Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ

25-7-2012 21:15| Разместил: admin| Просмотров: 10030| Комментарии: 0

Произошло это событие 30 мая 1992 г., и многие полагают, что оно определило поворотный момент во взаимоотношениях руководства ЮНТАК и «красных кхмеров». По свидетельству очевидцев, из этого «временного плена» глава ЮНТАК вернулся с полным пониманием реального отношения Пол Пота и его соратников к миротворческому процессу и ООН134. «Красные кхмеры» в свою очередь также сделали из этого инцидента свои выводы: 9 июня 1992 г., в нарушение подписанных в Париже договоренностей, Кхиеу Самфан направил главе ЮНТАК специальное послание, в котором заявил, что «красные кхмеры» не допустят размещения сил ООН в подконтрольных им районах135.

Убедившись, что у ЮНТАК нет реальных рычагов давления на них, полпотовцы не только запретили любое присутствие подразделений ООН в подконтрольных им районах, но и отказались предоставить сведения о численности своей армии и в конце концов заявили, что вообще не намерены сводить свои войска в какой-либо район, чтобы их могли там разоружить. Это было еще одно нарушение обязательств, взятых ими в соответствии с Парижскими соглашениями. Свой отказ «красные кхмеры» объясняли тем, что якобы вьетнамские войска все еще остаются на территории Камбоджи и должны быть выведены, а позже потребовали, чтобы страну покинули вообще все вьетнамцы136. Присущая Пол Поту ненависть к вьетнамцам подогревалась еще и тем, что он, по всей видимости, не мог поверить, что войска НПК без участия вьетнамцев успешно отражают удары его лучших батальонов и что в Камбодже появилась военная сила, сравнимая по боевым возможностям с его отрядами и даже превосходящая их.

Другое его требование состояло в том, чтобы ЮНТАК взяло на себя полный контроль над деятельностью правительства Хун Сена. Роспуск правительства НПК был одной из главных целей участия «красных кхмеров» в переговорном и миротворческом процессе. Поэтому они выдвинули ультиматум, чтобы ЮНТАК не просто контролировал, но и распустил это правительство. В своих претензиях они зашли так далеко, что добавили еще и требование к ЮНТАК содействовать в изменении границы между Камбоджей и Вьетнамом137. В ответ на это глава ЮНТАК, желая сохранить полпотовцев в переговорном процессе, попытался хотя бы частично пойти на удовлетворение их требований. Он сообщил им, что дал указание увеличить число пунктов контроля на вьетнамо-камбоджийской границе и провести инспекцию войск НПК. В результате всех этих мер выяснилось, что во всей армии Хун Сена нашлось лишь три человека, которых можно было отнести к вьетнамским офицерам. Позже были обнаружены еще четверо, которые официально были гражданами Камбоджи138. Данные о числе вьетнамцев в подразделениях НПК, приведенные после обследования, разочаровали «красных кхмеров». Они потребовали продолжить инспекцию, заявив, что «Хун Сен ловко скрывает своих вьетнамцев», а ЮНТАК ему в этом подыгрывает139. В ответ на их неприкрытый шантаж ООН ужесточила свою позицию. Совет Безопасности объявил, что «никакой помощи в реконструкции не получит та группировка, которая отказывается сотрудничать с ЮНТАК»140, Напряжение в отношениях «красных кхмеров» и миротворцев достигло такой остроты, что заместитель военного командира ЮНТАК французский генерал Лориндон ушел в отставку в знак протеста против того, что его требование использовать военный компонент ЮНТАК для обуздания «красных кхмеров» было отвергнуто Ясуси Акаши141. В одном из интервью он заявил, что «покидает Камбоджу из-за невозможности выполнить мандат ООН». По его мнению, «необходимо было военной силой побудить “красных кхмеров” к выполнению соглашений, которые они уже подписали»142.

Глава ЮНТАК не стал ни следовать советам французского генерала, ни идти на поводу у «красных кхмеров», которые фактически провоцировали миротворцев на военные меры, чтобы потом свалить на них неудачу всего проекта урегулирования конфликта. К этому времени триумвират в составе Пол Пота, Нуон Чеа и Та Мока, управлявший движением еще с конца 70-х, пришел к заключению о «желательности выхода движения из договорного процесса» и уже не желал вести переговоры с «вьетнамскими марионетками в Пномпене»143. «Красные кхмеры» все больше склонялись к убеждению, что только военные действия смогут привести их к власти. После снятия Сон Сена со всех постов и отправки его на «перевоспитание», единственным ограничителем свободы действий полпотовской группировки оставались китайцы, которые уже много лет, начиная с исторической встречи Иенг Сари с Дэн Сяопином 13 января 1979 г. в Пекине, практически полностью содержали их. Но в отличие от Пол Пота и его соратников, Китай поддерживал усилия ЮНТАК и не мог одобрить их действия, подрывающие мирное урегулирование.

Непомерные претензии Пол Пота, его стремление разорвать отношения с ЮНТАК оказались большим подарком для Хун Сена и его партии. Своими агрессивными действиями руководитель «красных кхмеров » сам поставил себя в положение изгоя. Отказавшись разоружаться, он фактически сорвал важнейший этап в выполнении Парижских соглашений, связанный с демобилизацией вооруженных сил соперничавших группировок. Тем самым он позволил и своему заклятому врагу — НПК почти в целости сохранить свою армию, так как в сложившихся условиях руководство ЮНТАК вынуждено было принять решение об изменении масштабов перегруппировки и разоружения других противостоявших друг другу камбоджийских сил. Сокращать свои войска предстояло только трем группировкам, сотрудничавшим с ЮНТАК. Но это сокращение должно было носить ограниченный характер и не привести к их разоружению, так чтобы не оставить беспомощными перед лицом «красных кхмеров», предоставив тем шанс снова захватить всю страну144.

К 10 сентября перегруппировке подверглось 52 тыс. солдат, было складировано около 50 тыс. единиц оружия145. Это составляло примерно 50% боевых сил ФУНСИНПЕК и отрядов Сон Санна и только 25 % армии НПК. Министр внутренних дел ГК Со Кхенг сказал, что его фракция «сократила свою армию на 38 тыс. человек... и что разоружение носило односторонний характер, и потому оно было приостановлено с согласия ЮНТАК»146. В результате ударные силы НПК фактически не были затронуты сокращением147. Получилось, что «красные кхмеры», отказавшись разоружаться, остались в одиночестве, противопоставив себя и трем другим фракциям и ЮНТАК. Их место в коалиции сторон, выступавших за выполнение Парижских мирных соглашений, заняла НПК, которой удалось таким путем изменить начальную конфигурацию мирного процесса, когда эта партия противостояла трем другим камбоджийским фракциям, входившим в коалиционное правительство. Теперь на месте НПК и под огнем жесткой критики оказались «красные кхмеры».

Несмотря на очевидный провал в выполнении ключевого положения Парижских мирных соглашений (демобилизация вооруженных сил всех группировок), руководство ЮНТАК после некоторых колебаний148 12 августа 1992 г. обнародовало закон о выборах и тем самым решило продолжить миротворческую операцию. Расчет состоял в том, что за время подготовительных мероприятий представители Таиланда и Японии смогут убедить Пол Пота и его соратников принять участие в выборах и возобновить полномасштабное сотрудничество с ЮНТАК. Надеялись, что «приманкой» здесь станет возможность получить дополнительную финансовую помощь от Японии. Прислушаться они должны были и к предложениям Таиланда, от позиции которого, по существу, зависело их существование, поскольку все военные грузы шли к полпотовцам через территорию этой страны. Кроме того, из районов, находившихся под контролем «красных кхмеров », в Таиланд непрерывно поставлялись древесина, драгоценные камни, а оттуда взамен поступали продукты питания и средства на закупку новых вооружений и экипировку отрядов. Более того, то, что отношение Таиланда к «красным кхмерам» менялось, должно было бы их насторожить — ведь отношение этой страны к камбоджийскому вопросу всегда было соответственно позиции Китая. Воздействовать на «красных кхмеров» с тем, чтобы заставить их участвовать в выборах, пытались в это время и другие страны. В сентябре 1992 г. Австралия внесла предложение, чтобы Совет Безопасности ООН ввел санкции против этой группировки в случае отказа ее руководства подчиниться решениям ЮНТАК. И как самая действенная мера предлагалось провести выборы вообще без ее участия. В ответ на эту инициативу Кхиеу Самфан, в письме на имя Генерального секретаря ООН, обвинил австралийских представителей в «нарушении целостности Парижских соглашений»149. Эти обвинения приняты во внимание не были, и 13 октября 1992 г. Совет Безопасности ООН подтвердил, что выборы в Камбодже должны проводиться согласно принятому графику, и потребовал от «красных кхмеров» сотрудничать с ЮНТАК. Принятая резолюция впервые констатировала, что именно политика «красных кхмеров» препятствует достижению мира в Камбодже150. Тем не менее все попытки склонить Пол Пота к сотрудничеству с ЮНТАК и к участию в выборах оказались безрезультатными. Япония и Таиланд сообщили в ООН о неудаче своего посредничества. Тогда генеральный секретарь ООН Бутрос Гали перепоручил эту миссию Франции и Индонезии как сопредседателям Парижской конференции151. Надежды на то, что удастся убедить Пол Пота участвовать в миротворческом процессе, связывались в это время не столько с миссией этих стран, сколько с проведением 7-8 ноября 1992 г. в Пекине новой встречи, в которой должны были участвовать все камбоджийские стороны и сопредседатели Парижской конференции. Расчет был на то, что китайские руководители, от которых полпотовцы всегда зависели и к мнению которых не могли не прислушиваться, смогут в неформальной обстановке убедить своих протеже изменить позицию. Но, к очевидному неудовольствию хозяев встречи, «красные кхмеры» подтвердили свое нежелание сотрудничать с ЮНТАК и участвовать в выборах, заявив, что до тех пор, пока они не убедятся, что в стране создана нейтральная политическая обстановка, ни о каком их участии в выборах не может быть и речи152.

Однако, несмотря на всю непреклонность своей позиции и активность своих боевиков, повлиять на изменение сроков выборов или добиться их отмены «красные кхмеры» так и не смогли. 30 ноября 1992 г. Совет безопасности ООН вновь подтвердил, что выборы в Камбодже должны состояться не позднее мая 1993 г., и это позволило ЮНТАК продолжить подготовку к ним. Ясуси Акаши принял также решение изменить принципы дислокации войск, входивших в военный компонент. Было решено перегруппировать их так, чтобы они не столько контролировали ситуацию в целом по стране, сколько защищали центры по организации выборов в провинциях, обеспечивали доставку в них всего необходимого для проведения голосования. Вместо контроля и наблюдения за территориями, военный компонент ООН сосредоточивал силы на защите коммуникаций и избирательных участков153.

Начавшийся вывод миротворцев ООН из районов их прежней дислокации «красные кхмеры» рассматривали как новое проявление слабости своих противников и перешли к тактике непрерывного давления на руководство ЮНТАК. Смысл их действий состоял в том, чтобы, захватывая ооновских офицеров в заложники, а потом освобождая их, продемонстрировать свою силу и возможность влиять на весь выборный процесс154. Вполне вероятно, что Пол Пот рассчитывал таким путем заставить миротворцев свернуть свои операции в стране или вообще покинуть Камбоджу. Однако он явно недооценил упорство главы ЮНТАК, его твердую решимость при любых обстоятельствах обеспечить в Камбодже всеобщие выборы, даже если они не вполне будут соответствовать всем критериям, прописанным в плане мирного урегулирования конфликта. В одном из своих интервью Ясуси Акаши однозначно заявил, что «не может позволить себе не добиться успеха»155. В ответ на неприкрытый шантаж полпотовцев руководство ЮНТАК сделало неожиданный и сильный ход. Оно объявило, что для обеспечения безопасности избирательных участков силам НПК и других двух фракций будет разрешено наносить ответные удары по отрядам «красных кхмеров»156. Более того, чтобы дать им для этого реальную возможность, глава временной администрации ООН распорядился вернуть охраняющим часть оружия, изъятого при демобилизации157. Эти решительные действия, без сомнения, были серьезным нарушением принципов Парижских мирных соглашений, однако они соответствовали сложившейся ситуации. Без таких мер предосторожности возможность сохранить в стране относительный порядок и провести выборы была бы минимальной.

Дело в том, что направить войска ООН против полпотовцев или даже приказать им защищать мирное население глава временной администрации ООН не имел права, так как это расходилось бы с обязанностями военного компонента ЮНТАК. Его глава — генерал Сандерсон — говорил об этом недвусмысленно: «Миссия ООН создана была не для того, чтобы защищать Камбоджу. Военный компонент ЮНТАК не будет использоваться в операциях по обеспечению безопасности внутри страны. Он будет действовать не для того, чтобы защищать политический процесс, мы здесь для того, чтобы защищать электоральный процесс. Мы ответственны за то, чтобы обеспечивать безопасные рамки для деятельности других компонентов сил ООН по организации выборов»158. Получилось, что «красные кхмеры» своими провокациями не оставили главе ЮНТАК иного выбора, как доверить Хун Сену и его армии задачи защиты населения и поддержания статус-кво в Камбодже. Это был еще один шаг к укреплению позиций премьер-министра и его правительства.

Противостоять давлению «красных кхмеров» на миротворцев Ясуси Акаши рассчитывал и прибегнув к жестким экономическим мерам. Он принял решение наложить эмбарго на поставки нефтепродуктов этой группировке, которые шли через территорию Таиланда. Кроме того, под предлогом защиты природы было объявлено о запрете вывоза из Камбоджи необработанной древесины, что могло больно ударить по хорошо налаженным деловым связям команды Пол Пота159. Обсуждался и вопрос о том, чтобы заморозить все счета «красных кхмеров» в таиландских и иностранных банках160. В ответ на решительность и жесткость руководителя ЮНТАК радио «красных кхмеров » развернуло против него пропагандистскую кампанию под лозунгом «Ясуси Акаши потерял здравый смысл и храбрость и он должен уйти в отставку»161.

Борьба, развернувшаяся между ЮНТАК и «красными кхмерами», предоставила НПК возможность сблизиться с главой ЮНТАК и все более активно сотрудничать с его основными структурами. Встречи Хун Сена и Ясуси Акаши участились, поскольку в силу сложившихся обстоятельств эти деятели оказались очень нужны друг другу. Хун Сену необходимо было хотя бы добиться нейтрального отношения ЮНТАК к его партии, без чего вряд ли приходилось рассчитывать успешно выступить на выборах. А главе ЮНТАК был необходим Хун Сен с его правительством и армией, способный не только управлять страной, но и противостоять вылазкам «красных кхмеров». Почувствовав свою незаменимость в деле подготовки выборов, НПК стала стремиться нейтрализовать активность кандидатов других группировок, особенно в тех районах, где она сохраняла свой административный контроль. Несколько кандидатов ФУНСИНПЕК, которая рассматривалась бывшими коммунистами как главный соперник на предстоящих выборах, подверглись нападениям в районах, где распоряжались административные креатуры партии Хун Сена. Наибольшую огласку получили налет на штаб-квартиру партии Сон Санна в провинции Кохконг и обстрел партийного офиса ФУНСИНПЕК в Баттамбанге. Полиция, подчиненная Хун Сену, отказалась арестовывать участников этих акций162.

В феврале 1993 г. уже армия НПК начала наступление на позиции полпотовской группировки на территории десяти провинций. Официально эта операция объяснялась необходимостью защитить мирное население от вылазок «красных кхмеров» и создать предпосылки для успешного проведения предвыборной кампании. На самом деле Хун Сен и его соратники стремились показать силу и возможности своей армии, ее способность наступать на противника и защищать граждан. Сообщая о своих успехах, сторонники Хун Сена называли ЮНТАК «бумажным тигром», организацией, которая не в состоянии контролировать деятельность «красных кхмеров», а потому НПК приходится делать за нее работу, с которой она не справилась163. Сианук, ревниво наблюдавший из Пекина, как растут ставки Хун Сена, после очередного нападения сторонников НПК на кандидата ФУНСИНПЕК сделал неожиданный ход — опубликовал специальное заявление о том, что он «в условиях эскалации военных действий в стране отказывается от поста председателя ВНС». Бывший монарх заявил, что ЮНТАК, желая убедить ООН и весь мир в своем успехе, собирается проводить выборы, несмотря на то, что никаких условий для них не создано. «Это настоящая комедия», — заметил он в одном из интервью164. Демарш Сианука, несомненно, объяснялся тем, что он хотел показать руководству ЮНТАК, что успех в организации выборов зависел не только от Хун Сена, но и от него, и поэтому ФУНСИНПЕК должна также пользоваться особой защитой и расположением главы временной администрации ООН.

В ООН прекрасно поняли мотивы председателя ВНС, и лично Генеральный секретарь ООН Бутрос Гали отправился в Пекин уговаривать его забрать заявление об отставке. После встречи с ним Сианук согласился остаться на посту председателя ВНС и продолжать сотрудничество с ЮНТАК. Однако его согласие вернуться на свой пост не могло изменить ситуацию — ЮНТАК все более запутывался в хитросплетениях кхмерской политики. Стремясь во что бы то ни стало выполнить свою миссию и провести выборы, временная администрация ООН из органа надзирающего и организующего политический процесс, стоящего как бы над местными политическими группировками, превратилась фактически в зависимую от них организацию. Авторитет ЮНТАК и доверие к нему тысяч камбоджийцев заметно упали. В руководстве ЮНТАК эта перемена не осталась без внимания, и в секретном отчете Совету Безопасности и Генеральному секретарю ООН Ясуси Акаши отмечал: «В Камбодже люди все меньше верят в способность временной администрации ООН развивать мирный процесс, они считают солдат ЮНТАК наемниками, прибывшими в Камбоджу только ради высокой зарплаты. В докладе также отмечалось, что «камбоджийцы рассматривают как реальную угрозу возвращение к власти “красных кхмеров” после скорого ухода ЮНТАК». Относительно партии Хун Сена в докладе говорилось, что она «всячески препятствует всем остальным силам вести легальную политическую работу»165.

О том, как это происходило, поведал в специальном письме Бутросу Гали глава ФУНСИНПЕК принц Раннарит. Как он писал в своем послании, «политический террор» НПК по отношению к ФУНСИНПЕК «стал невыносим»: с ноября 1992 по январь 1993 г. из членов ФУНСИНПЕК 18 было убито и 22 ранено166. Однако даже после этого письма, в котором были изложены факты нападений и убийств, совершенных структурами партии Хун Сена, никаких суровых последствий для сторонников премьер-министра это не имело. В Совете Безопасности ООН и в ЮНТАК понимали, что исключение из процесса подготовки к выборам Хун Сена и его партии означало бы крах всех миротворческих усилий и повлекло бы за собой подрыв авторитета ООН в мире.

Значение партии Хун Сена для успеха всего дела выросло настолько, что руководство ЮНТАК вынуждено было мириться и с тем, что НПК активно противодействовала попыткам ооновских структур взять под контроль органы местного управления. По словам Ясуси Акаши, после того как ЮНТАК развернула мобильные отряды, которые должны были следить за тем, чтобы местные администраторы строго придерживались нейтралитета в политической борьбе, Хун Сен обвинил его в том, что методы миротворцев ООН напоминали те, которые применял Пол Пот167. При попытках малейшего давления на себя и свою партию Хун Сен немедленно разворачивал активную пропагандистскую кампанию против ЮНТАК, заявляя о ее неспособности навести порядок в стране и о том, что лишь его фракция «сможет положить конец насилию со стороны “красных кхмеров” и обеспечить политическую стабильность»168. Действительно, гражданский компонент ЮНТАК был не в состоянии контролировать деятельность местной администрации, мог оказывать лишь некоторое «влияние» на характер принимаемых на местах решений. Посланцам ООН в Камбодже так и не удалось вникнуть в механизм политической власти, они не знали языка, особенностей менталитета камбоджийцев и кхмерской политической культуры, не разбирались в разветвленных клановых и родственных связях и отношениях, так характерных для этой страны. Кроме того, у руководства НПК всегда была возможность так называемого «неформального» давления на местную администрацию и на население через систему традиционных связей патрон — клиент, установившихся еще в период существования НРК и совершенно недоступных влиянию ЮНТАК169. В свое время НРПК, а потом и НПК сама расставляла чиновников на посты в местных органах власти. Многие из них были членами партии и подчинялись партийной дисциплине, другие были связаны родственными или дружески-клановыми отношениями с членами центрального руководства. Через такую систему неформальных связей НПК легко доводила до местных чиновников свои установки. В отчетах представителей временной администрации ООН не раз отмечалось «широкое и постоянное использование государственного аппарата для проведения политических кампаний и политики НПК»170.

Хун Сен стремился сохранить сложившуюся систему власти, и в этой связи сотрудничество с ЮНТАК ему было очень выгодно, потому что временная администрация ООН не только не собиралась ее разрушать, но, наоборот, фактически подтвердила ее легитимность. Премьер-министр ГК в своей критике действий ЮНТАК никогда не переходил за определенные границы, и все его критические высказывания были в целом частными и компромиссными. Он только в крайних ситуациях угрожал ЮНТАК возможностью выхода из миротворческого процесса, старался всегда подчеркивать, что, несмотря на некоторые издержки, полностью поддерживает деятельность структур ООН и готов действовать по тем правилам, которые устанавливает ЮНТАК171.

В отличие от Хун Сена и его партии, «красные кхмеры», как уже отмечалось, месяц за месяцем все более ужесточали свое отношение к ЮНТАК. Они уже и не скрывали, что своими активными действиями рассчитывают подорвать миротворческий процесс, вновь ввергнуть страну в хаос и гражданскую войну и таким путем вернуться к власти. При этом создавалось впечатление, что действуют они уже по собственному плану, не спрашивая совета и одобрения у своих главных покровителей в Пекине172.

