Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА XII. ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК

24-7-2012 07:37| Разместил: admin| Просмотров: 7231| Комментарии: 0

Порвав с Пол Потом и его организацией, Сианук отправился во Францию, потом в Северную Корею к своему другу Ким Ир Сену. Он ждал дальнейшего развития событий. Не исключено, что он тянул с согласием на предложения Пекина возглавить формирование единого антивьетнамского фронта и ожидал предложений с вьетнамской стороны. Он сам давал понять это Вьетнаму. Осенью 1979 г. он собрал своих сторонников в Конфедерацию кхмерских националистов и предложил от ее имени провести переговоры с Вьетнамом о восстановлении независимой и нейтральной Камбоджи42. Он написал три письма своему старому другу премьер-министру Вьетнама Фам Ван Донгу, но не получил на них ответа43. Учитывая свои многолетние дружеские связи с вьетнамским руководством, он мог ожидать, что в условиях растущего международного осуждения оккупации Камбоджи в Ханое решат предложить ему пост главы государства. В апреле 1980 г. он даже заявил о своей готовности отправиться в НРК в качестве простого гражданина. Но и на этот жест никакого положительного ответа ни из Пномпеня, ни из Ханоя он не получил. В комментарии кампучийского правительственного агентства СПК говорилось, что «успехи НРК вынудили принца сделать подобное заявление, но Кампучия не место для предателей»44. Столь жесткий ответ свидетельствовал не только о нежелании вьетнамцев вести с ним переговоры, но и об их уверенности в это время в своей способности контролировать Камбоджу. В Ханое полагали, что им незачем делиться властью с Сиануком и зависеть от слабоуправляемого бывшего кхмерского монарха. Его сторонники в Камбодже, которых было чуть менее тысячи человек и которые объединились в организацию «Пролоунг Кхмер» («Кхмерская душа»), преследовались властями. Многих из них арестовали и предали суду в Пномпене. В деятельности этой политической группировки вьетнамцы увидели не меньшую угрозу, чем от вооруженной оппозиции. Дело в том, что в то время, по свидетельству советских дипломатов в Пномпене, «значительная часть крестьянского населения Кампучии продолжала симпатизировать Сиануку, что способствовало некоторой популярности движения “Кхмерская душа” в сельских районах»45. В камбоджийской прессе развернулась кампания развенчания Сианука. В ноябре 1980 г. агентство СПК в комментарии «Сианук — предатель нации» указывало, что «принц выступает все больше и больше самым гнусным образом в качестве слуги пекинских экспансионистов, гегемонистов, а также империалистов»46. Как показали дальнейшие события, такая позиция Вьетнама была ошибочной: прождав почти два года и не получив устраивавших его предложений, Сианук согласился, наконец, с уговорами руководства КНР вновь положить свой авторитет на борьбу за независимость Камбоджи. При этом он вынудил Кхиеу Самфана провести с ним несколько раундов бесплодных переговоров, на которых выдвигал условия, заведомо невыполнимые для «красных кхмеров», вроде «требования разоружения их боевых сил в случае проведения всеобщих выборов и ухода вьетнамских войск из страны»47. Все это он делал для того, чтобы показать своим новым старым союзникам, что повторения сценария 1975 г. не будет и они вынуждены будут с ним считаться. Кроме этого, чтобы окончательно обезопасить себя от ситуации, когда в 1970 г. он быстро остался не у дел, стал фактически заложником «красных кхмеров», на сей раз Сианук решил сформировать полноценную военно-политическую группировку, которая бы действовала от его имени и подчинялась бы только ему. Свое решение он осуществил в мае 1981 г. в Париже, когда объявил о создании Единого национального фронта за суверенную, независимую, нейтральную, мирную и открытую для сотрудничества Камбоджу (ФУНСИНПЕК)48. Военную основу этого движения составили отряды некоммунистического движения Мулинака49, основанного в марте 1979 г. неким Конг Силеахом, который при неясных обстоятельствах был отравлен летом 1981 г.50 Американская администрация, которая рассматривала события в Камбодже сквозь призму глобального противостояния с СССР, вполне разделяла решимость руководства КНР объединить кхмерскую оппозицию и создать единый фронт борьбы против вьетнамской власти в Камбодже. За спиной Вьетнама стоял Советский Союз и возможное истощение сил Вьетнама означало, что СССР должен был выделять все более крупные ресурсы на поддержание своего главного союзника в Восточной Азии. Связываться с Пол Потом в США не желали, поэтому профинансировали создание эмигрантской группировки, которая ориентировалась бы на США и развивала традиции ушедшего в небытие лонноловского режима. В октябре 1979 г. при негласной поддержке из Вашингтона престарелый бывший премьер-министр Камбоджи Сон Санн сформировал Народный фронт национального освобождения кхмеров (НФНОК)51. В его состав вошли две тысячи бойцов, а также несколько националистически и антикоммунистически настроенных группировок, в том числе остатки организации «Кхмер серей» и примыкавшей к ней «Серейка», которые, по данным советских дипломатов, «контролировались ЦРУ»52. Насчитывали они около 6 тыс. человек которые находились на территории Таиланда, где управляли двумя крупными лагерями беженцев в районе Араньяпратхета53. Объединив всех своих «протеже», США рассчитывали влиять на политические процессы в Камбодже и вокруг нее. Для поддержки НФНОК близ его баз в таиландском приграничном городе Араньяпратхет была образована и оперативная база «спецгруппы по делам Камбоджи», находившаяся в непосредственном подчинении ЦРУ Ее члены контролировали распределение американской помощи, наблюдали за ситуацией в Камбодже и на ее границах. По словам одного из сотрудников этой базы в интервью журналистам, «... то, что мы делаем здесь, — это своеобразное продолжение нашей войны во Вьетнаме»54. В результате усилий международных спонсоров стали проявляться первые контуры возможного объединения оппозиционных НРК сил. Для того чтобы убедить и Сон Санна и Сианука в том, что «красные кхмеры» могут стать им достойными партнерами по коалиции, что они стали уже совсем другими — сторонниками частной собственности, демократии и рыночной экономики, было официально объявлено, что в декабре 1981 г. Компартия Кампучии самораспустилась по решению ее Центрального комитета55. Кхиеу Самфан, выступавший главным партнером по переговорам двух некоммунистических лидеров, неожиданно заявил, что ему «нравится капиталистическая экономика» и что «в период Демократической Кампучии его заставляли работать против его воли»56.

В конце концов, под общим давлением Вашингтона, Пекина и стран АСЕАН, которые также включились в камбоджийский конфликт на стороне кхмерской оппозиции, в июне 1982 г. в Куала- Лумпуре удалось собрать лидеров трех оппозиционных группировок: Сианука, Сон Санна и Кхиеу Самфана. После короткого общего заседания они объявили о своем согласии объединиться и создать Коалиционное правительство Демократической Кампучии (КПДК). Возглавил это правительство- Сианук,.л. его . присутствие .придало новому политическому образованию печать некой легитимности. После этого в ООН за осуждение вьетнамской агрессии стало голосовать не 91 государство, как в 1979 г., а 114 государств, как в 198557. В КПДК численно преобладали представители «красных кхмеров» и в их руках находилось министерство иностранных дел, наиболее важное для эмигрантского правительства58.

Коалиционное правительство Демократической Кампучии провозгласило две главные цели своих усилий: сокрушение НРК и вывод из страны вьетнамских войск. Для этого объединившиеся кхмерские оппозиционеры объявили, что планируют развернуть свою деятельность в трех направлениях: первым называлось вооруженная борьба и создание районов, освобожденных от власти оккупантов, вторым — борьба за симпатии кхмеров внутри Камбоджи, разоблачение политики марионеточного режима и стоящего за его спиной Вьетнама и, наконец, третье — дипломатическая деятельность, направленная на изоляцию НРК на международной арене59.

Пост президента фантомного государства Демократическая Кампучия занял Сианук (который, как и рассчитывал в свое время Дэн Сяопин, переехал в Пекин), премьер-министром стал Сон Санн, а заместителем премьер-министра — Кхиеу Самфан. В таком, несколько приниженном положении Кхиеу Самфана, который пусть и формально возглавлял самую сильную в военном отношении группировку, можно видеть попытку повторить опыт освободительной борьбы 1970-1975 гг., когда большинство руководителей Компартии выступали официально как заместители министров королевского правительства, на деле обладая, в отличие от официальных министров, реальной властью. Новое коалиционное правительство являло собой довольно внушительную силу: одна только объединенная военная группировка насчитывала около 50 тыс. человек — явно больше, чем вся армия НРК. По американским данным, в 1983 г. боевые силы полпотовцев превышали 30 тысяч человек, а в группировках Сианука и Сон Санна было соответственно 12 и 5 тысяч60.

Однако попытки превратить КПДК в новое издание НЕФК образца 1970-1975 гг., несмотря на все старания китайцев и полпотовцев, им повторить не удалось. Вместо единого штаба у каждой группировки существовало свое командование, вместо руководящей политической структуры в виде Компартии Камбоджи существовали отдельные политические структуры каждой группировки, которые подчас жестоко конфликтовали друг с другом. Единство образованного правительства оставалось столь эфемерным, что, казалось, оно может развалиться от любого случайного инцидента. Этого с нетерпением ждали в Пномпене, где снова стали пристально следить за всеми передвижениями и заявлениями Сианука61, а в частных беседах с послами «братских стран» — сообщать, что «Коалиционное правительство Демократической Кампучии пережило ряд провалов и оно близко к развалу»62. Действительно, в то время казалось, что этот развал вот-вот произойдет. По словам Д. П. Чандлера, «лидеры фракций презирали друг друга»63, между их подчиненными постоянно вспыхивали конфликты. «Красные кхмеры», например, регулярно нападали на вооруженные отряды Сианука или Сон Санна. В свою очередь, представители этих группировок не только отказывались создавать с «красными кхмерами» объединенное командование, но и старались воевать отдельно от них. Сианук демонстративно открещивался от «красных кхмеров», заявляя, что «никогда не простит им убийства своих пятерых детей и шестнадцати внуков»64.

Иногда отношения между партнерами настолько обострялись, что руководству КНР, которое выступало как главный организатор и спонсор всего проекта, приходилось угрожать полным прекращением субсидирования своих протеже, чтобы заставить их хотя бы на время примириться. В октябре 1984 г., например, Дэн Сяопин, принимая Сианука, Сон Санна и Кхиеу Самфана, пригрозил, что Китай прекратит им всякую помощь, если хоть один из участников коалиции будет из нее исключен. Этот резкий ультиматум прозвучал после того, как Сианук и Сон Санн (которых поддерживали министры иностранных дел стран АСЕАН) потребовали, чтобы «красные кхмеры» окончательно и публично открестились от Пол Пота. Узнав об этом, Дэн Сяопин, по воспоминаниям Сианука, стал кричать, что он не понимает, почему кто-то хочет отодвинуть Пол Пота, который, правда, допускал определенные ошибки в прошлом, но сегодня это главная фигура в войне против вьетнамских агрессоров65.

Несмотря на горячие речи главного китайского реформатора в поддержку Пол Пота, Дэн Сяопин всегда оставался реалистом, поэтому при всех возможных симпатиях к «борцу за свободу», скорее всего, именно он в августе 1985 г. инициировал уход Пол Пота на пенсию в день его шестидесятилетия. Позже, в мае 1987 г. в Пекине, в беседе с генсеком ООН Пересом де Куэльяром он сообщил ему, что «Пол Пот и Иенг Сари считаются неприемлемыми лицами для участия в переговорах, тогда как Кхиеу Самфан приемлемый»66. Так что, убирая Пол Пота, китайский лидер укреплял позиции своего протеже, с которым связывал надежды на улучшение имиджа «красных кхмеров». Ушедший на пенсию «брат номер один» стал директором Высшего института национальной обороны, о деятельности которого ничего не было известно, и официально оставался им до выхода в отставку в 1989 г.67 Трудно сказать, насколько уменьшилась его власть после всех этих перестановок. Скорее всего, она нисколько не уменьшилась: он оставался генеральным секретарем Компартии, действовавшей в подполье68.

Основными финансовыми донорами камбоджийской оппозиции выступали Китай и США. Главными объектами китайской помощи оставались «красные кхмеры», а получателем американской была группировка Сон Санна. Сианук и примкнувшие к нему партизаны получали средства и от Китая, и от США, и от некоторых стран АСЕАН. Несмотря на, казалось бы, обилие источников финансирования, группировке Сианука предоставляли меньше всех и ее лидер постоянно жаловался на нехватку материальных средств и оружия для ведения войны. Он говорил, что во время его первой войны за независимость хозяином Камбоджи была только Франция, однако «после того, как мы снова потеряли независимость, я вынужден иметь дело с восемью хозяевами — США, Китаем и асеановской шестеркой»69. Справедливость претензий Сианука подтверждают данные, приведенные в индийской газете «Телеграф», относительно того, как распределялась китайская помощь. «Китайские поставки кхмерским группировкам, — писала газета, — делились в таких пропорциях: 95 % — “красным кхмерам” и лишь 5 % — остальным двум группировкам»70. Объем китайских поставок вооружений особенно вырос в 1985 г. и был рассчитан на то, чтобы максимально компенсировать потери, понесенные войсками КПДК при разгроме их баз и укрепленных лагерей в ходе военных действий в сухом сезоне 1984-1985 гг. Когда стал очевиден масштаб их поражения, то в мае 1985 г. Китай направил самую большую партию военной помощи. Ее львиная доля предназначалась «красным кхмерам »71. Не обделили и силы, подчиненные Сиануку. Им было предоставлено новое вооружение — «1500 автоматов, гранатометы, противотанковые ружья, различная военная амуниция»72. Это был большой прогресс в расширении поставок из Китая этой группировке, — ведь ни о каких поставках гранатометов, противотанковых ружей, другой военной техники речь раньше не шла. Говоря об объемах поставок китайского вооружения и техники его собственной группировке, Сианук в 1984 г. уточнял: «В прошлом году мы получили от Китая стрелковое оружие для 3 тыс. человек. Недавно Китай предоставил оружие еще для 2 тыс.»73.

Об американской помощи, поступавшей в распоряжение КПДК, долгое время было известно только то, что она предоставлялась тайно по каналам Центрального разведывательного управления. В индийском журнале «Линк» утверждалось, например, что «ЦРУ, в течение нескольких последних лет, регулярно финансировала повстанческие организации, выступающие против нынешнего камбоджийского правительства »74. Причина такой скрытности американской поддержки заключалась в том, что общественное мнение в США выступало резко против любых форм контактов с «красными кхмерами» и поддерживающими их группировками. Поэтому США долгое время не афишировали своих связей с Сон Санном и Сиануком. Помощь им поступала главным образом по так называемой системе «заменяемых фондов», то есть средства, которые американцами предоставлялись странам АСЕАН, соответственно передавались ими некоммунистическим группировкам. Такой способ поддержки позволял скрывать истинные размеры американской помощи и использовать эти деньги в целях прямо противоположных официально объявленным. В одной из статей, посвященных этой теме, отмечалось: «Официальные американские лица осторожны при обсуждении того, как выделяется “заменяемая помощь” камбоджийским силам сопротивления, но считается, что она поступает из фонда ЦРУ для тайных операций и направляется через некоторые страны АСЕАН. Деньги, предназначенные для “гуманитарной помощи”, например, предоставляются странам АСЕАН, которые затем используют эквивалентную сумму из своих собственных бюджетов для приобретения движению сопротивления оружия и военной амуниции»75.

Постепенно, однако, по мере того как вокруг некоммунистических группировок кхмерской оппозиции возникал ореол подлинных бойцов за независимость Камбоджи, которые противостоят как «вьетнамской оккупации, марионеточному режиму в Пномпене, так и “красным кхмерам” внутри КПДК», эта помощь наращивалась и постепенно перестала быть секретной. По некоторым подсчетам, «в 1984 г. США, например, удвоили свою помощь группировкам Сианука и Сон Санна, доведя ее до 15 млн. долл.»76.

Более всего средств поступило из США в 1985 г. Разгром лагерей сонсанновской и сиануковской группировок и бегство тысяч находившихся там людей на территорию Таиланда привели к тому, что американцы решили публично продемонстрировать свою поддержку некоммунистическим фракциям. В апреле 1984 г. Сон Санна и командовавшего группировкой Сианука — его сына Нородома Раннарита принимали в США. На встрече в госдепартаменте им было обещано, что Вашингтон обеспечит моральную и политическую поддержку силам камбоджийского сопротивления77. После этого глава ЦРУ Уильям Кейси лично посетил лагеря беженцев с тем, чтобы выяснить реальную ситуацию и нужды кхмерского сопротивления. Тогда же конгресс США первый раз открыто проголосовал за выделение 5 млн. долл. группировкам Сон Санна и Сианука. Тем самым началось прямое субсидирование некоммунистических группировок, которым неофициально разрешили тратить эти деньги не только на собственно гуманитарные нужды, но и на закупку оружия78.

Из членов АСЕАН наиболее активными донорами антиправительственных сил Камбоджи были Таиланд и Сингапур. Функции этих двух стран разделялись: «Сингапур стал крупнейшим из стран этого региона поставщиком вооружений кхмерским формированиям, а Таиланд взял на себя роль своеобразного “прифронтового” государства в необъявленной войне против НРК, предоставив кхмерской эмиграции убежище на своей территории и превратившись в перевалочный пункт для всех видов иностранной помощи антикамбоджийским элементам»79. Таиланду такая «прифронтовая позиция» оказалась очень выгодна: кроме того, что он превратился в один из центров мировой политики, ему с помощью американцев за короткое время удалось усилить и перевооружить свою армию, удвоить парк танков, модернизировать военно- воздушные силы. В 1983 г. американская военная помощь Бангкоку составляла 80 млн., в 1984 — уже 91 млн., а в 1985 — 110 млн. долл.80 Не исключено, что и часть этих средств поступала в распоряжение кхмерских группировок. По данным премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю, прекрасно осведомленного об истинных масштабах финансовых вливаний в дело кхмерской оппозиции, «общая сумма помощи Китая, США, Сингапура, Малайзии и Таиланда правительству КПДК за весь период 80-х годов составляла 1,3 млрд. долл.»81. В партизанской войне против НРК особую роль играли многочисленные лагеря беженцев, расположенные на небольшом расстоянии вдоль камбоджийско-таиландской границы. Основной приток людей в эти районы начался в связи с вьетнамским вторжением — с января по сентябрь 1979 г. на границе с Таиландом скопились десятки тысяч камбоджийцев. Многие из них границу тогда не переходили, а оставались в лагерях на камбоджийской территории. Верховная комиссия ООН по делам беженцев помогла наладить проживание и питание людей в этих лагерях. Там находили еду и кров все камбоджийцы, включая и «красных кхмеров». В 1983 г. в районе камбоджийско-таиландской границы оказалось уже более 200 тыс. человек и еще 73 тыс. — в лагерях на таиландской территории82. Советские дипломаты в Пномпене объясняли такой поток беженцев из страны тем, что операции ООН и других благотворительных фондов «по распределению помощи на границе носили провокационный характер, так как вызывали приток в этот район значительной массы кампучийского населения, что в определенной степени дестабилизировало внутреннее положение в западных районах НРК»83. На самом деле у тысяч камбоджийцев причин бежать из страны было множество: голод, политика обобществления собственности и изъятие риса за бесценок, партизанские действия, присутствие вьетнамских войск, просто поиски лучшей жизни. Однако и в объяснении советских дипломатов была изрядная доля правды. В войне, развязанной против НРК, беженцам уготовили роль «пушечного мяса» для противостоявших Пномпеню группировок, а наличие лагерей мигрантов с находившимися там несчастными женщинами и детьми должно было свидетельствовать о том, что оккупация Камбоджи Вьетнамом и страдания камбоджийцев продолжаются.

Эти лагеря контролировались разными фракциями оппозиции и превратились в тыловые базы их вооруженных сил. В них формировались, вооружались и готовились к войне отряды боевиков, а окрестные территории, на которые не распространялась власть НРК, в международной печати стали громко называть освобожденными районами. Судьба этих районов, беженских лагерей и тысяч людей, там проживавших, оказалась незавидной: в 1984-1985 гг. в итоге серии последовательных операций вьетнамские вооруженные силы захватили все лагеря, расположенные с камбоджийской стороны границы, и заставили их обитателей бежать в Таиланд. На тайской территории, на расстоянии от 2 до 10 километров от границы появились новые лагеря, которые так же, как и старые, быстро стали центрами набора и подготовки бойцов для отрядов оппозиции. Наиболее крупные — Нонг Чанг, Нонг Самет, Кхао-и-данг — превратились в многотысячные поселения, жители которых снабжались и обслуживались за счет средств ООН и денег, поступавших из различных благотворительных фондов на Западе и в Японии. Поддержанием дисциплины в этих своеобразных населенных пунктах обычно занимались представители той группировки, которая контролировала этот лагерь. Особенно жесткая дисциплина поддерживалась там, где властвовали «красные кхмеры». Людям не давали возможности покидать лагерь без специального разрешения, заставляли участвовать в политических мероприятиях, запрещали даже давать интервью журналистам84.

Борьба за контроль над тем или иным лагерем, а значит и за средствами, поступавшими на его содержание, стала важной частью деятельности камбоджийских группировок. «Красные кхмеры», будучи наиболее сильной фракцией, несколько раз, несмотря на то, что они входили в общую коалицию, пытались вытеснить администрацию своих союзников из лагерей беженцев, и только опасаясь применения силы со стороны таиландской армии и полиции и международного скандала, которого совершенно не желали покровители из КНР, они не решались на широкомасштабные вооруженные действия против своих партнеров по коалиции.

И все же, несмотря на внутренние разногласия и противоречия, объединенной оппозиции удалось постепенно превратиться в реальный фактор региональной и международной политики. Соединенными усилиями враждебные НРК и Вьетнаму силы в Пекине, Вашингтоне и в столицах стран АСЕАН не только сумели реанимировать кхмерскую оппозицию, но и придать ей некоторую легитимность, власть и влияние. Можно сказать, что план борьбы с вьетнамским присутствием в Камбодже, предложенный Дэн Сяопином в беседе с Иенг Сари еще в январе 1979 г., хоть и с огромными трудностями, но все-таки был реализован. Силы оппозиционеров были неизмеримо слабее вьетнамских войск, но после каждого поражения они возрождались, благодаря объединенной китайско-американской и асеановской помощи. Как и рассчитывал Дэн Сяопин, военные действия в Камбодже приобрели затяжную форму и превратились в войну на истощение Вьетнама, которая требовала от него все новых усилий для сохранения статус-кво.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 15-7-2020 01:43

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу