правящей верхушке. Они убедили их в абсолютной невозможности победы одной группы над другой и тем самым вынудили представителей разных групп договариваться между собой о сотрудничестве. В результате политический компромисс, который был так несвойствен камбоджийской политике, стал важным элементом построения НРПК. Для истории партии это было ключевое событие, во многом определившее ее превращение в наиболее организованную и действенную силу в политической жизни Камбоджи. Сложная обстановка в стране, малочисленность партии, слабость ее основных структур также понуждали немногочисленных партийцев сохранять единство. В партийных документах признавалось, что «хотя НРПК и восстановила себя политически, идеологически и организационно, однако еще не вполне крепка... ее силы еще незрелы в области идеологии и политики, а революционные позиции рабочего класса, марксизма-ленинизма еще недостаточно сильны»78.

События декабря 1981 г. и последующие перестановки в руководстве привели к тому, что в партии началась некоторая перегруппировка соперничавших сил. Кроме «вьетнамской группы» и бывших «красных кхмеров» стала оформляться и так называемая группа прагматиков, которые консолидировались вокруг набиравшего политический вес министра иностранных дел Камбоджи Хун Сена. Этого очень молодого тогда политика нельзя было в полной мере отнести ни к «красным кхмерам» — участникам восстания в Восточной зоне, — ни к провьет- намским ветеранам. Для его восхождения к власти важным было то, что как министр иностранных дел он находился в постоянном контакте с высшим вьетнамским руководством и особенно с Нгуен Ко Тхатем — многоопытным и очень влиятельным министром иностранных дел Вьетнама, известным своими прагматичными взглядами. Хун Сен также проявил себя прагматиком и реалистом, вполне адекватно оценивающим сложившуюся ситуацию. Например, после того, как в 1981 г было образовано коалиционное правительство Демократической Кампучии во главе с Сиануком, он сразу же понял бесцельность борьбы за международное признание НРК в ООН и других международных организациях. Он не питал никаких иллюзий относительно возможностей СССР и Вьетнама переломить сложившееся отношение к НРК на международной арене. Поэтому он выступил за то, чтобы вообще пока не поднимать этот вопрос на международных форумах, потому что всякое отрицательное для правительства НРК голосование наносило ему ущерб и только придавало силы кхмерской оппозиции. Этого, кстати, не понимали советские дипломаты в Пномпене, которые с нескрываемым осуждением отмечали: «...Кампучийские товарищи в ряде случаев проявляли определенную сдержанность в вопросе о расширении участия НРК в международных неправительственных организациях. Они мотивируют свой подход сохраняющейся опасностью того, что развертывание мощной кампании по восстановлению членства Кампучии в международных организациях может привести к активизации усилий Китая, США и стран АСЕАН по укреплению позиций «коалиции». Это, по их мнению, с учетом нынешней ситуации вокруг Кампучии, неблагоприятно отразится на международных позициях НРК в целом»79.

В 1980-1985 гг. Хун Сен и Нгуен Ко Тхать более десяти раз встречались только на регулярных конференциях министров иностранных дел Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. На этих встречах Хун Сен всегда старался проявлять себя и как лояльный к Вьетнаму и как достаточно самостоятельный политик. Он, как и все другие вожди НРК, постоянно заявлял, что «в настоящее время партия, как и весь народ, должны объединиться с СРВ и ЛНДР для нанесения поражения любым проискам реакции...»80 и в то же время предпринимал шаги, которые характеризовали его как вполне независимого политика. Например, в мае 1982 г. он направил в Москву группу сотрудников МИД Камбоджи с тем, чтобы они могли получить независимую консультацию перед началом переговоров с Вьетнамом относительно разграничения морских границ между двумя государствами. При этом кхмерские представители попросили копии документов как лонноловской «Кхмерской республики», так и полпотовской «Демократической Кампучии», относящиеся к вопросам разграничения водного пространства на континентальном шельфе Камбоджи81. Такой шаг кхмерского министра никак не мог понравиться вьетнамским кураторам, но Хун Сен пошел на него, чтобы показать, что он союзник и друг Вьетнама, но не его марионетка и что он стремится на равных вести переговоры о морской границе. Такой подход не только не привел к ослаблению позиции министра иностранных дел в высшем руководстве Вьетнама, но получил поддержку у наиболее дальновидных политиков этой страны, понимавших, что скоро СРВ понадобится в Пномпене именно подобный руководитель.

Хун Сен, заручившийся поддержкой со стороны Нгуен Ко Тхатя, начал постепенно все более активно участвовать в решении вопросов внутренней политики, выступать за изменение стратегии экономического развития страны с учетом реальных проблем и условий, сложившихся в Камбодже. Тем самым он быстро расширял сферу своего влияния. Для подготовки своих предложений он стал привлекать к себе немногочисленных интеллектуалов, которые остались в стране после всех потрясений. Он предоставлял им важные посты, а те в свою очередь создавали ему авторитет прагматичного руководителя, способного самостоятельно мыслить и выдвигать новые идеи. На фоне других камбоджийских политиков, обладавших скорее житейским опытом и знанием приемов политической борьбы, Хун Сен и его команда собирали в правящей верхушке наиболее образованных и свободно мыслящих людей. Кроме того, они могли опереться и на довольно многочисленный слой руководителей второго уровня на местах, где доля образованных людей была даже выше, чем в высшем руководстве. Эту особенность устройства камбоджийской власти отмечал М. Викери, который указывал, что «вслед за верхним слоем руководства администрацию возглавляли главным образом бывшие чиновники, техники, представители интеллигенции времен правления Сианука и Лон Нола, те, кто рассматривался в качестве врагов при Пол Поте... Эти люди выдвинулись на такие высокие посты в администрации, о которых они не могли мечтать перед 1975 г.»82. Сочетание всех этих условий, плюс личные качества лидера позволили Хун Сену подняться на самые верхи камбоджийской политики, а возглавляемой им группе — превратиться во влиятельную политическую силу в НРПК.

В это время сложился и тесный союз Хенг Самрина, Чеа Сима и Хун Сена. Лидеры бывших «красных кхмеров», особенно Чеа Сим, который вполне реалистично оценивал ситуацию в стране, увидели в Хун Сене сильного союзника в противостоянии своим политическим оппонентам. Такой политический союз, который позволил всем его участником и через 25 лет, пройдя через все политические битвы и временные взаимные разногласия, остаться на вершине власти, вряд ли однозначно устраивал вьетнамских советников, однако в силу того, что активизировалась кхмерская оппозиция, а отношение к событиям в Камбодже на международной арене ухудшалось, они вынуждены были все больше ставить во главу угла стабильность и предсказуемость в верхах камбоджийской власти. По крайней мере, на встречах высших руководителей стран Индокитая в декабре 1986 г. в Ханое, где Хенг Самрин и Хун Сен представляли НРК, Ле Зуан демонстрировал им всяческую поддержку. Вьетнамский лидер выразил свое удовлетворение положением в Камбодже и назвал представителей НРК искренними друзьями Вьетнама83.

Первым политическим действием сложившегося в стране «нового властного триумвирата» стала кампания по увеличению квот для желающих вступить в НРПК. Как уже отмечалось, это был очень существенный вопрос, с точки зрения развития внутрипартийной борьбы. К тому времени несколько изменился расклад сил в руководстве НРПК. Оппонентами прагматиков и «бывших красных кхмеров» выступали уже не столько «вьетнамские ветераны», сколько довольно сильная группа консерваторов, — сторонников строительства понятного им уравнительного общества и социализма, основанного на государственной собственности и на обобществлении земли, скота и человеческого труда. Возглавил консерваторов Сай Бутхонг — авторитетный и влиятельный политик, которого многие за его ортодоксальные взгляды называли «серым кардиналом» в партии84.

Консерваторы резко возражали против быстрого численного роста партии и попытались поставить этот процесс под свой контроль. Прагматики, и особенно Хун Сен, наоборот, стремились его ускорить, резко увеличить численность членов НРПК и количество ее организаций, поскольку новые члены партии обычно примыкали именно к их фракции. В конце 1983 г. им удалось добиться своей цели, когда ЦК НРПК принял решение передать право приема в партию новых членов из центра местным и региональным партийным организациям. Журнал «Неак кхусна» отмечал, что «работа по расширению рядов партии широко развернулась с конца 1983 г., когда Центральный комитет передал право приема новых кандидатов в НРПК комитетам более низкого уровня и обязал их подготовить планы развития партийных организаций на местах»85.

Однако Сай Бутхонг, занимавший посты члена Политбюро и секретаря ЦК НРПК, возглавлявший комиссию партийного контроля, выступал против такой практики расширения партийных рядов. Он заявил, что в основе роста численности партийных организаций должна лежать «кропотливая работа с людьми»86. Его цель состояла в том, чтобы полностью взять под свой контроль прием в партию, и он предложил вести прием через так называемые группы активистов. «Партия, — отмечал он, — тесно связана с массами через группы активистов — это ее ближайший и главный резерв. Готовясь к вступлению в партию, активисты проходят проверку в практической деятельности, учатся, повышают свой идейный уровень. Когда человек подает заявление о приеме в НРПК, партийные комитеты тщательно рассматривают его деятельность, взгляды, поведение. Принятые проходят кандидатский стаж: шестимесячный — для рабочих, которые провели на предприятии не менее трех лет, и девятимесячный — для крестьян и выходцев из других слоев. По истечении этого срока, если кандидат подтвердил способность быть настоящим коммунистом, он становится членом партии. Расширение ее рядов идет без спешки, но последовательно»87.

Таким образом, лидер консерваторов стремился сделать так, чтобы местные партийные органы могли принимать в партию только людей, прошедших проверку в группе активистов. Для многих интеллектуалов, которых хотел ввести в партию Хун Сен, сделать это было непросто, поскольку тон в этих группах чаще всего задавали выходцы из крестьян — всегда относившиеся к интеллигенции с большим недоверием. Непросто это было сделать и бывшим соратникам Хенг Самрина и Чеа Сима, которым приходилось все время доказывать свое неучастие в преступных деяниях полпотовцев.

Борьба вокруг этого ключевого для формирования партии вопроса завершилась в конце концов компромиссом. Сай Бутхонг, не желавший раскола партии, первый проявил готовность договариваться, заявив, что «при Приеме в партию и отборе кадровых работников имеются в виду наиболее достойные представители рабочего класса, крестьянства, революционной интеллигенции, не запятнавшие себя участием в злодеяниях против народа. Бывшие члены партии (имеются в виду те, кто состоял в Компартии в эпоху Салотх Сара и Демократической Кампучии), которые не совершили никаких преступлений и одобряют новую программу, признаются ее членами»88. Это была очень важная уступка: многие бывшие «красные кхмеры», связанные с Хенг Самрином и Чеа Симом, сумели быстро восстановить свое членство в НРПК в обход принятых правил.

Борьба развернулась и по поводу вступления в партию представителей кхмерской интеллигенции. Как правило, они явно симпатизировали Хун Сену, поэтому его противники стремились всеми силами усложнить их прием в партию. Прагматики призывали, чтобы «партия и народ, при оценке представителей интеллигенции, не обращали внимания на их социальное происхождение, положение, которое занимали они при старом режиме, наличие связей с родственниками, проживающими в капиталистических странах... Для нас важно лишь одно: кому интеллигенция оказывает помощь — революции или контрреволюции. Если революции, — то это революционная интеллигенция, если контрреволюции, — то это контрреволюционная интеллигенция »89. Они утверждали также, что «отдельные представители революционной интеллигенции идут в передовых рядах вместе с рабочим классом, а часть вступила в члены НРПК»90. Всех этих людей характеризуют «верность Родине, народу, принципу пролетарского интернационализма, постоянное повышение уровня своих знаний, совместная борьба со всеми трудящимися против происков контрреволюции, активное участие в защите и строительстве родины, идущей к социализму»91.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 11-8-2020 22:42

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу