Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии

Камбоджа - все там будем! Отдых и жизнь в Камбодже.
Новости, события, информация, общение.

 Забыли пароль?
 

ГЛАВА XIV. КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА

26-7-2012 13:07| Разместил: admin| Просмотров: 16860| Комментарии: 0

2. Раскол и распад «красных кхмеров»

Первоочередной вопрос, стоявший перед новой властью, заключался в том, чтобы найти пути решения проблемы «красных кхмеров», которые сохраняли свои немалые силы и продолжали хозяйничать на довольно обширных территориях. Несмотря на то что они оказались фактически в изоляции, Пол Пот и его соратники пытались вести собственную политическую игру. Они заявили о том, что признают Сианука королем Камбоджи, но в то же время выступили резко против новой конституции и коалиционного правительства. Они не собирались складывать оружие, даже после того, как лишились поддержки Китая, который, кроме своего давнего протеже Сианука, теперь, как отмечали в российском посольстве, «активно работал и с другими камбоджийскими руководителями, пытаясь заблаговременно создать задел на будущее»41. Брошенные китайскими союзниками и оставшиеся в одиночестве Пол Пот и его соратники могли полагаться только на свои силы и рассчитывать на доходы от вывоза леса и драгоценных камней в Таиланд. Хотя осенью 1993 г. боевые силы «красных кхмеров » сократились с 30 до 15 тыс. и только в августе-сентябре около 2 тысяч боевиков прекратили борьбу и перешли на сторону правительства42, все же полпотовцы были вполне способны возобновить вооруженные действия.

В Пномпене это прекрасно понимали и в свою очередь готовились к военным действиям. «Новое правительство, — отмечали в это время в Москве, — склонно к решению проблемы “красных кхмеров” ... силовыми методами»43. В связи с такой задачей правительственной коалиции потребовалось укрепить национальную армию, ядро которой составляли боевые части НПК, а 70-90% всего вооружения было в свое время поставлено из СССР. Оба премьер-министра — Раннарит и Хун Сен — совместно обратились к послу России в Пномпене с просьбой «направить в ближайшее время в Камбоджу группу военно-технических специалистов для дефектации (так в тексте. — Д. М .) вооружений и военной техники и оказания помощи в составлении перечня необходимых запасных частей для их восстановления»44. Эта просьба и направление делегации наших военных, казалось, открывали перед российскими властями возможность вновь активно влиять на положение в Камбодже, превратить эту страну в рынок для своей военной техники. Однако, когда выяснилось, что кхмеры рассчитывают по-прежнему получать военную помощь безвозмездно, в порядке материальной поддержки Россией новой Камбоджи, начавшееся было военно-техническое сотрудничество тут же застопорилось. Помогать кхмерам безвозмездно в Москве уже никто не хотел, о чем свидетельствовало послание министра иностранных дел РФ А. Козырева в адрес австралийского министра иностранных дел Г. Эванса, горячо ратовавшего за оказание Россией военной помощи Камбодже. В нем А. Козырев писал, что «с учетом нынешнего сложного экономического положения России наши возможности в оказании Пномпеню военно-технической помощи на безвозмездной основе весьма ограниченны»45. Вслед за этим российские власти отвергли и другую просьбу кхмеров — направить в страну специальную группу для разминирования. Вместо действующих офицеров министерства обороны, оплачиваемых из российского бюджета, начальник Генштаба через МИД РФ ответил кхмерской стороне рекомендацией заключить на коммерческой основе контракт с некоей частной российской фирмой, «имеющей в наличии подготовленные кадры из числа офицеров запаса инженерных войск»46.

С формальной точки зрения, мотивы всех этих отказов и причины минимального вклада России в принятую ООН программу помощи Камбодже были вполне понятны и объяснимы. Страна действительно переживала в 90-е годы непростое время, когда и общество и экономика погрузились в хаос. Но даже в этой ситуации при желании российские власти могли бы попытаться извлечь какую-то если не материальную, то политическую пользу от потраченных в советское время в Камбодже миллиардов долларов. Причина такого безразличия состояла не только «в сложном экономическом положении России», но и в том, что в Москве потеряли всякий интерес к Камбодже (как, впрочем, и в Пномпене — к России, когда там убедились в том, что от нее в мире мало что зависит). Таков был грустный финал «вечной дружбы» и «особых отношений», от которых остались лишь вялотекущие споры относительно суммы камбоджийской задолженности Москве. Коалиционное правительство нашло возможность укрепить армию и без российской помощи, благо после распада СССР продавцов советской техники из бывших советских республик и стран социалистического лагеря было достаточно. Без вьетнамской помощи также уже можно было обойтись, так как страны-доноры исправно выделяли деньги на нужды правительства, а новые армейские генералы от ФУНСИНПЕК не желали иметь с вьетнамскими военными никаких отношений. Времена изменились и теперь НПК, вместе со своими союзниками по коалиции, всерьез обсуждала вопрос о «создании политической оси Пномпень — Вьентьян — Пекин», которая рассматривалась как противовес Вьетнаму. В правительственных кругах утверждали, что такая ось «отвечала бы долгосрочным интересам Камбоджи»47.

К военным действиям против «красных кхмеров» коалиционное правительство приступило осенью 1993 г. В первых же столкновениях правительственные войска показали свою боеспособность, «осуществив ряд успешных операций по возвращению территорий, захваченных полпотовцами после начала операции ООН»48. Эти неожиданные для «красных кхмеров» атаки на подконтрольные им районы обозначили начало нового этапа гражданской войны. Теперь уже трехсторонней коалиции в составе партий Раннарита, Хун Сена и Сон Санна противостояли оставшиеся в полном одиночестве и изоляции полпотовцы. Симпатии подавляющего большинства кхмеров, желавших скорейшего прекращения войны, были явно на стороне правительства, которое постепенно, шаг за шагом, распространяло свою власть на всю территорию страны. К концу 1993 г., в разгар этого «ползучего» наступления, руководящим деятелям «красных кхмеров» стало окончательно ясно, что надеяться им не на кого, что никто в Пномпене не пригласит их к участию во власти и что единственным шансом заставить с собой считаться и добиться для себя хоть чего-то остается организация контрнаступления против правительственных сил. Только их серьезное поражение могло бы изменить ситуацию в стране в пользу Пол Пота и его «братьев».

В конце января 1994 г. Кхиеу Самфан обнародовал так называемое «Обращение к согражданам». В этом документе он утверждал, что избранная власть незаконна, и призывал ее свергнуть. Из этого заявления следовало, что «красные кхмеры» готовятся возобновить полномасштабные боевые действия против правительства49. Свои немалые возможности отряды этой группировки продемонстрировали, когда правительственные войска нанесли удары по их основным базам. На первых порах королевская армия захватила было «столицу» полпотовцев Анлонгвенг на севере Камбоджи, однако затем под давлением контратак вынуждена была отступить. Такая же ситуация повторилась и в Пайлине, когда захватившие город правительственные силы также были отброшены «красными кхмерами». Весной 1994 г. сражения перекинулись на провинцию Баттамбанг. На этот раз правительственные части действовали более успешно и отразили атаки «красных кхмеров». Из-за этих боев почти 40 тысяч человек вынуждены были покинуть свои дома50.

Борьба против «красных кхмеров» способствовала сплочению правящей коалиции. Другой причиной сплочения стал общий интерес обеих партий к распределению огромных средств, поступавших в страну по каналам международной помощи. За 1992-1999 гг. Камбодже было предоставлено 3152 млн. долл., в том числе 2627 млн., или 83 %51, безвозмездно. Раздел этого «пирога» не стал камнем раздора, а, наоборот, с лихвой компенсировал взаимное недоверие и отчуждение между двумя премьер-министрами. Оба они, впрочем, как и их соратники, были заинтересованы в сохранении мирного статус-кво, поскольку понимали, что в случае конфликта или столкновения между ними этот «золотой поток» от международных спонсоров может немедленно иссякнуть.

Благодаря консолидации исполнительной власти правительству удалось принять в это время важнейшие решения, которые привели к тому, что организационные и военные формирования «красных кхмеров » стали быстро распадаться. Последний их шанс найти мирный компромисс и сохранить свои политические структуры был упущен Кхиеу Самфаном в мае 1994 г. в Пхеньяне, после того как он из-за своей непомерно амбициозной позиции фактически сорвал мирные переговоры, которые проводились при посредничестве Сианука. Срыв этих переговоров окончательно поставил Пол Пота и его группировку «вне игры». В начале июля 1994 г. Национальное собрание приняло специальный указ относительно «красных кхмеров», по которому эта организация и ее деятельность были объявлены вне закона. Правительство установило шестимесячный срок амнистии для рядовых бойцов этой группировки, которым гарантировалась личная безопасность, неприкосновенность имущества и возможность служить в королевских вооруженных силах в местах своего проживания с сохранением прежних воинских званий. Королю же предоставлялось право амнистировать лиц, принадлежавших к верхушке группировки52. В случае неповиновения и продолжения сопротивления для полпотовских боевиков были предусмотрены длительные — от 20 лет до пожизненного — сроки тюремного заключения53.

В ответ на этот декрет Кхиеу Самфан объявил о воссоздании в стране правительства Демократической Кампучии, «как единственно законного». На этот его шаг отчаяния мало кто обратил внимание, ибо о каком таком правительстве могла идти речь, когда после публикации указа около 7 тысяч бойцов перешли на сторону правительства, а более двух тысяч из них вступили в ряды королевской армии?54 Такой массовый исход из джунглей объяснялся тем, что многие рядовые члены этого движения почувствовали, что ни каких-либо перспектив, ни внятных целей у их руководства больше нет. Более того, у Пол Пота и его соратников возникли и большие финансовые проблемы, так как доходы от торговли лесом, которая к тому же оказалась под угрозой из-за действий правительственных сил, далеко не покрывали потребностей вооруженной борьбы. Полпотовские партизаны, денежное довольствие которых сократилось до минимума, видели все меньше смысла в борьбе, тем более что вьетнамцы давно покинули Камбоджу, а Сианук вновь стал ее главой. Вопросы классовой борьбы, которые когда-то вдохновляли «красных кхмеров», уже давно не стояли на повестке дня, вопросы борьбы национальной против засилья вьетнамцев были в сознании большинства кхмеров успешно решены. Так долго служивший Пол Поту и его соратникам лозунг о том, что «война в Кампучии — это война всей кхмерской нации против вьетнамской оккупации»55 уже не находил никакого отклика не только у мирных кхмеров, но даже среди военных и кадровых работников партии Демократической Кампучии. В 1996 г. один из бывших активных полпотовцев, служивших в так называемой 450-й дивизии в беседе с политологом Дэвидом Эшли, рассказывал, что «после выборов руководство стало говорить о борьбе до “конца света”, до следующих поколений. После выборов не было ясного представления о том, как будет закончена война и за что мы сражаемся. У Пол Пота и других очень хорошо получалось строить теории, но когда дело доходило до главного вопроса — как закончить войну, — у них не находилось на него ответа»56.

В ответ на массовый исход своих бывших сторонников «брат номер один» попытался «вспомнить старое», вновь вернуться к жесткой дисциплине, к репрессиям против всех, кто подозревался в нелояльности. Он решил также восстановить практику закрытой, бестоварной экономики в районах, где еще сохранялась власть его группировки. «Такая политика, — рассказывал бывший боец «красных кхмеров» Ай Чхеан, — была личным решением Пол Пота. ... Он вернулся назад, чтобы вновь приняться за старое»57.

Из своего лесного лагеря Пол Пот отправил приказ о том, чтобы запретить всякую торговлю подконтрольных ему районов с остальной частью Камбоджи и трансграничную с Таиландом. Это было самоубийственное решение, свидетельство того, что Пол Пот окончательно потерял чувство реальности, потому что после прекращения китайской помощи только эта торговля и позволяла сохранять боеспособность подчиненных ему войск. Он приказал также немедленно закрыть буддийские храмы, ликвидировать товарные рынки, а имущество торговцев конфисковать в пользу «красных кхмеров»58. Было заявлено также, что предстоит ограничение размеров сельскохозяйственных участков, обрабатываемых крестьянами в зонах, подконтрольных «красным кхмерам». Всем этим мерам давали следующее объяснение: из-за длительного контакта с внешним миром люди якобы заразились вирусом всемирной коррупции, и для победы группировки требовалось этот вирус ликвидировать59. На самом деле, в предвидении все более очевидного поражения и распада Пол Пот и его соратники, по меткому замечанию Д. Чандлера, «перевели часы назад и попытались вновь развязать единственную выигранную ими войну»60.

«Брат номер один» попытался остановить массовое дезертирство путем новой активизации жестоких и бессмысленных террористических актов. Он хотел кровью невинных людей повязать своих бойцов, чтобы они, опасаясь мести, и не думали переходить на сторону его врагов. Проявлением этой политики стало взбудоражившее всех нападение в январе 1995 г. на гражданский поезд и убийство трех западных туристов, обвиненных полпотовцами в шпионаже в пользу Вьетнама61. Но все усилия спасти движение и себя от поражения шли прахом. Даже не вступая в бои, отряды «красных кхмеров» быстро слабели и разваливались. Это было настолько очевидно, что в 1995 г. оба премьер- министра заявили, что «красные кхмеры» как политическое движение и военная организация перестали существовать и представляют собой лишь группу боевиков численностью не более 2 тыс. человек, контролирующую от 2 до 5 % кхмерской территории62. Это заявление было явным преувеличением, «красных кхмеров» было еще существенно больше, однако оно отражало реальное уменьшение численности и влияния этой группировки.

Между двумя премьер-министрами началось даже некое соревнование в том, на чью сторону — Хун Сена или Раннарита перейдет больше «красных кхмеров». Хун Сен преуспел больше, его подлинным триумфом стал август 1996 г., когда вся так называемая пайлинская группировка этого движения во главе с Иенг Сари в присутствии второго премьер-министра перешла на сторону правительства. Хун Сен правильно рассчитал, что «красные кхмеры» в Пайлине, давно и тесно связанные с таиландскими военными, которым они сбывали лес и сапфиры, будут недовольны сумасбродными действиями Пол Пота, командовавшего ими из его лагеря в Анлонгвенге. Они и особенно их лидеры прочувствовали вкус мирной жизни и материального достатка и не желали менять сложившееся статус-кво, вновь возвращаться к бестоварной экономике, к практике безжалостных расправ и к бесконечной войне. Гарантии, данные им Хун Сеном, бывших боевиков полностью устраивали. К тому же предусматривалось вполне почетное для них окончание войны: было обещано оставить этот район под контролем амнистированных и разрешить им продолжать свободную торговлю с Таиландом. Таких обещаний оказалось достаточно, чтобы вместе с бывшим «братом номер три» в иерархии «красных кхмеров» сложили оружие еще почти 4 с половиной тысячи бойцов63.

Прекращение боевых действий в Пайлине стало огромной победой правительства, после которой оба премьер-министра обратились к королю с просьбой предоставить амнистию Иенг Сари, учитывая, что его переход на сторону властей спас жизни сотням солдат. В сентябре 1996 г. Сианук даровал это помилование, и Иенг Сари создал в Пайлине собственную политическую организацию — Единое и демократическое национальное движение, которое и стало управлять этим районом64.

Разлад в рядах «красных кхмеров» оказался настолько неостановим, что войска, посланные из полпотовской цитадели Анлонгвенга наказать Иенг Сари, по пути к нему сами дезертировали65. За следующие два месяца «красные кхмеры» потеряли еще несколько тысяч испытанных бойцов и две из трех главных опорных территорий66. И тогда Пол Пот решил, что спасение может быть только в одном — радикально очистить ряды своих соратников, которые, по его мнению, были виновны в том, что группировка оказалась в столь плачевном состоянии. Пол Пот выступил против всегда верного ему Та Мока, который в 1995 г. сменил на посту второго человека в партии бессменного Нуон Чеа. Преданность и решимость Та Мока сражаться до конца была вполне объяснима: по своей жестокости и размаху совершенных преступлений он лишь немногим уступал своему непосредственному начальнику. Та Мок понимал, что не может рассчитывать на амнистию — ему пощады не будет, так как отряды под его командованием уничтожали администрацию и военное командование Восточной зоны во время восстания 1978 г. и убили многих личных друзей и соратников Хун Сена, Чеа Сима и Хенг Самрина, которые теперь оказались на вершине власти67. (Действительно, впоследствии из всех бывших лидеров «красных кхмеров», оказавшихся в руках правительства, Хун Сен не простил только Та Мока, — тот был посажен в тюрьму до начала суда, где и умер в 2006 году68.)

В 1996 г. Пол Пот стал сомневаться в преданности Та Мока, особенно после того как зять его ближайшего соратника перешел на сторону правительства. Он приказал арестовать Та Мока, и его вместе с бывшим министром обороны Демократической Кампучии Сон Сеном, который уже с 1992-1993 гг. находился в опале, посадили под домашний арест на базе в Анлонгвенге69. Убить своих старых соратников сразу же после ареста Пол Пот не решился — влияние одного и популярность другого среди рядовых членов движения были очень велики. К тому же он опасался возможного раскола движения в тот момент, когда бескомпромиссное противостояние королевскому правительству достигло своего апогея: в феврале 1997 г. по приказу Пол Пота были убиты безоружные члены делегации ФУНСИНПЕК, которые прибыли для переговоров о прекращении боевых действий и о включении отрядов «красных кхмеров» в состав частей королевской армии. После этого убийства более двадцати сторонников Та Мока были арестованы и убиты в Анлонгвенге по подозрению в предательстве, в том, что они собирались дезертировать и перейти в партию Раннарита. Пол Пот при этом лично проконтролировал, чтобы дома этих людей были сожжены70.

Своими жестокими и бессмысленными действиями, взятыми из эпохи Демократической Кампучии, он попытался остановить время и отдалить свой полный крах. Роковой для себя шаг он сделал тогда, когда отдал приказ убить Сон Сена, почти не уступавшего ему по популярности среди участников движения. Трудно однозначно сказать, что толкнуло его на этот шаг. Пол Пот мог подозревать, что Сон Сен был готов возглавить движение вместо него, тем более что уже было ясно, что его предложения 1992-1993 гг. — сотрудничать с ЮНТАК, принять участие в выборах и превратиться в политическую партию — были единственным шансом для выживания «красных кхмеров». Пол Пот был против его предложений, снял Сон Сена со всех постов, отправил на переподготовку, однако от этого его авторитет среди «красных кхмеров» почти не пострадал. Пол Пот, возможно, решился на убийство Сон Сена еще и потому, что подозревал его в контактах с НПК и опасался предательства, особенно после того, как его братья, находившиеся в Пайлине, перешли на сторону правительства71. По приказу Пол Пота убили не только Сон Сена, но и его жену, родственников и детей — всего были казнены 14 человек. Ненависть его к убитым была так велика, что он приказал тяжелым грузовиком проехать по уже безжизненным телам72.

Убийство Сон Сена стало последним злодеянием «брата номер один». Узнав о происшедшем, находившиеся на базе боевики, доверявшие Сон Сену, взбунтовались и освободили своего командира Та Мока, после чего бросились преследовать Пол Пота. Однако тот успел сбежать из Анлонгвенга вместе с семьей и несколькими приверженцами. Вскоре их поймали, и 17 июня 1997 г. радиостанция «красных кхмеров » объявила их предателями73.

Все эти кровавые схватки и убийства на отдаленных затерянных в джунглях военных базах означали последние конвульсии когда-то мощного и влиятельного политического движения. «Брат номер один» был заключен под стражу, а Та Мок и его люди устроили над ним показательный процесс. На суде его обвинили в убийстве Сон Сена и его семьи, покушении на жизнь других лидеров группировки, а также в незаконности его последних указов о том, чтобы отбирать у людей собственность, сжигать их дома, препятствовать национальному примирению. По словам присутствовавшего на процессе журналиста Нейта Таера, все это действо началось с того, что небольшая кучка людей, собравшаяся перед простой деревенской хижиной, где должен был состояться суд, стала кричать «сомлап неак кбот Пол Пот!», т.е. «смерть предателю Пол Поту!», требовать расправы над ним, повторяя, что «у него руки в крови». Самого Пол Пота посадили на обычный деревянный стул. Он сидел там, сжимал в руках длинную бамбуковую трость и столь любимый им ротанговый веер и смотрел... как рушится его жизнь, терпит абсолютное и окончательное поражение74.

После суда, который приговорил Пол Пота к пожизненному заключению, он прожил еще чуть больше года и в июле 1998 г. в глубине джунглей, на базе, где его содержали под охраной, скончался от сердечного приступа. Его так и не удалось «вытащить на свет божий» и передать в распоряжение Международного трибунала. Но косвенно все же этот трибунал свершил свое дело. Рассказывают, что перед своей неожиданной кончиной Пол Пот, слушая радио, узнал, что якобы начались переговоры о его выдаче как подсудимого Международному суду. Это сообщение на него подействовало самым фатальным образом75. После его смерти оставшиеся «красные кхмеры» недолго находились в джунглях, предпочтя почетную капитуляцию под амнистию короля. В декабре 1998 г. правительственным войскам сдалась последняя группа «красных кхмеров», в том числе руководители движения Кхиеу Самфан, Нуон Чеа и Ке Паок. Из лидеров в джунглях продолжал скрываться лишь один Та Мок. В начале марта 1999 г. он был схвачен правительственными войсками в убежище близ камбоджийско- таиландской границы и заключен в тюрьму вместе с Ке Паоком76. В тюрьме он обвинил в геноциде Пол Пота, Кхиеу Самфана и Нуон Чеа, с которыми он якобы никогда не имел дела... Он назвал себя руководителем низшего звена, невиновным в репрессиях. Его адвокат позже рассказывал, что при этих словах «следователь, который его допрашивал, только рассмеялся»77. Впоследствии, как и предполагали многие наблюдатели, главные каратели партийных и военных кадров Восточной зоны, поднявших майское восстание 1978 г., до суда так и не дожили. Ке Паок, бывший командующий войсками Центральной зоны, скончался в тюрьме в 2002, а Та Мок — в 2006 г.78 К Кхиеу Самфану и Нуон Чеа руководство НПК отнеслось иначе. В декабре 1998 г. им был устроен прием в Пномпене. Прибыв в столицу через неделю после своей капитуляции, Кхиеу Самфан впервые заявил, что сожалеет о погибших соотечественниках в годы пребывания у власти режима Пол Пота. «Я хочу принести народу свои извинения, — сказал Кхиеу Самфан на пресс-конференции, куда он приехал совместно с Нуон Чеа. — Пожалуйста, забудьте прошлое и простите меня. Братья и сестры, давайте объединимся ради будущего нашей страны». А Нуон Чеа на этой же конференции высказался так: «Геноцид — это старая история, которую надо оставить в покое»79. К неудовольствию короля и тысяч камбоджийцев, выступавших за то, чтобы отдать под суд оставшихся в живых первых лиц Демократической Кампучии, премьер-министр Хун Сен удовлетворился их извинениями и сожалениями по поводу собственных «ошибок ». Он согласился с ними, что следует «забыть прошлое»80, несмотря даже на то, что король возражал против такого решения и требовал предать этих деятелей суду81. Под предлогом того, что их арест может вызвать новую вспышку конфликта внутри страны, премьер-министр уклонился от их заключения под стражу и отпустил на жительство в Пайлин. Под давлением камбоджийских и международных правозащитных организаций арестовали их только через девять лет — в 2007 г., с тем чтобы все-таки предать суду Международного трибунала82.

Ужасно!

Плохо

Так себе ...

Хорошо

Отлично!

Последние комментарии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОТЕКТОРАТА (1863-1945 гг.)
     1. От подписания договора о протекторате Франции до окончания Первой мировой войны (1863-1919 гг.)
     2. Политическая борьба в 1919- 1945 гг.

ГЛАВА II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАМБОДЖИ В 1863-1945 гг.
     1. Реформы 1877 и 1884 гг. и становление новой экономической модели в Камбодже
     2. Ростовщический капитал и его роль в формировании натурально-товарного типа хозяйства Камбоджи

ГЛАВА III. БОРЬБА ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СТРАНЫ И ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ (1945-1953 гг.)
     1. Противостояние короля и его политических оппонентов по поводу путей достижения независимости
     2. Борьба кхмерских коммунистов за власть и независимость страны
     3. Некоторые аспекты экономического положения в стране

ГЛАВА IV. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАМБОДЖИ (1953-1970 гг.)
     1. Стремление Нородома Сианука к установлению режима единоличной власти
     2. Политика балансирования между правыми и левыми силами и ее печальный финал
     3. Последние попытки Сианука удержать власть

ГЛАВА V. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАМБОДЖИ В 1953-1970 гг.
     1. Экономическая политика с середины 50-х по середину 60-х годов
     2. Проблемы аграрной политики: социальная дифференциация и обнищание кхмерской деревни
     3. Факторы углубления экономического кризиса: провал кооперации и разгул коррупции

ГЛАВА VI. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ СИАНУКА 1953-1970 гг.
     1. Партия «Прачеачун» и ее борьба
     2. Нелегальная НРПК, Салотх Сар и его путь к власти
     3. Идеологический фундамент кхмерской революции
     4. Восстание в Самлауте и начало вооруженной борьбы

ГЛАВА VII. ПЕРЕВОРОТ ЛОН НОЛА И КРАХ НАТУРАЛЬНО-ТОВАРНОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА (1970-1975 гг.)
     1. Политическая ситуация и ход военных действий в стране в период после 18 марта 1970 г.
     2. Программы развития кхмерской деревни Лон Нола и причины их крушения

ГЛАВА VIII. КХМЕРСКИЕ КОММУНИСТЫ И ИХ БОРЬБА ПРОТИВ РЕЖИМА ЛОН НОЛА
     1. Образование Национального единого фронта Камбоджи и его деятельность в 1970-1972 гг.
     2. Превращение кхмерских коммунистов в сильнейшую политическую силу в стране
     3. Новое административное устройство и аграрные преобразования в освобожденных районах в 1973-1975 гг.
     4. Внутрипартийная борьба на завершающем этапе гражданской войны

ГЛАВА IX. «КРАСНЫЕ КХМЕРЫ» У ВЛАСТИ (1975-1979 гг.)
     1. Демократическая Кампучия: политическое оформление режима и борьба за власть (1975-1976 гг.)
     2. Изгнание людей из городов и аграрные преобразования
     3. Кхмерская деревня на пороге новых испытаний. Подготовка четырехлетнего плана развития аграрной экономики
     4. Основные цели и направления четырехлетнего плана
     5. «Большой скачок» в коммунизм и его последствия
     6. Формирование внутренней оппозиции и начало сопротивления режиму «красных кхмеров» (1977-1978 гг.)
     7. Противостояние с Вьетнамом и крах режима

ГЛАВА X. ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЭПОХУ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ КАМПУЧИЯ (1979- 1991 гг.)
     1. Формирование партийных и государственных структур НРК
     2. Борьба группировок в НРПК: причины и результаты
     3. Консолидация власти в руках Хун Сена и Чеа Сима и изменение политического и социально-экономического курса НРПК

ГЛАВА XI. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В ЭПОХУ НРК (1979-1991 гг.)
     1. Экономическая политика и формы организации экономики НРК в начале 80-х годов.
     2. Переход кхмерского села на рельсы рыночной экономики
     3. Переход к рыночной экономике во всех сферах экономической жизни

ГЛАВА XII. ПРОДОЛЖЕНИЕ БОРЬБЫ: ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛ ПОТА, СИАНУКА И СОН САННА И ИХ ПРОТИВОСТОЯНИЕ НРК В 1979-1987 гг.
     1. Формирование коалиционного правительства кхмерской оппозиции
     2. Особенности формирования армии НРК. Боевые действия в стране в 1979-1987 гг.

ГЛАВА XIII. ПРОЦЕСС МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В КАМБОДЖЕ
     1. Начало мирного диалога камбоджийских сторон
     2. Парижская мирная конференция и начало миротворческой операции ООН

ГЛАВА XIV КАМБОДЖА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ XX ВЕКА
     1. Принятие конституции и оформление государственной власти
     2. Раскол и распад «красных кхмеров»
     3. Политическая борьба в Камбодже в 1994-1998 гг.
     4. Подоплека июльских событий 1997 г.
     5. Выборы 1998 г. и положение в Камбодже на рубеже веков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Mobile|Камбоджа - все там будем! Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

GMT+7, 15-7-2020 01:15

Powered by Discuz! X2

© 2001-2016 Comsenz Inc.

Вернуться к началу