Трудно сказать, откуда у Пол Пота и его окружения взялась уверенность в том, что Китай в любом случае будет на их стороне. Не исключено, что, провоцируя ООН, Пол Пот рассчитывал шантажировать и Китай, полагая, что китайцы «никуда не денутся» и вынуждены будут его поддержать, чтобы иметь преданных союзников в Камбодже. Но тут Пол Пот сильно просчитался. Ведь если разобраться в ситуа- ции, то выяснится, что мотивы, которые главным образом побуждали КНР содержать и обеспечивать всем необходимым «красных кхмеров», отпали. Вьетнамские войска были выведены из Камбоджи, реванш за унижение 1978-1979 гг. состоялся. Китай продемонстрировал свою мощь и влияние и совместно с другими великими державами выступал за мирное решение камбоджийского конфликта. Престиж КНР вырос и в Азии и во всем мире и жертвовать им в интересах наиболее одиозной из всех кхмерских группировок он явно не желал. Пол Пот не понимал, что задачи вернуть «красных кхмеров» к власти в Пномпене Пекин уже давно перед собой не ставил. Наоборот, китайское руководство всячески стремилось продемонстрировать свой новый имидж сильной и ответственной державы. Поддерживать «красных кхмеров» со всем грузом их тяжких преступлений значило бы только затруднить себе эту задачу Пекин с каждым днем все сильнее раздражали действия его былых протеже, тем более что после нормализации отношений с Вьетнамом КНР вполне устраивала ситуация, когда бы Камбоджу возглавил Сианук, а правящей партией там стала бы фракция, которая одержит победу на выборах.

То, что в Китае по-новому подходят к ситуации в Камбодже, ясно показал визит в Пномпень в феврале 1992 г. министра иностранных дел КНР Цянь Цичэня, который провел переговоры с Сиануком и с Хун Сеном, а также с представителями временной администрации ООН. После этих встреч глава китайского МИДа сделал несколько сенсационных высказываний. Он, в частности, заявил, что «его страна больше не будет поставлять оружие “красным кхмерам” и готова оказать финансовую поддержку Высшему национальному совету (ВНС) Камбоджи»173.

Руководству «красных кхмеров» дали понять, что в Пекине решили изменить привычный характер сложившихся за многие годы отношений. Позиция китайского министра свидетельствовала также, что в отношениях Пол Пота и китайского руководства не все обстоит благополучно. По-видимому, нарастающее раздражение было обоюдным: Пол Пот в свою очередь все более убеждался в предательстве Пекина, когда увидел, что Китай поддерживал такой путь решения конфликта, который шел вразрез с чаяниями «красных кхмеров» вновь прийти к власти. Поддерживая ВНС, китайское руководство недвусмысленно показывало, что отказалось от требований восстановить свергнутый в 1979 г. режим Демократической Кампучии, который Пол Пот и его соратники продолжали считать единственно легитимным. Китайское руководство отодвинуло «красных кхмеров» даже не на второй план политической борьбы, а чуть ли не на третий или четвертый после ЮНТАК, Сианука и ВНС. В сложившейся ситуации Пол Пот решил действовать самостоятельно — без китайской опеки он получал большую свободу действий. Его интересы явно разошлись с задачами китайского руководства, и на рубеже 1991-1992 гг. и он и его соратники окончательно стали отдавать себе отчет в том, что успешное проведение всеобщих выборов таит в себе смертельную угрозу для их организации, которая вряд ли сможет получить более или менее весомое число голосов. Прийти к финишу третьими или четвертыми они также не могли себе позволить — это означало бы подорвать авторитет движения, претендовавшего на роль выразителя интересов большинства народа174. Получилось, что Пол Пот, отойдя от своего принципиально непримиримого курса и пойдя на мирное урегулирование, совершил фатальную ошибку, сам загнал движение в тупик, когда и участие и неучастие в выборах равно не сулило ему ничего хорошего.

Единственным выходом из положения руководящая тройка «красных кхмеров», в которую входили Пол Пот, Нуон Чеа и Та Мок, за время войны против НРК заметно повысивший свой статус и влияние в движении и ставший фактическим шефом вооруженных сил175, видела в том, чтобы добиться срыва выборов. Для этого необходимо было совершить крупные террористические операции, развернуть наступление в глубь Камбоджи, посеять в стране хаос и страх. Главным центром своей деятельности они выбрали провинцию Кампонгтхом «с задачей последующего расширения зон контроля в восточном и северном направлении»176. Основной формой боевой тактики руководство группировки объявило «наступательные партизанские действия»177. Советские дипломаты в Пномпене отмечали, что «красные кхмеры» фактически не скрывают намерения возвратиться к власти военным путем. Это подтверждает, — указывали они, — «развиваемый в поступающих документах тезис о необходимости вести военную работу с тем, чтобы подорвать власть врагов и установить свою — народную »178. В своих дальнейших планах «красные кхмеры» собирались сформировать широкий Национальный фронт, идейной основой которого должен был стать «подъем кхмерского национального сознания и расширение борьбы с Вьетнамом и его приспешниками в виде нынешнего пномпеньского режима»179.

В случае реализации этого плана выборы бы не состоялись, ЮНТАК, который «красные кхмеры» стали называть Йоунтак за его якобы провьетнамскую деятельность (от презрительного кхмерского названия вьетнамцев йоун, т.е. варвар. — Д. М )180, был бы с позором выдворен на Запад, и перед «красными кхмерами» могли бы открыться перспективы военного решения вопроса о власти. В переходе к такому способу действий, собственно, и выразилась самостоятельность Пол Пота и его соратников в определении политического курса, стратегии и тактики движения.

Свой первый удар боевики «красных кхмеров» направили против мирных вьетнамцев, проживавших в Камбодже. Расчет был на то, что националистически и враждебно настроенные к вьетнамцам кхмеры поддержат эти атаки, а «красные кхмеры» подтвердят свой имидж решительных борцов против любых форм вьетнамского присутствия. В марте 1993 г. их операции против этнических вьетнамцев приобрели широкий размах. За несколько дней было убито более 100 человек, в основном беззащитных рыбаков на озере Тонлесап, совершено несколько нападений на вьетнамские семьи в провинциальных центрах. Это вызвало панику, и после этих нападений более 20 тысяч этнических вьетнамцев, бросив все свое имущество и под защитой войск ООН, бежали на территорию СРВ181.

«Красные кхмеры» активно действовали и в Пномпене. Их боевики несколько .раз забрасывали ручные гранаты в бары и рестораны, где любили бывать миротворцы ООН. Никто из них особенно не пострадал, лишь несколько человек получили ранения, но главное — в городе воцарилась атмосфера неопределенности и неуверенности: никто не знал, когда и откуда последует новая атака. Начались и скоординированные нападения на личный состав военного компонента ЮНТАК, в результате которых были убиты четверо миротворцев — один представитель Бангладеш и трое — Болгарии182. Сотни добровольцев из разных стран, прибывшие в Камбоджу для помощи ЮНТАК в организации выборов, начали в панике покидать Пномпень. Руководитель гуманитарного компонента ЮНТАК Деннис Макнамара заявил тогда, что «жестокие акции буквально захлестнули нас, и мы не имели возможности расследовать все случаи насилий и убийств»183. В такой и без того чрезвычайно напряженной и накаленной ситуации Кхиеу Самфан от лица руководства «красных кхмеров» официально объявил, что его партия не будет участвовать в выборах и что она закроет все свои представительства в Пномпене. Он объяснял это тем, что «вьетнамские силы агрессии все еще продолжают оккупацию Камбоджи и нейтральная политическая обстановка в стране так и не создана»184. Демарш Кхиеу Самфана стал одним из самых критических моментов всей миротворческой операции: отказ от участия в ней «красных кхмеров» мог вообще свести ее на нет. В этой ситуации Ясуси Акаши проявил непреклонность и принял решение несмотря ни на что продолжить подготовку к выборам и провести их в назначенные сроки. На одном из самых драматичных заседаний ВНС, которое состоялось 10 апреля 1993 г., он твердо ответил Кхиеу Самфану, что «никакая партия или группа не имеют права остановить эти выборы». Доводы представителя ООН были сформулированы четко: «Камбоджийский народ ясно показал, что он желает выборов, и мы их проведем. Вопрос о переносе или отмене выборов не стоит в повестке дня...» Глава временной администрации ООН предупредил представителя «красных кхмеров», что именно они и их лидеры будут напрямую ответственны за все атаки, направленные против ЮНТАК и за все будущие возможные провокации. «Мир не простит партии Демократической Кампучии попытки срыва выборов в Камбодже, — заявил Ясуси Акаши. — У этой партии не будет ни безопасных убежищ, ни политических шансов, она окажется в международной и внутренней изоляции»185.

Эмоциональная речь Ясуси Акаши не смогла изменить сложившуюся ситуацию, тем более что определял политику «красных кхмеров » не Кхиеу Самфан, который присутствовал на заседании, а неизменно отсутствовавший Пол Пот. А он и его соратники уже сделали свой выбор в пользу конфронтации и неучастия в голосовании и ничто не могло заставить их свернуть с этого пути, даже специальная декларация в поддержку ЮНТАК и камбоджийских выборов, которая была принята 23 апреля 1993 г. странами — участниками Парижской конференции по Камбодже и в том числе Китаем. «Красные кхмеры» отказались участвовать в чрезвычайном заседании ВНС в Пекине, которое организовали Китай, Франция и Япония186. Это был их новый публичный вызов своим главным союзникам и покровителям. В то время как НПК, ФУНСИНПЕК и Сон Санн, твердо заявившие, что примут участие в выборах, получили полное международное признание, «красные кхмеры» его окончательно лишились. Предвыборная кампания официально началась 7 апреля 1993 г. под аккомпанемент террористических акций, проводимых боевиками «красных кхмеров». В принятой тогда резолюции Совета Безопасности ООН, касающейся Камбоджи, отмечалось, что «в стране не созданы идеальные условия для проведения выборов, однако этот факт не является достаточным основанием для того, чтобы их вовсе не проводить »187. При этом в ООН отмечали, что в деятельности ЮНТАК были не только неудачи, но и очевидные успехи, особенно по части разминирования территории, а также в организации возвращения тысяч беженцев из лагерей. В течение 1992 г. эта огромная работа была в целом завершена и более 360 тыс. камбоджийцев из лагерей в Таиланде и пограничных с этой страной районов самой Камбоджи вернулись к себе домой188. Кроме того, на состоявшейся в Токио международной конференции, посвященной вопросам восстановления и реконструкции Камбоджи, государства-участники создали, как это было прописано в Парижских соглашениях, Международный комитет реконструкции Камбоджи и выделили на восстановление страны 800 млн. долл. вместо 593 млн., как запрашивал в своем обращении Генеральный секретарь ООН189.

Эти позитивные перемены, вкупе с твердой решимостью и административным опытом Ясуси Акаши, который добился полной поддержки своих действий всеми постоянными членами Совета Безопасности ООН и всеми камбоджийскими фракциями, за исключением «красных кхмеров», позволили ЮНТАК подвести мирный процесс к финальной стадии, когда 20 политических партий вступили в предвыборную борьбу. Несмотря на обилие партий — участниц политического соперничества, реально претендовали на места в Национальном собрании, по прогнозу ЮНТАК, лишь две из них: ФУНСИНПЕК во главе с Раннаритом и Буддийская либерально-демократическая партия (БЛДП), возглавляемая Сон Санном. Первой из названных сулили примерно 30% голосов, второй — около 18,5 %. Третью позицию прогнозисты из ЮНТАК отдавали Демократической партии, «традиции которой уходят в историю» (10%), и лишь четвертое место, по их мнению, должна была занять НПК (9%)190. Против НПК, считали они, работают обвинения в коррупции и непрекращающаяся внутренняя борьба между Хун Сеном и Чеа Симом. Трудно сказать, на каких основаниях ЮНТАК строила свой прогноз, который оправдался, как мы увидим дальше, лишь в том, что ФУНСИНПЕК действительно оказалась на выборах первой. Все остальные предположения так и остались в пределах фантазий. Кстати, в российском представительстве в Камбодже не были согласны с этим прогнозом191. Это и понятно: исследователям ЮНТАК был неведом и совершенно ими не учитывался разветвленный и эффективный аппарат власти НПК, поддерживаемой многими камбоджийцами, которые опасались возвращения страшного режима «красных кхмеров». Кроме того, аналитики почему-то учитывали лишь противоречия в руководстве НПК, но игнорировали непрекращавшу- юся ожесточенную внутреннюю борьбу в партии Сон Санна между престарелым лидером и амбициозным командиром боевых отрядов группировки Иенг Мули. Эта борьба уже после выборов в конечном счете привела к расколу и почти полному исчезновению организации Сон Санна с политической арены страны.

Что касается «красных кхмеров», то они, несмотря на все предупреждения главы ЮНТАК, придерживались своего «бескомпромиссного плана» и 13 апреля 1993 г. демонстративно закрыли свое представительство в Пномпене и покинули столицу Как это ни странно, но этот их шаг, как и многие предыдущие, в очередной раз сыграл на руку НПК. После отъезда Кхиеу Самфана и его сотрудников в Пномпене тысячи людей со страхом ожидали решительного наступления армии «красных кхмеров» прямо на столицу Горожане понимали, что «красные кхмеры» объявили всем войну и опасались, что никакие международные силы ЮНТАК против них не смогут устоять. Все надежды возлагались на а

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 7-8-2020 09:58

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу